В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Политика

  << Пред   След >>

«Обамовцы»: Команда первого срока

Мысли по прочтению книги Джеймса Манна «Обамовцы»

Джеймс Манн, как сказали бы у нас, – журналист-международник, причем в понимании очень близком к нашему, когда мы говорим о людях, которые работали в этой области еще при Холодной войне. Он более двадцати лет проработал на The Los-Angeles Times в качестве собкора в Китае, колумниста, а затем шефа международного бюро газеты. Он знаком с большим количеством бывших и действующих высокопоставленных политиков, брал интервью за рубежом… Позже стал писать книги, обосновался в Университете Джона Хопкинса, но по-прежнему пишет колонки в газеты, за комментариями к нему обращаются с радио и телевидения.


Наблюдатель «вулканов»

Если бы мы захотели указать, скажем, на Валентина Зорина по-американски, то мы бы не ошиблись, указав на Джеймса Манна. Он многое знает, но слишком вплетен в систему. Но писать интересно можно даже при таком ограничении, что доказала его книга 2004 года «Подъем вулканов» [1], посвященная внешней политике администрации Джоджа Буша-младшего, точнее группе наиболее активных и близких к Бушу сотрудников администрации, которые сами себя окрестили «вулканами»: Дику Чейни, Дональду Рамсфельду, Кондолизе Райс, Колину Пауэллу, Полу Вулфовицу и другим. Эта книга стала бестселлером года по версии The New York Times.

Окрыленный успехом автор решил идти дальше и попытался встать на одну доску с теми, кто формирует интеллектуальную моду и дает советы политической элите. Но тут Манна поджидала неудача. Его книга «Китайская фантазия» [2] фактически провалилась. Манн, вооружившись всеми своими знаниями о современном Китае и американском внешнеполитическом истеблишменте, попытался доказать, что капитализм в Китае может развиваться и при недемократическом режиме, а Штаты подходят к критике китайской внутренней политики формально – им слишком удобен Китай-как-он-есть, чтобы рисковать. Пафос книги был слишком алармистским, а язык слишком романтическим, чтобы книга была всерьез воспринята. Манн почему-то упустил из виду, что в эпоху «Чаймерики» некоторые вопросы надо поднимать весьма тактично. Хуже того, как мы знаем из анализа книги Эйсмоглу и Робинсона «Почему нации становятся неудачниками», интеллектуалы как раз тогда искали такую теорию, которая доказала бы, что китайский капитализм без западной демократии обречен.

Все-таки журналист-международник видит мир несколько иначе, чем «производители идей»…

Манн учел это и вернулся к тому жанру, который сделал его знаменитостью. Жанр этот можно окрестить энциклопедическим. Как и «Подъем вулканов», новая книга «Обамовцы. Борьба внутри Белого Дома за переформатирование американской мощи» [3] стала бестселлером и уже собрала восторженные отклики многих солидных периодических изданий. Автор копировал свой предыдущий успех буквально во всем – в жанре, стиле, в подходе к описанию персонажей. Как и четыре года назад, он в первую очередь отослал на рецензию рукопись в The New York Times… Но главное – книга вновь вышла в свет незадолго до выборов.

Три источника, три составных части – энциклопедия Дж. Манна

Присоединюсь к тем, кто оценил книгу как очень информативную. Если хотите знать, что из себя представляет администрация Барака Обамы с точки зрения внешней политики, из кого она состоит, как проходила становление и как эволюционировала – Джеймс Манн вам все подробно расскажет. Начиная со времен, когда республиканская администрация Буша-младшего правила балл в международных делах и, как написал автор в «Подъеме вулканов», достигла «максимально возможных горизонтов экспансии американской военной мощи и идеалов».

В это время внутри неформальной Аспенской стратегической группы, включавшей внешнеполитических экспертов обеих партий, вызревало поколение профессионалов-демократов, которые никогда не занимали самых высоких постов, но уже имели значительный опыт работы в Вашингтоне «на два уровня ниже». В свое свободное время в Аспене они, будучи закадычными друзьями, вместе рыбачили. Так их и прозвали: «Ловцы форели».

