В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

«Война» на газовом рынке Европы

11 октября в конгрессе США представили план по сокращению поставок в ЕС российского газа (!). По сообщению ТАСС, документ предполагает выделение $1 млрд. на финансирование проектов по использованию новых источников энергии в ЕС, а также оказание дипломатической и технической поддержки Евросоюзу в период с 2019 по 2023 год. Планируется предоставить ряду правительственных агентств США возможность поддержать частные американские инвестиции в стратегически важные энергетические проекты Центральной и Восточной Европы. Также предлагается ассигновать ежегодно 5 млн. долларов на экспертизу проектов и технические семинары по поддержке проектов на ранних стадиях развития. Госдепартаменту США предлагается усилить политическую и дипломатическую поддержку определенных стран в вопросах развития их энергетического рынка. Законопроект "О Европейской безопасности и диверсификации в энергетическом секторе" подготовлен председателем подкомитета по европейскому и региональному сотрудничеству в области безопасности Роном Джонсоном, и членом этого подкомитета сенатором Крисом Мерфи. 17 октября замглавы Минэнерго РФ Анатолий Яновский заявил, что только Россия может предложить европейскому рынку такие объемы газа по столь низким ценам. Поэтому реальной альтернативы идущему по трубопроводам из РФ газу нет. Насколько реалистичны американские планы потеснить Россию на европейском газовом рынке?

Предпосылки для передела европейского газового рынка возникли в 2009 году после принятия Третьего энергопакета ЕС. Пользуясь тем, что политика развития альтернативных источников энергии привела к стагнации или существенно меньшему росту импорта углеводородов, чем ожидалось, Евросоюз принял стратегию, позволяющую во всё большей степени диверсифицировать поставки и, в целом, навязывать странам-поставщикам новые правила ведения бизнеса. В дальнейшем были приняты комплексные меры по развитию новой инфраструктуры для импорта газа. Уже не первый год осуществляется интеграция трубопроводов отдельных государств за счет строительства многочисленных интерконнекторов. Основной задачей этих усилий ЕС стала ситуация, когда на рынке правила начал во многом диктовать потребитель[i]. А конфликт интересов между потребителем и производителем переместился из сферы сугубо коммерческих споров в область политического противостояния между государствами.

Не секрет, что США осознанно поощряли политику европейцев как по геополитическим, так и по экономическим соображениям. Эксперты расходятся во мнениях относительно приоритета одних или других. Более традиционная точка зрения гласит, что к этому моменту наметилась тенденция к возвращению США на мировой энергетический рынок в качестве потенциально значительного экспортера. После начала промышленного применения метода гидроразрыва пласта (фрекинга) при добыче нефти и газа, с середины 2000-х годов в США начался «энергетический бум», существенно снизивший зависимость страны от внешних поставщиков. Одновременно, возродились и претензии Вашингтона на роль главного регулятора (арбитра) глобальных рынков углеводородного сырья.

В качестве формального предлога для ограничения присутствия России на европейском рынке углеводородов используются обвинения в адрес Москвы в стремлении упрочить «рычаги политического давления» на ЕС и Украину. В марте 2014 года на встрече с руководством ЕС в Брюсселе, Барак Обама потребовал (!) от ЕС разработать меры, которые позволили бы снизить энергетическую зависимость от России. Теперь, сходным образом мотивируется неприятие проекта «Северный поток – 2»[ii]. В прошлом году США приняли закон CAATSA ("О противодействии противникам Америки посредством санкций"), согласно которому Вашингтон имеет возможность накладывать санкции на компании, участвующие в строительстве любого нового газопровода. В качестве альтернативы российскому газу Вашингтон открыто предлагает европейцам нарастить закупки американского сжиженного природного газа (СПГ). Летом 2017 года президент Трамп и вовсе провозгласил планы добиться доминирующего положения США на мировом газовом рынке. Белый дом рассчитывает вывести Америку в качестве нетто-экспортера на рынок СПГ к 2020 году[iii].

Казалось бы, определенные предпосылки для подобных амбиций имеются. Исполняя стратегию наращивания газодобычи, инициированную еще Бушем-младшим, по итогам 2017 года США (впервые за 60 лет) вышли на чистый экспорт газа, сообщило весной 2018 управление информации Минэнерго США (EIA). Рост сланцевой добычи позволил США произвести к концу 2017 года 733 млрд. кубометров. Теперь, по данным lenta.ru, на Америку приходится 21 процент мирового производства газа, на Россию — 16 процентов.

