В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Вопросы и комментарии

  << Пред   След >>

Значение православного причастия

Пробежав ответы в ленте по теме Православие, пришел в некоторое недоумение. Самое большее, что в этом плане допускается, это "присутствие на богослужении". Мне кажется все же нужно договаривать до конца. Т.е. говорить о причастии. Может быть это подразумевается само собой? Поймите меня правильно. Я после прочтения "Розы Мира" первым делом прочитал Евангелие. Мне повезло с храмом и людьми. И участие в Литургии и непринятие причастия это просто нонсенс. Хотя вашей трактовке есть еще одно оправдание – у вас говорится, кажется, человеку невоцерковленному. Тогда вопрос имеет следующее продолжение. По-моему Даниил Андреев придавал причастию большое значение. И я бы хотел бы прояснить отношение к столь важному таинству, поскольку будучи так же последователем Даниила Андреева, отношусь к причастию серьезно, но вижу что у многих в этом плане могут возникнуть проблемы по причине догматических расхождений, тех или иных проблем со священниками и т.д.


Ответ

Вопрос возник, по-видимому, из несколько странной трактовки, кажется, вот этого ответа
http://rodon.org/qout-071118205037

Там ситуация рассматривалась в плане практической сомнительности того, что типичный священник допустит человека до причастия, зная, что взгляды того противоречат православной догматике. Если у кого-то с этим нет сложностей, если есть гармония с храмом и людьми – то и замечательно. Но вряд ли такая ситуация может рассматриваться как типичная. Хотя в ней не было бы ничего невероятного, если бы всё объяснялось лишь тем, что исповедующий священник не поставлен в известность относительно приверженности прихожанина идеям "Розы Мира", или же не представляет сути расхождения этих идей с православной догматикой. Но такой вариант всё-таки выглядит сомнительным и ненадёжным.

Даниил Андреев причастию, конечно, придавал большое значение. Он предложил очень убедительный способ осмысления значения причастия, необходимый в рамках Розы Мира, чтобы совместить сохранение этого таинства, завещанного в Евангелии Иисусом Христом, с отказом от представлений о т.н. "искупительной жертве кровью" (по аналогии с ветхозаветными жертвами животных) и о том, что хлеб якобы превращается в человеческую плоть и кровь Христа, чего, по очевидности, не происходит, но по православной и, особенно, католической догматике все обязаны считать, что происходит!

Подробнее о трактовке христианского причастия Даниилом Андреевым можно прочитать в "Динамической метафизике бытия", поиск в тексте по корню слова "причастие".

Иная трактовка причастия по Розе Мира, не может быть, конечно, препятствием к принятию православного причастия, поскольку важна мистическая действенность таинства, а не нелепое и неблагообразное его истолкование в богословии исторического христианства.

Придавая большое значение причастию, Даниил Андреев вовсе не считал нонсенсом присутствие на богослужении без причастия. Тут важно ещё знать, что до революции причащались раз в год, а не каждую неделю. Стало быть, богослужение без причастия для Д.Андреева было самым обычным делом, так же, как и для большинства православных тех лет.

 Тематики 
  1. Православие   (652)