В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Кратко о религиозной и философской концепции

Духоносный Голубь

Роза Мира как религиозное и философское мировоззрение – это универсальная по охвату система идей, основанная на трудах Даниила Андреева (1906-1959). Чем же, какими существенными своими особенностями, она привлекает нас?

Для начала отметим отсутствие какой-либо заинтересованности низшего порядка у человека, её основавшего. Ни материальных выгод, ни возможности публиковаться, ни славы, ни хотя бы признания в узких кругах он не получил, да и не мог получить, если помнить, что время его деятельности в основном приходилось на сталинские годы.

Для людей совсем не знакомых с обстоятельствами жизни Д.Андреева надо добавить, что свою концепцию автор не считал художественным творчеством и был, как минимум, лично уверен в реальности описываемых им явлений и процессов, более того, утверждал, что они "реальней нас", предупреждая попытки аллегорического понимания образов даже своих поэтических текстов, передающих метаисторический и трансфизический опыт, не говоря уже о трактате "Роза Мира".

Перечислим, не вдаваясь в подробности и доказательства, наиболее важные преимущества Розы Мира в сопоставлении с прежними религиями:

1. Многократное и безусловное превосходство по степени соответствия наивысшим требованиям нравственного идеала, которые человеческая воля к добру и теоретическая философия могут предъявлять к религиозной системе. Отрицается какое бы то ни было оправдание зла, безжалостных мировых законов, порождающих страдание, создание или "попущение" их Богом. Зло не есть необходимый диалектический элемент "дополняющий" добро в мироздании. Зло не есть нечто подобное визуальной темноте в её отношении к визуальному свету. Никакого нравственного оправдания не может иметь и принцип "око за око" в форме возмездия, осуществляемого по закону кармы, который известен из восточных религий. Хотя действие закона воздаяния в нашем мире признаётся, но наличие в этом законе элемента возмездия, злом за зло, исходит от противобожеских сил.

Нравственные принципы "Бог есть свет, и нет в Нём никакой тьмы", "Бог есть любовь" были возглашены ещё в одной из книг Нового Завета. Но Ветхий Завет и догматика конфессий исторического христианства глубоко противоречат им по сути, а видимость соответствия удаётся создавать только за счёт волюнтаристского переименования в "добро" вещей, которые на самом деле удовлетворяют всем критериям "зла".

Убедительно решается в рамках Розы Мира проблема теодицеи, то есть вопрос об ответственности Бога за наличие и за возникновение зла в мире. При этом отрицается т.н. "всемогущество", всевластие Бога – ибо Бог, в силу благости своей, творит иных духовных субъектов – монады – не как существ намеренно ограниченных и поставленных в зависимость от Его будущей воли. Духовные монады изначально творятся Им с теми же потенциально достижимыми для них качествами и способностями, какими обладает Он сам. Бог-Первотворец не держит мир в подчинении и не стремится обеспечить способов контроля над духовной субстанцией монад или над их творчеством в бытии. Замысел Божества в отношении мироздания осуществляется через благую природу творимых монад, а не через обеспечение их "подконтрольности". К сожалению, несмотря на благость творения, в древности всё же произошло однократное отпадение значительной части монад на пути зла, отступление их от принципа всеобщей любви. Как следствие, устроение и законы многих миров оказались омрачёнными их деятельностью, направленной на собственное исключительное самоутверждение за счёт всех других – из этого принципа, противоположного любви, и рождаются злые дела.

Ещё один важный аспект этического превосходства в том, что Роза Мира не совместима со свойственной авраамической религиозности идеей подчинения, покорности воле Бога. Бог не ищет ничьей покорности и не управляет индивидуальными судьбами. Приходится признать, что для верующих, ищущих в религии чувства тотальной опеки со стороны высших сил, такое положение вещей оказывается не вполне комфортным, если сравнивать с "преданием себя воле Божьей". Стремиться надо не к послушанию высшим силам, а к идеалу добра; а это автоматически означает добровольное, ничем не принуждаемое со-направление личной воли человека воле Бога и всех со-творящих Богу Провиденциальных сил.

Роза Мира разделяет то этически возвышенное, если сравнивать с историческим христианством, отношение к животному царству, которое свойственно индуизму и буддизму. Однако метафизическое истолкование животного царства совсем другое. Животные – не есть какая-то естественным образом возникшая или созданная низшая форма воплощения, в которую может пасть в будущем воплощении и человек, отяготивший себя нехорошими поступками. Понятно также, что благой Бог, в котором "нет Тьмы", не может творить законов борьбы за существование и взаимопожирания, не может создавать паразитов. Несовместимо ни с какой этикой само по себе умышленное создание форм воплощения, столь значительно ограниченных биологическими законами в возможностях своего умственного развития. Роза Мира даёт вполне убедительное объяснение трагедии животного царства и, что важно, не противоречащее научным данным.