Вместе с тем, ограничений и противоречий для расширения американских поставок газа в Европу тоже немало. На внутреннем энергетическом рынке США существует определенный энергетический дефицит. В этих условиях трудно представить себе эффективную стратегию захвата внешнего рынка, в основе которой лежит увеличение экспорта ресурсов, которых не хватает на внутреннем рынке. Какой смысл продавать то, чего тебе самому не хватает, задается вопросом «Эксперт». Как показало начало 2018 года, штормы и сильные морозы на территории США существенно повышают спрос на газ в самой Америке. Фактически сводя на нет ее экспортные возможности. В результате, в 2017 году газовые поставки из США в Европу составили не более 3 млрд. куб. м газа. Между тем, потребление газа в Европе в прошлом году достигло 500 млрд. куб. м[iv]. Наконец, более высокие цены на европейском газовом рынке могут упасть в ближайшие два-три года. В начале октября об этом сообщило Reuters со ссылкой на проект бюджета Норвегии на 2019 год. Причем именно из-за роста поставок СПГ. Дальнейшая диверсификация источников газа, о желательности которой много говорят в ЕС в последние годы, только подкрепит эту тенденцию. Каким образом в этом случае власти США смогут убедить своих энергетиков продолжать поставки в Европу, где им придется конкурировать с возможно более дешевым российским или иранским газом, – совершенно не ясно.

Россия, в свою очередь, несмотря на существенный рост политического и санкционного давления с 2014 года, по итогам 2017 заняла 35% газового рынка Европы. Правда, платить за это приходится «уступками в вопросах цены и условий поставок». Предвидя дальнейшее обострение конкуренции, в конце декабря 2017 года Владимир Путин дал указания скорректировать доктрину энергетической безопасности, транспортную стратегию РФ на период до 2030 года, а также энергетическую стратегию России до 2035 года. Президент распорядился подготовить новые проекты в сфере СПГ, на котором Россия в настоящее время занимает достаточно скромное место. По оценкам российских наблюдателей, можно прогнозировать увеличение спроса на газ в мире к 2040 году более чем на 40 процентов. Наибольший прирост – до 70%, прогнозируется именно в торговле СПГ. Конкурентная борьба в этой нише, судя по всему, будет носить все более острый характер. Одновременно Москве, при этом, нужно разработать меры, позволяющие не допустить конкуренции между российским СПГ и трубопроводным газом, – размышляет «Эксперт». Для этого предстоит начать срочное развитие технологий и инфраструктуры по крупно- и среднетоннажному сжижению газа и его транспортировке.

Важным рубежом для европейского газового рынка может стать рубеж 2019 – 2020 годов. К концу 2019 истекает десятилетний российско-украинский договор о транзите газа. Для укрепления своих позиций, в 2018-2019 годах Газпром планирует завершить два газотранспортных мегапроекта – «Северный поток – 2» и «Турецкий поток»[v]. Заявление Трампа о выходе на рынок как раз в 2020 году, также, возможно, связаны с оценками дальнейших планов «Газпрома» и дальнейшими шагами ЕС по «либерализации» газового рынка. Между тем, прагматики в Европе, в первую очередь, в Германии, последовательно отстаивают идею об исключительно экономическом характере проекта второй очереди трубопровода «Северный поток». 12 октября премьер-министр федеральной земли ФРГ Мекленбург – Передняя Померания Мануэла Швезиг опубликовала статью на сайте еженедельника Wirtschaftswoche. Г-жа Швезиг напоминает о постоянном росте спроса на энергию в Германии. И наиболее эффективный источник удовлетворения этого спроса – газ. Она опровергает тезис, согласно которому новый газопровод якобы усилит зависимость ФРГ от России. Интерес Берлина и Москвы в надежности поставок носит взаимный характер, – отметила Швезиг. Несмотря на наличие разногласий между Берлином и Москвой, есть и общие интересы, в том числе, относительно перспектив скорейшего возвращения «к тесному партнерству». Постепенное снятие санкций с РФ также могло бы ускорить нормализацию отношений, – полагает видный немецкий политик[vi].

При всем том, существует и другая геостратегическая точка зрения на происходящее. Долгосрочная стратегия США, по мнению ряда российских аналитиков, заключается не в борьбе за рынок газа (европейский или даже мировой) как таковой, а за его трансформацию по аналогии с нынешним нефтяным рынком. Цель Вашингтона – блокировать максимальное количество существующих и строящихся газопроводов, чтобы львиная доля газа в мире транспортировалась морскими путями в виде СПГ. Это поможет «отвязать» цены на газ от нефти и трансформировать международный газовый рынок в единый – глобальный и спотовый[vii], сделки на котором носят скоротечный характер и для минимизации издержек и рисков заключаются в долларах США. В дальнейшем, подобное переформатирование рынка позволит диктовать условия продавцам и покупателям посредством биржевых правил и политики ФРС. Т.е. главная цель шумихи вокруг «сланцевой революции» и «захвата мирового рынка газа» – сохранение привязки мирового рынка традиционных энергоносителей к доллару США[viii].

