В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Вопросы и комментарии

  << Пред   След >>

Агностицизм в отношении вопроса о существовании Бога и степень причастности к Розе Мира

Может ли человек, разделяющий концепцию Андреева, не верить в Бога? То есть чувственного подтверждения существования Бога нет, это икренне. А вот как и написано, логически вполне согласен, есть вера в добро и правду. Стремление к истине, любовь иногда имеет чувственное подтверждение.


Ответ

Если человек не верит в существование Бога, то он, по определению понятий, может разделять концепцию Д.Андреева только частично, но не полностью.

Здесь надо разбираться, что скрывается за выражениями "верить в Бога", "не верить в Бога". Опираться в этом вопросе на личный "опыт богоприсутствия" – большая ошибка; то есть внутри себя опираться можно, и хорошо если такой настрой даёт силы, но ссылаться на такие вещи как на основание веры не стоит, поскольку можно попасть под сильную и весьма убедительную объективную критику. Все те, кто говорят, что неким образом переживают присутствие Бога, даже в самом лучшем случае говорят лишь об отдалённых и опосредованных, при помощи "друзей своего сердца" (как их называет Д.Андреев), отблесках этого присутствия, отражённых в нашем сознании. И такие случаи редки. Чаще же всего принимают за переживание Бога некие иные высокие и светлые реалии. Например, можно вспомнить опыт Рамакришны, который желал узреть Божество в облике Матери, но узрел "духовный океан света" – один из высоких миров планетарного космоса (Д.Андреев пишет, что созерцание Звенты-Свентаны Вл.Соловьёвым, в мире, именуемом Раорис, представляло духовный опыт более высокого порядка, нежели у Рамакришны).

Признание же существования Бога силами ума исходит из очень простого момента: без идеи Бога никакая полноценная метафизика Розы Мира невозможна, вопросы происхождения сознания, мира, добра и зла остаются совершенно непонятными, появляется множество прорех. Логика целостной убедительной, устойчивой к критике метафизической системы – гораздо более надёжное и стойкое основание для принятия волей идеи Бога, нежели опыт, который можно интерпретировать по-разному. Идею Бога лучше всего принимать исходя из того, что это – неотъемлемая часть того мировоззрения, которое в проверяемых своих положениях наилучшим образом (в сравнении с другими целостными мировоззрениями) согласуется с объективными фактами и объясняет их, а в непроверяемых – по крайней мере, выглядит достаточно совершенным логически.

Большинство людей верит в Бога и в другие постулаты религии потому, что так принято в религии, потому что все в это верят. И это правильно, если человек не склонен к экскурсам в метафизику. Точно таким же способом мы верим в массу других правильных вещей, никак не подтверждаемых личным опытом.

Конечно, человек может быть сознательным агностиком и воздерживаться от рассмотрения метафизических вопросов (не продвигая какой-либо атеизм и не объявляя Д.Андреева заблуждавшимся по этому вопросу). В этом случае он может разделять этические, духовно-культурные, социальные идеи Д.Андреева. Отношение к такому человеку может быть только самое благожелательное. Разумеется, такой человек, живи он в предполагаемую эпоху Розы Мира в человечестве, мог бы работать в организационных структурах высшего уровня, занимающихся социальной и культурной деятельностью. Требовать от него чего-то большего, к чему-то настойчиво, вопреки его желанию, подталкивать – незачем. Роза Мира, в отличие от исторического христианства, исключает ход мысли, что некое признание умом религиозно-философских положений (включая веру в Бога) является необходимым условием "спасения", и надо любой ценой привести человека к этой вере, ибо иначе его душа будто бы "погибнет".

 Тематики 
  1. Богословие   (92)