Этическая чистота Розы Мира достигается за счёт признания дуализма в мироздании, то есть факта противоборства двух мировых станов, воплощающих принципы добра и зла. Однако дуализм этот – относительный, он укоренён не в непреодолимом метафизическом разделении, а во внутренних качествах сознания, индивидуального и изменчивого. В отношении к злу нет безжалостности, свойственной многим древним дуалистическим схемам. Победа добра сулит носителям зла не уничтожение или вечные мучения, а только ограничение в свободе творить зло и дальнейшее их внутреннее изменение, духовное и душевное исцеление, восстановление этической структуры сознания – сколько бы времени и усилий со стороны светлых сил это не потребовало.

2. Другое важнейшее преимущество перед прежними религиями – отсутствие сколько-нибудь серьёзных проблем по отношению к современным научным данным об устроении окружающего нас мира.

Во-первых, Роза Мира нисколько не держится за геоцентризм и не устанавливает никакого особо выделенного отношения Бога к нашей планете, лишь одному из неисчислимого множества миров в множественных слоях материальности, составляющих Большую Вселенную.

Во-вторых, признаётся факт длительной эволюции форм жизни на земле и происхождения человека из животного царства.

В-третьих, на универсальном философском уровне подвергаются критике попытки догматических учений выдавать свои представления и Писания за "абсолютную истину". Подобно тому, как наука век от века приближается к истине, должно происходить и движение взглядов религиозных. Как от науки древности нельзя требовать высокой степени достоверности, так и от представлений, созданных религиями прошлых эпох. Даже если бы все древние авторы священных текстов имели не вызывающий никаких сомнений доступ к общему для всех "источнику истины" (чего в действительности не было), всё равно их представления были бы, с нашей точки зрения, сильно искажены, только в силу одного того, что были бы сформулированы в терминах весьма несовершенного набора первичных понятий (понятийного базиса), свойственного сознанию той эпохи.

Принятие же мысли об относительности всех человеческих представлений и истин означает отнюдь не равноценность всех точек зрения, а то, что одни из них, в отдельных аспектах или даже по всей совокупности аспектов, приближаются к абсолютной истине о предмете познания лучше, чем другие.

3. Роза Мира устанавливает разумный баланс между спиритуализмом и признанием божественной оправданности материи. Она не признаёт крайностей манихейского, гностического, буддийского или монашески-аскетического (в христианстве) мироотрицания. Вместе с тем, видит омрачённость мировой природы, действие в ней тёмного начала, и предупреждает от опасностей растления души плотскими устремлениями. Законы материальности нашего мира должны быть преображены, в том числе и усилиями каждого из нас, в этой жизни, или после неё. Идея "бегства от мира", несмотря на духовные основания этого порыва, не является оправданной нравственно и таит опасности эгоизма личного спасения.

4. Роза Мира подробно и предметно объясняет ход человеческой истории. Почти ни одна иная религиозная система, в особенности из числа древних, эту задачу не только не решает, но и не осознаёт и не ставит. Предметность объяснений в том, что они даются не на уровне решительно бессодержательных и недоказуемых утверждений, наподобие того, что история движется Божьей волей (абсолютно неприемлемых, к тому же, с точки зрения нравственной). Метаисторические объяснения непротиворечиво увязывают происходящее в иных слоях планетарного космоса с наблюдаемыми в нашем мире политическими, культурными и иными масштабными процессами. Поскольку высшие силы, определяющие ход метаистории, поляризованы в дуалистическом противоборстве Провиденциального и демонического станов, становится понятным, почему великие злодеяния в истории не получали никогда божественной санкции, не были "попущением" свыше, а вдохновлялись лишь злой волей богоотступнических сил.

5. В Розе Мира придаётся исключительное значение творчеству и развитию творческих способностей личности. Все живые существа – потенциальные творцы, демиурги мироздания. Древним религиям практически не было знакомо даже само понятие "творчество", как мы понимаем его сейчас. Авраамические религии склонны считать Бога монопольным Творцом бытия, и склонны рассматривать как "покушение" на власть Бога саму мысль о чьём-либо участии в этом процессе иначе как в роли "служебных духов". Подобный "божественный тоталитаризм" Розе Мира предельно чужд. В осознании значения творчества к Даниилу Андрееву приближался Николай Бердяев.

6. Роза Мира даёт вполне непротиворечивое, согласующееся с научными религиоведческими фактами, объяснение происхождения и процесса становления мировых религий. Религиозные практики "правой руки" все получают оправдание, поскольку ведут основную часть своих последователей к благу. Это не исключает признания наличия тёмных периодов в истории многих исторических религий, опасностей подпадения влиянию тёмных сил, и не мешает критике тех или иных их концептуальных положений, прежде всего за несоответствие требованиям нравственного идеала.