Оба описанных выше сценария грозят Европе значительными проблемами. Если Россия прекратит с начала 2020 года транзит газа через Украину, а блокирования «Северного потока – 2» избежать не удастся, Европе придется срочно искать альтернативных поставщиков. И первым на повестке окажется американский СПГ. Однако в этом случае под вопросом окажется экономическое лидерство Германии, и, следовательно, перспективы сохранения курса на укрепления единства ЕС. Если же Евросоюз намерен бороться за реальную энергетическую независимость, ему, помимо всего, придется решать и вопрос о том, как сократить долю международной сырьевой торговли в долларах. В сентябре 2018 года глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер назвал «абсурдной» нынешнюю ситуацию, когда ЕС оплачивает в долларах 80% своего импорта энергоресурсов (300 млрд. евро в год). Между тем, лишь 2% энергетического импорта Европы поступает из США. Евро, заявил Юнкер, должен стать «инструментом новой, более суверенной Европы» и пообещал «представить инициативы по укреплению международной роли евро». Позднее, с предложением создать в ЕС собственную платежную систему для международных расчетов выступил и глава МИД ФРГ Хайко Маас. Для этого европейским финансовым властям будет необходимо добиться дальнейшей финансовой централизации ЕС и создать политического партнера для ЕЦБ в лице общеевропейского министерства финансов[ix]. Однако эта задача сама по себе способна окончательно рассорить членов объединенной Европы.

В этой во многом непредсказуемой и противоречивой ситуации необходимо готовиться к различным сценариям развития событий.

Согласно одному из них, нарастив мощности по производству и экспорту СПГ, Соединенные Штаты могут перейти к ужесточению санкций против России. Нельзя исключить, что если и когда американцы будут готовы заместить российский газ своим СПГ, ЕС может вернуться к теме ограничений на поставки российского газа в Европу. По оценкам специалистов строящиеся в настоящее время в США заводы по сжижению сланцевого газа будут способны произвести необходимые объемы не ранее 2020-го, а скорее и 2022 года[x]. И, несмотря на все текущие противоречия, в июле нынешнего года глава Еврокомиссии Юнкер, по итогам встречи с Трампом в Вашингтоне, заявил о намерении ЕС построить «больше терминалов для импорта СПГ из США».

Другой вариант – возможная в будущем попытка США навязать России ценовую войну. Если США продемонстрируют готовность обеспечить демпинг на европейском направлении, "Газпрому" для удержания рынка придется вступить в еще более жесткую политическую и ценовую борьбу.


Андрей Кадомцев, политолог
Источник: "Международная жизнь"

[i] http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/evrosoyuz-kak-game-changer-pravil-energeticheskoy-igry/

[ii] Проект "Северный поток – 2" предполагает строительство двух ниток газопровода общей мощностью 55 млрд куб. м газа в год от побережья России через Балтийское море до Германии. Стоимость строительства оценивается в €9,5 млрд, запуск газопровода ожидается до конца 2019 года. Оператором проекта строительства газопровода выступает компания Nord Stream 2 AG, единственным акционером которой является "Газпром". Партнеры "Газпрома" – германские Wintershall и Uniper, австрийская OMV, французская Engie и Royal Dutch Shell (Великобритания и Нидерланды) – профинансируют 50% проекта. (Источник: Deutsche Welle)

[iii] http://expert.ru/2017/06/28/donald-tramp-ob_yavil-gazovuyu-revolyutsiyu/

[iv] http://expert.ru/2018/07/18/vstrecha-v-helsinki----nachalo-gazovoj-vojnyi-za-evropu/

[v] Газопровод из Краснодарского края по дну Черного моря в Турцию состоит из двух ниток общей мощностью 31,5 миллиарда кубометров газа в год. Строительство «Турецкого потока» началось в феврале 2017 года. Стоимость строительства на середину 2018 года оценивается в 7-9 млрд. евро. (Источник: «Ведомости»)

[vi] https://tass.ru/ekonomika/5671081

[vii] Спот (сделка) Спот (англ. Spot — на месте) — условия расчётов, при которых оплата по сделке производится немедленно (как правило, в течение двух дней). Сделки «спот» называются также наличными или кассовыми.

[viii] http://expert.ru/expert/2017/37/trubyi-goryat/

[ix] https://regnum.ru/news/economy/2499954.html

[x] http://expert.ru/2017/06/29/energeticheskoe-dominirovanie/


 Тематики 
  1. Энергополитика   (218)