В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Молчание вольтерьянцев

Как сообщает Florida Today, американец Майкл Вольф приговорен к 15 годам тюрьмы за «преступление ненависти», а именно осквернение мечети. В январе 2016 года безобразник при помощи мачете разбил окна и несколько светильников на фасаде мечети Масджид аль-Мунин, расположенной в городе Тайтусвилл (штат Флорида, США). После этого Вольф подбросил к входной двери кусок сала — свинина считается ритуально нечистой в мсламе.

Лично я, в целом, с пониманием отношусь к действиям американской юстиции — такие злобные провокации и попытки нарушить гражданский мир надо пресекать, это обязанность государства. Другое дело — неправдоподобно огромный срок. Но американская юстиция вообще сурова и не смущается устрашать беззаконников, а если люди и до этого отметились неуважением к закону, то и чрезвычайно сурова. А Майкл как раз отметился — ранее он неоднократно сидел за кражу со взломом, незаконное хранение наркотиков и другие правонарушения.

Меня немного удивляет другое. Где мировая общественность? Человеку впаяли огромный срок — как за убийство — за оскорбительные безобразия в месте религиозного поклонения. Да, он нанес еще кое-какой материальный ущерб — но дело явно не в этом, нанеси он такой же ущерб по каким-то другим мотивам, наказание было бы далеко не столь суровым. Не за битье же стекол ему дали такой срок. Пятнадцать лет — это именно за символический, намеренно оскорбительный характер его действий.

Намеренное оскорбление имело место и в случае с известным панк-коллективом, только там была не мечеть — а православный собор. И не во Флориде — а в Москве. И приговорили к пятнадцати годам — а не к двум.

Только почему-то Amnesty International не спешит объявить Майкла Вольфа узником совести. Стивену Фраю этот случай также неинтересен. Пол Маккартни не обращает на него никакого внимания. Хиллари Клинтон не спешит принять отважного устроителя этой смелой политической акции у себя. Его не зовут выступать в Конгрессе. Мэр Рейкьявика не устраивает в его честь никаких поскакушек. Мэр Лондона тоже как-то не интересуется.

Мировая общественность, звезды первой, второй и третьей величин, красноречивые публицисты, пишущие на всех языках, не уделяют бедолаге Майклу никакого внимания.

Никто не высказывает претензий прихожанам мечети — и не требует от них обивать пороги американских судов, требуя полного помилования для хулигана. Никто не негодует на слияние американского государства и исламской уммы. Никакие толпы доброхотов в сетях не делаются экспертами по исламу и не укоряют прихожан мечети в том, что они удалились от великодушного учения Мухаммеда.

Более того, когда имам Мухаммад Мусри горячо одобряет американское правосудие за то предостережение, которое оно посылает потенциальным преступникам, никто не ставит ему это в упрек.

В чем же дело? Не так давно устраивать оскорбительные выходки в месте религиозного поклонения было делом чести, доблести и геройства, а наказывать за них — возмутительным и невыносимым тиранством, которое заставляло всех честных людей планеты задыхаться от возмущения. Не так давно мне говорили, что религиозные чувства ни в коем случае не должно защищать, а оскорблять их — священное право всякого прогрессивного, свободного человека, если Бог есть — Он не обидится, а если вы обижаетесь — ну, значит вы плохие верующие.

Что не существует вообще никаких религиозных чувств, а просто мракобесы гонят свободный смелый дар. И вообще мало ли кто на что возьмется оскорбляться — так что не смейте стеснять свободу самовыражения других с вашим религиозным мракобесием. В цивилизованной Европе Вольтер уже давно погасил костры инквизиции, так что нечего тут.

Не так давно ссылаться в суде на внутренние установления религиозной общины — такие как постановления Лаодикийского собора считалось признаком запредельного безумия и попрания принципов светского государства. Теперь, когда американский суд ссылается на внутренние установления исламской уммы — а именно религиозную нечистоту свинины, это считается вполне уместным.

Конечно, между двумя преступлениями (как между двумя любыми преступлениями) можно найти различия — стекол панк-певицы не били, вот в этом не виноваты. Но давайте определим сам принцип — так может государство наказывать за намеренно оскорбительное поведение в месте религиозного поклонения или нет? Не за битье же стекол как таковое человека приговорили к пятнадцати годам. Если это в принципе недопустимо — хорошо, взыщите с Майкла компенсацию за причиненный материальный ущерб, и отпустите с миром. Пусть гастролирует по миру и общается со знаменитостями. Если государство может за это наказывать — то каким образом упомянутый панк-коллектив оказался у вас героями и узниками совести?

В самом деле, если у вас есть принципы — они должны работать всегда. По отношению к церквям и мечетям, дацанам и синагогам. Русским и американцам, шведам и французам.

Я понимаю, что молодая симпатичная женщина инстинктивно вызывает больше сочувствия, чем немолодой и несимпатичный мужчина. Но принципы есть принципы. Они либо распространяются на всех, либо их нет.

И я боюсь, что их действительно нет. Дело даже не в том, что поклонники панк-группы — циничные лицемеры, которые, на самом деле, не испытывали ни искреннего негодования на религиозных мракобесов, ни горячего восхищения смелостью панк-певиц, ни гордой солидарности с наилучшими людьми планеты. Как раз все это они, несомненно, испытывали.

Это одна из проблем нашего времени — когда люди выдают эмоции за принципы. Бурное негодование и праведный гнев — не признак принципов; оно превосходно сочетается с их отсутствием. Конечно, эмоции помогают почувствовать себя правым — но это, опять таки, не про принципы.

Принципы — это то, как вы поступаете независимо от своих эмоций, симпатий или антипатий. Если, еще раз, наказывать за намеренно оскорбительное поведение в религиозных сооружениях принципиально недопустимо — то, значит, принципиально. Ни в церквях, ни в мечетях, ни в России, ни в США, ни где бы то ни было еще.

Если вы испытываете острую, и, возможно, идейную неприязнь к Русской Православной Церкви, или российскому государству, или российскому суду — дело ваше. Имеете право. Как вы имеете полное право испытывать сердечную приязнь и доверие к американскому суду.

Но ваши симпатии или антипатии — это не принципы. Выражать симпатии (а равно антипатии) и отстаивать принципы — это совсем разные вещи. Позвольте нам обратить внимание на эту разницу — и позвольте в следующий раз, когда вы (сознательно или нет) станете выдавать свои личные пристрастия и эмоции за принципы, с вами не согласиться. Принципов у вас нет.


Сергей Худиев
Источник: "Радонеж "


 Тематики 
  1. Общество и государство   (17)
  2. Русофобия   (14)