В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Вопросы и комментарии

  << Пред   След >>

Происхождение Бога, или динамическая метафизика 8-летнего ребёнка

На православном форуме женщина открыла тему о своём 8-летнем сыне, высказывающем на удивление разумные философские мысли:


"Потому что он категорично заявляет, что если Бог безначален и ниоткуда не возникал, то Его, тогда, по его логике – нет, если он возник из ниоткуда, то он – никто. А он верит в то, что Бог есть, а, значит, если есть, то – Бог родился/произошел. Вот такая логика."

По ходу выяснения мама спрашивает:

"Но от куда-то же у него возникали образы для Творения? Мыслительный процесс у Бога происходил же? Конечно, не в том понимании, как у нас у людей, но все же...Да и создавал нас Он по своему образу и подобию."

И вот что она говорит после "курса лечения" догматикой, совместными усилиями участников форума:

"Абсолютно с Вами согласна. Аргументация и логика для познания ребенком Бога приведет только к отхождению от веры. И не надо ему сейчас эту  логику искать, но запретить искать ее, я не могу...Пусть ищет. Вступили мы с отцом в разговор. Но у отца научный подход. Отец ученый, и человек со своим представлением о вере, о Боге. Отцу проще объяснить происхождение Вселенной с научной точки зрения, чем связав это с теологией. Но сын ищет Бога..."



Действительно, если Бог – сознающее существо, если Он – живой Бог (Мф 16:16; Отк 7:2; Дан 14:25 и др.), то у Него есть и динамика, и начало бытия (которое суть начало само-сотворения, т.е. творения своего бытия-сознания; динамическое творческое сознание не получится мыслить бесконечно длительно существующим в прошлом). Другое дело, что эти вроде бы очевидные идеи несовместимы с относительно поздней ортодоксальной догматикой, с одной стороны – вобравшей некоторые "статические" положения из эллинской философии (такие как неподвижный Перводвигатель Аристотеля), а с другой – понимавшей время в связи с наблюдаемым нами в природе распадом и разрушением, и не умевшей подняться до метафизики, объясняющей процесс творческого разворачивая бытия без утраты памяти прошлых состояний. Было найдено несколько цитат в Ветхом и Новом Завете, на первый взгляд подтверждающих "неизменность" Бога (все они могут быть легко поняты в смысле неизменности для нас в каких-то аспектах, а не абсолютной метафизической неизменности – последнее было бы просто непонятно древним иудеям), и полностью игнорируется или "истолковывается" вопреки прямому смыслу ряд цитат, этому прямо противоречащих (вроде "раскаялся Яхве" в Быт 6:6 и др.).

Популярным аргументом за неизменность стала цитата из Синодального перевода Нового Завета:

Иак 1:17 Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов, у Которого нет изменения и ни тени перемены.
                pasa dosis agaTE kai pan dOrEma teleion anOTen estin katabainon apo toy patros tOn fOtOn par O oyk eni parallagE E tropEs aposkiasma
                Every good and perfect gift is from above, coming down from the Father of the heavenly lights, who does not change like shifting shadows [NIV – наиболее продвинутый современный английский перевод].


Не через русский ли перевод этого места в наш язык вошло словосочетание "ни тени ...", которое понимается как "ни малейшего ...", как будто бы слово "тень" означает какую-то незаметную малость? На самом же деле, здесь Бог сравнивается со светилами небесными, и указывается, что у Бога нет аналогичных им смен видимого состояния. Буквально переводить надо так: "нет смены/черередования [parallagE] ввиду [другой вариант: или] поворота [tropE] тени [aposkiasma]". Слово "parallagE" в древнегреческом – смена, чередование, замена, подмена; в Новом Завете нигде более не употребляется, а в Ветхом Завете LXX – только в 4 Цар 9:20. Что касается "tropE", то смысл этого слова в древнегреческом окрашен астрономически: в частности, оно означает солнцеворот. В сочетании со словами смена и тень, подразумеваются, вероятно, циклические смены состояния затенения луны, светимости солнца и звёзд. Во всяком случае, об абсолютном метафизическом запрете на динамику речь не идёт. Автор всего лишь хочет сказать, что Бог неизменно благ.


Что тут выбрать: соблюдение "догматической чистоты" веры или поддержать ребёнка в стремлении мыслить логично?

Что будет, если авторитетно "убедить" человека, особенно ребёнка, веровать в логическое противоречие, в то, что живое сознание может пребывать в некоей мёртвой статической "Вечности", будучи лишено творческой причинно-следственной смены внутренних состояний сознания? Таким деянием было бы положено начало погублению способности к самостоятельному мышлению, к замене разума бессмысленной верой в нелепость.

Сознание, т.е. воля, чувства, мысли, творчество – суть по определению динамический процесс – и в человеке и в Боге. Разница, однако, в том, что в отличие от души человека на этапе её начального становления, для совершенного духа новые состояния не влекут постепенной утраты и стирания прошлых, т.е. память носит идеальный, абсолютный характер. Ничто само собой не тускнеет и не забывается, так что и вспомнить бывает трудно.

Взять даже простые положения Библии: человек считается созданным по образу и подобию Бога (даже если древние авторы имели в виду не только подобие по устроению сознания, но и внешнее подобие – руки, ноги и т.д.), Иисус призывает быть совершенными как Отец Небесный (Мф 5:48), утверждается, что "видевший Меня [живого человека Иисуса] видел Отца" (Ин 14:9). Такие параллели между человеческим и божественным имеют смысл лишь в том случае, если сознание человека по устроение и действию подобно божественному. Но разве статическая сущность может быть хоть в чём-то состоять в отношении подобия с динамическим живым сознанием?

Статический, неизменный "Абсолют" может быть только бессознательной сущностью, набором законов, кодом программы, где предусмотрены разные частные случаи, и т.д. И "работать" такой Абсолют будет только при наличии живого бытия, т.е. он даже и не самодостаточен.

Если кому-то кажется, что введение в метафизику вечной статической первосущности как-то решает вопрос первоначала (скажем, устраняя проблему первопричины), то куда разумнее было бы (хотя вряд ли особо полезно на нынешнем нашем уровне) заняться домыслами на тему о том, как из такой первосущности, из неживого статического "Абсолюта" происходит живой Бог. Что интересно, никакого дополнительного усложнения этим не вносится. Дело в том, что в ортодоксальной догматике всё равно возникает точно такой же по метафизической сути вопрос о происхождении всего остального живого мира из неживого статического Бога.

Живой Бог в принципе не может быть статической, мёртвой сущностью. Аналогично, и живая вечность, евангельская "жизнь вечная" (греч. zOE aiOnios) – потенциально бесконечная динамика, беспредельное творческое движение. О Христе говорится: "жив во веки веков" (Отк 1:18; греч. zOn eimi eis toys aiOnas tOn aiOnOn), т.е. веков-эонов много по числу. Совершенно безосновательно те верующие, что не только Бога делают статически "Вечным", но и людям в посмертии такую же "Вечность" сулят, называют это состояние "жизнью вечной", а не "смертью вечной".

 Тематики 
  1. Богословие   (90)
  2. Библеистика   (72)