Вот что пишет Манн: «В Аспене их считали компанией друзей, безобидной кликой… Между тем, ловцы форели были среди демократов самой напористой внешнеполитической командой. Им было по сорок-пятьдесят лет, они были достаточно возрастными, чтобы сыграть немаловажную роль при Клинтоне, но при этом достаточно молодыми и амбициозными, чтобы претендовать на высокие посты, когда демократы придут к власти».

Среди них Манн выделяет Курта Кэмпбелла, Джима Штейнберга, Тома Донилона и Тони Блинкена. Он пишет:

«Ловцы форели представляли поколение демократов, обучавшихся внешней политике в 90-е. Им не терпелось показать, что демократы – не свора пацифистов, что они понимают, что такое национальная безопасность и готовы использовать военную силу, если это требуется, но порой иным образом и для других целей, чем это делали республиканцы».

Джеймс Манн отмечает, что Обама, когда показался на политическом горизонте, сразу продемонстрировал, что он – не пацифист: «Его характеристика войны в Ираке как “идиотской” ясно давала понять, что он допускает возможность войны “более умной”». Разумеется, Ловцы форели подошли Обаме как нельзя лучше. Они и стали первой составной частью его внешнеполитической команды.

Вторую часть обамовской команды Манн называет «обамовцами» или «собственно обамовцами». Это были люди весьма отдаленно связанные и с внешней политикой и с предыдущей демократической администрацией. Особо выделяет автор Бена Родса, Дэниса Макодоноу и Саманту Пауэр. Родс всю свою сознательную жизнь шел к карьере политического журналиста. Но один из редакторов Foreign Policy предложил ему другой путь – заняться спичрайтерством и познакомил с конгрессменом Ли Гамильтоном, который как раз искал спичрайтера. Гамильтон в 2006 году возглавлял двухпартийную комиссию по Ираку, так называемую группу изучения Ирака (Iraq Study Group) и взял в нее с собой Родса. В 2007 году сенатору Бараку Обаме понадобился человек со знаниями по Ираку и международному законодательству, а также умеющий писать речи. Родс и работающий с ним бок о бок столь же молодой Дэнис Макдоноу через пару месяцев уже работали в штабе Обамы. Примерно таким же образом исполнилась американская мечта журналистки и выпускницы Гарварда Саманты Пауэр.

Но не в везении одном дело. Манн пишет: «Обамовцы отражали влияние лидеров Конгресса, работающих за орбитой Клинтонов». Такими лидерами были уже упомянутый Гамильтон, а также Том Дэшл и Тэд Кеннеди. Благодаря им и их кадровому резерву (в который входил и вице-президент Джо Байден) Обама взял верх в праймериз над Хиллари Клинтон и во время своего президентства сумел быть относительно независимым от клана Клинтонов. Однако «собственно обамовцам» недоставало опыта. Им пришлось просить совета не только у Клинтонов, но и у членов администрации Буша (недаром, министром обороны при Обаме почти три года оставался Роберт Гейтс).

Третьей составной частью «обамовцев» стали люди, так или иначе связанные с кланом Клинтонов. И здесь особую роль сыграл бывший клинтоновский помощник по национальной безопасности Тони Лэйк. Как только Барак Обама выиграл выборы в Сенат, Лэйк пригласил его на ужин, на котором представил ему нескольких экспертов по внешней политике, в том числе очень амбициозную Сьюзен Райс. Эта женщина всегда знала, что ее будут путать с Кондолизой, и поэтому часто шутливо представлялась: «другая Райс».

Сьюзен Райс развернула настоящую «охоту» за внешнеполитическими профессионалами, причем не ограничиваясь «орбитой Клинтонов». Так, в частности, были «завербованы» Джефф Бэйдер, как специалист по Китаю, и Майкл Макфол, как специалист по России.

