В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Вопросы и комментарии

  << Пред   След >>

Комментарий на статью В.Ю.Ирхина

Прокомментируйте, пожалуйста, статью В.Ю. Ирхина "Миссия" о Данииле Андрееве


Ответ

Оценка Д.Андреева В.Ю.Ирхиным – не оценка компетентного и непредвзятого исследователя, а оценка со своей мировоззренческой позиции-"колокольни", причём сделанная, увы, без хорошего знания предмета и, что ещё хуже, без всякого понимания об адекватной классификации религиозно-философских идей.

Сам В.Ирхин – современный "эзотерик", придерживающийся довольно радикальной формы монизма. От основного большинства других современных "эзотериков" он отличается тем, что считает высшей мудростью текст Библии. Разумеется, интерпретация Писания в рамках его мировоззрении не имеет почти ничего общего с традиционными для исторического христианства толкованиями, и лишь в немногих моментах пересекается с толкованиями, принятыми в иудейской эзотерике (каббала и проч.). С позиций научной библеистики эти интерпретации лишены всякой основательности, что, надо сказать, весьма характерно для искателей "скрытых смыслов" во все времена.

Последовательный монизм редко выдерживается в какой-либо из религиозно-философских систем, пусть даже они декларируют принципы всемогущества Божества, единых непреложных законов и т.п. Обычно при рассмотрении практических вопросов происходит всё-таки скатывание к ложному вне-этическому дуализму. Действительным благом является позиция этического дуализма. А вот из вне-этических форм дуализма может иногда происходить зла поболе, чем из монистического мировосприятия. Ведь, если разобраться, дуалистически воспринимают ситуацию с нашим миром не только Провиденциальные силы, но и демонические. Однако у последних аксиологический смысл дуализма вывернут почти наизнанку, направлен против принципов добра.

Две упомянутые формы дуализма представляют как бы два противостоящих полюса, которые, однако, сходны в том, что максимально адекватны реальности нашего мира. Между ними есть множество искажённых, в плане адекватности реальности, форм дуализма, встречающихся в человеческих религиозных представлениях, где этический критерий более или менее ущемляется. Так происходит, например, когда "Богу" приписываются различные неблагие, этически неприемлемые деяния, а силы зла называются таковыми не потому что они действительно несут зло, а лишь потому что считаются противостоящими превратно представляемому образу Бога. Соответственно, любого, кто "противостоит", например, не укладывается в догматику, можно отнести к числу прельщённых сатаной. Такой подход типичен для исторических форм христианства. Другой пример искажённого дуализма – гностицизм, где идея этического дуализма вторична по отношению к утверждению о дуализме духа и материи (последняя считается злом, от которого надо освободится, задача её преображения не ставится). Как следствие, лишь часть древних гностиков склонялась к воздержанности и аскетичности, а другая же часть – напротив, к моральной развращённости, мотивируемой тем, чтобы нарушить законы создателя материального мира Иалдабаофа. Гностики могли непримиримо относиться к тем, кто не считал материальный мир порождением сил зла – вне зависимости от этической позиции этих оппонентов. Спасение гностика-пневматика – носителя частицы духа, в отличие от "плотских" и "душевных" людей, не ставилось в зависимость от наличия добра в его сознании (и, как следствие, в делах).

В.Ирхин из-за своего радикального монизма существенно ограничен в своих оценках Д.Андреева. Он не верит ни в какую самодеятельность сил зла в мире, и потому не может объявить Д.Андреева впавшим в прелесть демонических обольщений. Ведь "сатана" и "бесы" для него – не более чем аллегориями каких-то внутренних сил в человеке. Вместе с тем, очевидная несочетаемость идей Розы Мира с собственным мировоззрением ему понятна. После этого не остаётся ничего другого, как объявить что "система мироздания, созданная Д.Андреевым, основана на его личной мифологии", что "из высоких этических соображений Д. Андреев отказывается от Закона Библии и заменяет ее человеческими учениями и представлениями, надеясь прийти к спасению собственными логическими путями". Нечего и говорить, что подобные "заявления" противоречат не только всему, что сам Д.Андреев пишет о сверхличных источниках своих представлений, но также и всему, что мы знаем о его жизни от других людей.

Итак, чтобы "избавиться" от проблемы в виде концепции Д.Андреева, В.Ирхин объявляет её человеческим вымыслом, и, кроме того, подыскивает знакомую ему категорию, куда бы Д.Андреева отнести. Этой категорией оказываюся, всё те же гностики, несмотря на то, что принципиальные идеи концепции Д.Андреева с гностицизмом по всем основным пунктам расходятся (в самом деле, какой может быть гностицизм без понятия о высшем спасительном знании – "гносисе" и без осуждения существования материального мироздания). Если бы В.Ирхин провёл бы "дуалистическую" параллель с зороастризмом (не перепутав последний с манихейством!), то не пришлось бы констатировать его классификаторскую несостоятельность.
см. также http://rodon.org/koltsov/rmvssduisi.htm#gnost

Ряд утверждений В.Ирхина просто являются домыслами. Например, что Д.Андреев "отвергает" Ветхий Завет. – Не отвергает, а считает писанием, где выразилось противоборство Провиденциального откровения о Едином Боге с демоническим влиянием, искажающим это откровение. Его попытка критиковать Д.Андреева за критическое отношение к ап. Павлу элементарно не выдерживает предметного разбора, т.к. даже Новый Завет даёт достаточно материала для подтверждения сказанного Д.Андреевым.
см. http://rodon.org/koltsov/rviz.htm#a18

Монизм, требующий во всём видеть "высший смысл" и благо, не только обрушивает этический идеал, но и обладает очень слабым объяснительным потенциалом и постоянно заставляет прибегать своих сторонников к малоубедительным, противоречивым спекулятивным конструкциям. Неудивительны в этом плане малосодержательность и отсутствие новизны в концепции самого Ирхина (см. его книги), прикрываемые систематическими малоуместными цитатами из священных писаний (половина которых превратно и библеистически невежественно истолкованы, как, например, усмотренный Ирхиным в Ис 66:3 запрет воскуривать Богу ладан/фимиам! но там речь не о Боге; смотреть же следовало бы 1 Цар 2:28, 1 Пар 9:29, Иф 9:1 и др.), апокрифов и книжек разных "эзотерических авторитетов" (вплоть до Блаватской – в одной из книг Ирхина всерьёз разбирается её идея происхождения обезьяны от человека!).

Ни одного значимого философского вопроса, метафизического, гносеологического или этического вопроса библейско-эзотерический монизм Ирхина и Кацнельсона (это его соавтор) не решает, и решить не сможет никогда – в силу принципиальной ошибочности "эзотерической" методики, лишённой какого-либо сверхличного мистического источника знаний, и тщащейся найти глубокие скрытые смыслы в текстах, написанных древними людьми (которые писали не более того, что сами понимали).

 Тематики 
  1. Критика и контр-критика   (34)
  2. Этика   (126)