В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Вопросы и комментарии

  << Пред   След >>

Почему и для чего в Индии утвердился философский онтологический монизм


Каковы возможные трансфизические истоки индийского онтологического монизма?

Ведь трудно представить, что столь устойчивая идея, проникшая во множество религий (индийского корня), поддерживаемая во все века множеством мистиков-практиков – лишь результат древнейших утверждений в текстах "Вед"...

Если это ошибка, заложенная в основы, то, наверное, стоит предположить, что она несет и позитивные практические плоды.


Ответ

В текстах древних вед как раз нет понятия о монизме мироздания, о всеедином Божестве и т.п. Монистическая философия радикального единства мира начинается не с вед, а с упанишад, и утвердилась в наиболее авторитетных комментариях на упанишады. А хронологически между ними были ещё такие типы священных текстов, как брахманы и араньяки, посвящённые вопросам проведения сложных религиозных ритуалов.

Веды – это политеистические писания. Идеи "единства", которые там можно найти, отнюдь не дают оснований для онтологического монизма, а, может быть, только для монизма единого первоначала бытия и для монизма субстанциального (и то, и другое не вызывает вопросов в плане соответствия идеям Розе Мира). Вот некоторые отрывки, которые характеризуют монистические элементы мировоззрения в ведах и показывают, что в тот период философские вопросы ещё только начинали ставиться:

       2. Един Огонь, многоразлично возжигаемый,
       Едино Солнце, всепроникающее,
       Едина Заря, все освещающая,
       И едино то, что стало всем [этим].
       (Ригведа, VIII, 58)

       1. Тогда не было ни сущего, ни не-сущего;
       Не было ни воздушного пространства, ни неба над ним.
       Что в движении было? Где? Под чьим покровом?
       Чем были воды, непроницаемые, глубокие?

       2. Тогда не было ни смерти, ни бессмертия, не было
       Различия между ночью и днем.
       Без дуновения само собой дышало Единое,
       И ничего, кроме него, не было.

       3. Вначале тьма была сокрыта тьмою,
       Все это [было] неразличимо, текуче.
       От великого тапаса зародилось Единое,
       Покрытое пустотою.

       4. И началось [тогда] с желания – оно
       Было первым семенем мысли.
       Связку сущего и не-сущего
       Отыскали, восприемля в сердце, прозорливые мудрецы.

       5. Вервь их простерта поперек. Было ли
       Внизу [что], было ли вверху?
       Носители семени были, силы были. Вожделение –
       Внизу, усилия – вверху.

       6. Кто поистине знает, кто теперь бы поведал,
       Откуда возникло это мирозданье?
       Боги [появились] после сотворения его.
       [Но] кто же знает, из чего оно возникло?

       7. Из чего возникло это мирозданье, создал ли
       [Кто его] или нет?
       Кто видел это на высшем небе,
       Тот поистине знает. [А] если не знает?
       (Ригведа, X, 129)


Вообще же онтологический монизм в индуизме – это философский путь к понятию о Едином высшем Божестве мироздания. Частные политеистические божества становились проявлениями всеединого.

В авраамических религиях идея Единого Бога была выработана иначе – за счёт выделения одного божества и отбрасывания прочих. Этот путь имеет свои существенные недостатки: нетерпимость к божествам других народов, нелепая борьба с каким-то обобщённым неконкретным "язычеством" (в то же время, проявления дикости в религии изживать, конечно, надо, но и в древнем иудаизме таких проявлений более чем достаточно было); религиозный национализм (в иудаизме); нелепый характер самой идеи, что высший Бог всецелого мироздания "избрал" какой-то один народ; в философии – тенденция к кардинальному онтологическому дуализму Божества и всего остального "тварного" бытия (что тоже неправильно, т.к. духовные монады подобны Богу по природе), доходящая до алогичных представлений о неизменном, статичном Боге "вне времени".

Более того, если отдельно рассмотреть авраамическое мироздание, созданное всемогущим Богом, с непреложными богоустановленными законами и т.д., то и эта картина мира также окажется существенно лишённой элементов онтологического плюрализма, особенно в исламе (в несколько меньшей – в иудаизме, и в ещё меньшей – в христианстве, благодаря акценту на свободе как человека, так и богоотступнических падших ангелов). Но даже в христианстве "теодицея" предустановленной гармонии Лейбница становится характерным примером фактического онтологического монизма, несмотря на ярко выраженный плюрализм лейбницевых монад ("не имеющих окон").

Недостаток онтологического монизма, в том числе индийского – неспособность понять мировое зло как неподконтрольную Божеству силу, а также неспособность осознать внутреннюю свободу воли и внешнюю свободу выбора живых существ как основополагающий принцип боготворимого бытия.

В индийской философии исторически были на самом деле разные направления, не только радикально монистические. Другое дело, что монизм, в философских формах адвайта-веданты (радикальная форма) и вишишт-адвайты (умеренная форма), явно возобладал.

В действительности никто и не смог бы указать в истории религий какую-то близкую к идеальности "философскую платформу", т.е. соответствующую сочетанию субстанциальный монизм + онтологический плюрализм + этический дуализм(временно и локально могущий выражаться как относительный онтологический дуализм вследствие противоборства сил добра и зла). Эта позиция – слишком логически утончённая и сложная для ранних стадий философской мысли. К подобной философии мог бы, наверное, прийти зороастризм (преодолев опасности как манихейского дуализма духа и материи, так и более позднего "зурванизма" с его этической "диалектикой"). Предпосылки в религиозной доктрине были. Но зороастрийская традиция, к сожалению, исторически давно уже сошла почти на нет, не успев подняться до начал метафизики.

Поэтому индуистский вариант – далеко не самый худший из возможных. Нельзя даже сказать, что он однозначно хуже (в целом) чего-либо иного исторически реализованного. И, конечно, у него есть свои положительные стороны, если сравнивать с другими известными неидеальными вариантами.

 Тематики 
  1. Метафизика   (80)