История с «призывом на действительную обамовскую службу» нынешнего посла в России, а до этого одного из ближайших советников Обамы профессора Макфола описана в книге очень красочно:

«В январе 2007 года Майкл Макфол принял звонок от своего старого друга Сьюзен Райс. Они знали друг друга уже более двадцати лет. Они были одногруппниками в Стэнфорде, затем вместе проходили аспирантуру в Оксфорде [4]. Райс спросила Макфола, кого из кандидатов-демократов он поддерживает. Макфол не был приверженцем ни одного из кандидатов, но он когда-то делал кое-какую работу для Джона Эдвардса, кандидата в вице-президенты 2004 года и сказал, что, наверное, опять сделает то же самое.

– К такой-то матери, чувак! – сказала Райс Макфолу, быстро переходя на разговорный язык, который практиковала со своими близкими друзьями… – Не работай на Эдвардса, это нелепо. Присоединяйся к нам.

Примерно через 30 минут Макфол принял второй звонок, на сей раз от Лэйка, с которым знаком был лишь шапочно. Призыв за Обаму в исполнении Лэйка прозвучал даже более настойчивым:

– Я знал много великолепных политиков и работал с некоторыми из них, – сказал он. – Поверь мне, этот парень станет следующим президентом, и он один из самых талантливых людей, которых я когда-либо встречал.

Макфол вписался».


Вот так «клинтоновцы» приводили «не-клинтоновцев», и подчас в неформальной обстановке складывалась та самая «дружина», которая определяла внешнеполитические шаги 44-го президента США.

Самым непростым оказался путь Хиллари Клинтон. По версии Манна, клинтоновский клан не очень-то хотел, чтобы Хиллари была на борту. В книге приводятся слова Бэйдера, сказанные еще до знакомства с Обамой:

«Многие из нас, кто ассоциируют себя с президентством Клинтона, испытывают огромное чувство преданности Биллу Клинтону, но это чувство не распространяется на Хиллари».

Вот и пойми, где здесь клановость, а где здесь самостоятельная линия г-жи Клинтон, которая до этого играючи штурмовала Нью-Йорк, а где, возможно, и ошибка автора бестселлера, ведь в аппарат Государственного секретаря США при Хиллари перекочевали многие профессионалы из команды ее мужа…

Стоит отметить, что перипетии Хиллари Клинтон в качестве госсекретаря описаны Манном довольно обстоятельно. Особенно тяжело пришлось ей в свой первый год на посту госсекретаря. Трудно сказать, действительно ли «отсутствие Хиллари», о котором так любили писать в 2008-09 годы газеты, явилось следствием травмы локтя, или это было лишь прикрытием, но в конечном счете г-жа Клинтон справилась и стала полноценным членом команды, хотя на начальном этапе, как по свидетельству Джеймса Манна, так и по информационным утечкам в прессе, ее не пускали во «внутренний круг» Обамы.

Но это уже совсем другая история, кто бы ни стал президентом в ноябре 2012 года…

Деклайнизм? Романтика? Реализм и центризм!

У Обамы исключительно хорошие спичрайтеры. Это отмечают и мои коллеги, и Джеймс Манн. Обама исключительно хорош, когда произносит речи. Он буквально околдовал Америку и весь мир своим Change…

В 2008 году складывалось ощущение, что Америка радикально изменится и дела в мире пойдут на лад, как только этот рослый чернокожий парень и его running mate, симпатичный бодрый старик-wasp Байден взойдут на американский властный Олимп. Даже в начале 2012 года один из моих коллег говорил: «Да, когда еще Россия дождется на посту президента США такого пушистого зайчика?!».

Все это так и не так одновременно. Дела в мире на лад никак не шли весь первый срок Обамы, несмотря на перезагрузку, вывод войск из Ирака, кажущуюся неуверенность в 3-м позиционном районе ПРО, СНВ-3 и обещанную «гибкость», которую сейчас так эксплуатирует конкурент Обамы Митт Ромни…

События в Ливии, так и не закрытая тюрьма в Гуантанамо, давление на Сирию и Иран, убийство Бен Ладена, совершенное на территории Пакистана, который не был даже извещен о вылазке американского спецназа, все еще стоящая на повестке дня европейская ПРО, участившееся использование беспилотников-убийц для уничтожения «врагов свободного мира», переформатирование военного бюджета в сторону концепции Global Strike – все это показывает, что Ромни и его коллеги не правы, когда говорят, что Обама только сдает позиции.