7. Роза Мира даёт новое и вполне убедительное объяснение всего, что связано с пришествием Иисуса Христа. Снимается проблема нравственно и логически немыслимого, хотя и ставшего для многих верующих привычным, абсурда "искупления кровью", принесения Мессии в жертвоприношение по образу жестокой практики ветхозаветных жертв. Христос приходил не для этого, а для того, для чего Его и ждали – чтобы начать на земле эпоху Царства Божия, правда, не в том националистическом представлении, которое превалировало в иудаизме, а в смысле преображения устройства человеческого общества, а затем и самой природы человека. В этом суть ожидавшегося Избавления (Искупления), которое должен был принести Мессия, Сын Бога. Полноте свершения помешало сопротивление демонических сил. Историческое христианство несёт печать недовершённости дела Христова на земле. Иисусово учение добра и любви изначально, в представлении даже первых учеников, оказалось смешано с принципами Ветхого Завета, рисующими Бога судьёй, ревнителем, мстителем, источником не только добра, но и зла (Ис 45:7).

В отличие от подхода Льва Толстого, также подвергавшего серьёзной и во многом обоснованной критике догматику исторического христианства, Розой Мира не отрицаются чудеса, связанные с жизнью Иисуса. Сам же Он, будучи тем, через кого выражается для нашего земного мира Мировой Логос, не утрачивает божественности и не превращается лишь в человека-проповедника.

Кроме религий древнего происхождения, существует немало новых псевдорелигиозных учений, различной т.н. "эзотерической" литературы и т.д. Несмотря на их разнообразие, спектр выражаемых ими принципиальных философских идей достаточно узок. Во всяком случае, ничего похожего на созданную Д.Андреевым концепцию среди них нет. Достаточно разобрать их содержание по приведённым выше пунктам, чтобы убедиться в том, что степень состоятельности большинства из них окажется едва ли выше, чем у древних религий. Очень характерным примером является теософия (включая т.н. "Живую Этику" Елены Рерих), как пример доктрины одновременно антинаучной (достаточно вспомнить их теорию происхождения человека на земле), неприемлемой для религиоведа (из-за произвольных фантазий, из которых первейшее - противоречащее всему и вся утверждение о происхождении мировых религий от древней "эзотерической доктрины"), неприемлемой этически (зло и страдания считаются диалектическим моментом в мироздании), да и попросту вульгарно-материалистичной (процессы в человеческой истории ставятся в зависимость от космических излучений, пульсаций, циклов и прочих механически-бессознательных явлений и "непреложных законов", их порождающих).

Можно ли назвать Розу Мира христианством? По собственной внутренней логике она выражает небесный христианский трансмиф, и соответствует христианству, каким оно должно было бы стать, поднявшись на новый уровень этического совершенства и на новую высоту понимания устроения мирового бытия. Однако, Розу Мира, ввиду значительных концептуальных различий, нельзя назвать христианством библейским или представлять как развитие христианской исторической традиции. По самому духу своему, свободному и творческому, не может быть она причислена к религиям авраамического корня. С другой стороны, в религиоведении к христианству принято относить довольно широкий круг явлений, включая, например, гностицизм, по времени и по эпохе близкий к ортодоксии, но отстоящий от неё, по многим философским признакам, заметно дальше Розы Мира. Если позиционироваться в существующем терминологическом контексте, и учитывать собственное содержание, Розу Мира можно было бы определить как мета-христианство.

В идеальной перспективе Роза Мира, следуя её внутренней логике, изложенной Даниилом Андреевым, должна оформиться в небывалую прежде церковь-братство, в мировую религию. Не совсем в "религию" в традиционном понимании слова, а в сверх-религию – в новое явление мировой значимости, для точного определения которого ещё нет нужного слова. Ничего этого мы, очевидно, не наблюдаем, не видно пока и предпосылок к этому. Пока мы можем заниматься только религиозно-философскими и метаисторическими исследованиями. Почему это так, в чём причины трагедии нашего исторического периода – объясняется в статьях по метаистории. Во всяком случае, Даниил Андреев, рисуя возможные перспективы осуществления Розы Мира в России начиная с 60-х годов XX века, даёт одновременно описание планам инфернальных сил. Планы эти предусматривали совсем другое, а именно – движение к гегемонии демона великодержавия Соединённых Штатов Америки и вырабатываемой им космополитической идеологии, призванной объединить мир на бездуховной основе и исключить какую бы то ни было перспективу религиозного возрождения.

См. также Предисловие к «Розе Мира»