Более того, отсутствие вето России по Ливии и американский военный транзит через российскую территорию стал возможен только при Обаме.

Надо отдать должное Джеймсу Манну – он объясняет все эти противоречия. Те самые Ловцы форели уже были, как мы видели, отнюдь не пацифистами. Не были ими и «призванные» Райс и Лэйком демократы формально клинтоновского толка. В первый год, пока Обама осваивался, казалось – цитирую автора книги, – что «как будто речи (Обамы – ТА) исходят из одной части его мозга, а политика – из другой». Что ж, Родс – отличный спичрайтер, который во многом и создал обамовский романтизм, а Обама изначально был реалистичным политиком с прекрасным нюхом.

Обама получил Овальный кабинет в ситуации, когда военная экспансия была максимальной, а доверие и любовь к Штатам – минимальными, причем не только в Иране, Китае или России. Администрация Буша умудрилась довести и отношения с Европой до состояния перманентной внешнеполитической ссоры. Именно поэтому первый год Обамы должен был сигнализировать об отказе от доктрины Буша-младшего, о вменяемости Соединенных Штатов… Но отнюдь не об отказе от защиты национальных интересов США по всему миру.

Джеймс Манн много уделяет внимания именно войне в Ираке: «до Ирака», «пост-иракская эра» и так далее. И это верно. «Идиотская», по мнению «обамовцев», война поссорила Америку со всем миром, стоила полутора тысяч жертв среди американских солдат уже после объявления Буша о том, что «миссия выполнена». Обама, избавляясь от наследия Буша, вслед стал потихоньку избавляться от Обамы образца первого года своего президентства. Не чтобы стать Бушем-младшим, но чтобы стать настоящим Обамой второго срока, Обамой 2.0.

В книге Манна есть замечательная глава – «Скоукрофтовские демократы». Как известно, Брент Скоукрофт, республиканец до мозга костей (и, одновременно, противник войны в Ираке), всегда был тем, кем был – реалистом. Вот что пишет Манн:

«Был один человек, который более всего повлиял на первоначальную внешнюю политику Обамы и его администрации, и это был не Билл Клинтон, Джимми Картер или какой-либо еще демократ. Это был ветеран трех республиканских администраций Бен Скоукрофт. На протяжении сорока лет философия Скоукрофта была примерно одной и той же. Он был реалистом. Он раз за разом утверждал, что Соединенные Штаты должны меньше концентрироваться на том, что происходит внутри границ страны… Наоборот, американские лидеры должны концентрироваться на действиях государства за рубежом и на взаимоотношениях со своими соседями».

Что ж, Обама не мог полностью последовать рецептам Скоукрофта. Но там, где он им последовал, там он, по мнению Джеймса Манна, и преуспел. Во всем остальном его постоянно блокировал Конгресс.

Войдя в Овальный кабинет, Обама оказался в очень непростой ситуации в том числе и из-за нехватки ресурсов – вовсю свирепствовал экономический кризис. За многие десятилетия президент США не попадал в положение, когда может оказаться без денег на некую операцию (вовсе не обязательно военную) за рубежом. Вот что пишет автор о своей частной беседе с Нэнси Пелози, одной из «обамовцев», которая сказала Манну:

«Дело не в том, что мы забираем деньги из одного места и используем их в другом… Я имею в виду то, что говорю: у нас нет денег… У нас тупо нет денег».

И тут, разумеется, встает вопрос о деклайнизме, о вечном споре об упадке Запада. То, что спор вечный и покамест кончался ничем, верно подметил Артур Герман [5]. Однако, по мнению автора «Обамовцев», даже имей 44-й президент США неограниченные ресурсы, он бы все равно делал то, что делал. Более того, говорит нам Манн:

«Никогда ранее американские лидеры не вынуждены были так часто утверждать дома и за рубежом, что Америка не находится на спаде».

И далее:

«Я не верю в то, что обамовцы представляют собой очередной обратный ход маятника. По двум причинам. Во-первых, их политика склоняется к центризму, а не к зеркальному отображению политики администрации Буша… Что важнее, я не верю в то, что модель маятника здесь вообще подходит. Обамовцы не представляют собой самые дальние горизонты чего бы то ни было. Будущие президенты обеих партий будут иметь дело с той же самой реальностью – где мало денег, и Америка не может полностью контролировать новые растущие державы... Время пребывания Обамы в Белом Доме обозначило начало новой эры взаимоотношений Америки с остальным миром, эры, в которой американское лидерство не будет аксиомой».

За пределами книги

Газета The New York Times удостоила своего автора-любимчика развернутой рецензии, в целом хвалебной, за исключением просьбы к автору «не расслабляться с сомнительными обобщениями». А тремя днями ранее журнал Foreign Policy опубликовал статью «Делая из друзей врагов», в которой Митту Ромни сильно не советовали дразнить Владимира Путина заявлениями о враждебности России. Вот что написал в своей статье Джеймс Трауб:

«Ромни говорит, что настало время “перезагрузить перезагрузку”, но очевидно, что действующая администрация уже делает это… Второй срок Обамы, если таковой случится, наверняка будет ознаменован попытками упрочить связи с традиционными союзниками… нежели на том, чтобы преобразить конкурентов и противников… Реалистичная оценка пределов возможностей Америки изменить поведение недружественных стран весьма отличается от идеи отвечать враждебностью на враждебность, каковую лелеют советники Ромни из неоконов».

Это в точности подтверждает выводы Джеймса Манна. Во-первых, любой президент, избранный в ноябре 2012 года, окажется в одинаковых условиях, которые будут определять его внешнюю политику в гораздо большей степени, нежели его внутренние убеждения. В этом смысле Америка обречена на президента-реалиста, президента-центриста.

Во-вторых, риторика, тем более предвыборная, дает не слишком полное представление о том, что будет делать претендент, если ему посчастливится возглавить администрацию. Обама говорил как голубь, но, как мы видели, с самого начала опирался на тех демократов, которые отказывались быть пацифистами. Ромни, конечно, вынужден говорить сейчас как ястреб, но ведь его победа на праймериз во многом была связана с тем, что он изначально был одним из самых умеренных в стане республиканцев, так что было бы неверно ожидать от него ходов, которые прямо следуют из его слов.

Наконец, в-третьих, Обама прошел весьма тернистый путь формирования собственной внешнеполитической команды и собственного modus operandi на мировой арене. Теперь, если он переизберется на второй срок, руки у него будут полностью развязаны, так что мы увидим подлинного Обаму, того самого, кем он собирался стать еще только начиная подбирать себе соратников.


Дмитрий Дробницкий
Источник: "Terra America "


[1] Rise of the Vulcans: The History of Bush's War Cabinet/James Mann/First Edition, 2004

[2] The China Fantasy: Why Capitalism Will Not Bring Democracy to China/James Mann/Penguin Books, 2008

[3] The Obamians. The Struggle Inside the White House to Redefine American Power/James Mann/Viking Penguin, 2012

[4] Речь идет о программе Оксфордского Университета (Великобритания) по стипендиальному обучению выпускников ВУЗов со всего мира. Финансирование ведется из фонда предпринимателя и политического деятеля Сесиля Джона Родса (разумеется, не стоит путать с Беном Родсом, «обамовцем»). Оригинальное название – Rhodes Scholarship. Соответственно, Макфол и «другая Райс» названы в книге Rhodes Scholars, «аспиранты» – мой вольный перевод.

[5] См. The Idea of Decline in Western History/Arthur Herman/Free Press, 1997


 Тематики 
  1. США   (948)