В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Острова раздора или ящик Пандоры

Ситуация подобна знаменитой кошке Шредингера, той, что в одно и то же время ни жива и ни мертва.

Длинные новогодние праздники – зло. Не только из-за гигантских объемов поглощаемых в эти дни салатов с майонезом и разнообразных горячительных напитков – этот процесс все-таки можно контролировать силой воли – а главным образом потому, что отсутствие на рабочих местах ответственных чиновников и специалистов приводит к потере темпа в политических играх. А это, в свою очередь, чревато серьезными потерями – и не только имиджевыми.

В первые дни нового года неожиданно вновь стала острой тема возможной передачи Японии Южных Курильских островов». Интерес к этому сюжету возникал на протяжении всей второй половины 2018 г., начиная с саммита ВЭФ во Владивостоке, на котором Владимир Путин предложил премьер-министру Японии Синдзо Абэ заключить мирный договор между нашими странами «до конца года без всяких предварительных условий».

Напомню, что по условиям подписанной 19 октября 1956 г. Совместной декларации, состояние войны между СССР и Японией прекращалось, восстанавливались дипломатические отношения между Москвой и Токио, однако мирный договор заключен не был. А именно после заключения мирного договора СССР должен был передать Японии остров Шикотан и несколько необитаемых островов Малой Курильской гряды, которые японцы называют «Хабомаи».

Мирный договор не заключен до сих пор. В Токио считают, что сначала им должны быть «возвращены» острова, а в Москве – что сперва должны быть соблюдены дух и буква Декларации 1956 г.

Не будем сейчас распутывать геополитические узлы дальневосточного клубка, в котором сплелись интересы России, Японии, Китая и США. И сторонники (да, такие тоже есть!), и противники передачи Южных Курил Японии без особого труда могут найти там аргументы в защиту своей точки зрения.

Остановимся лишь на одном аспекте этой проблемы – на восприятии самого вопроса о принадлежности островов российским общественным мнением.

Когда Путин предложил Абэ заключить мирный договор «без предварительных условий», в Японии заподозрили, что коварный русский медведь хочет обмануть прямодушного самурая. В японских СМИ появились предположения, что в ходе 22 переговоров «с глазу на глаз», которые состоялись между Путиным и Абэ, российскому президенту удалось убедить японского коллегу отказаться от претензий на Южные Курилы, а, возможно, даже подписать секретный договор, о котором не осведомлены даже члены японского кабинета.

Спустя два месяца маятник качнулся в другую сторону.

После того, как 14 ноября в Сингапуре Путин и Абэ в очередной раз договорились обсудить мирный договор «на основе Декларации 1956 г.», о том, что Кремль готов отдать Японии то ли Шикотан и Хабомаи, то ли даже Кунашир и Итуруп в придачу (в Токио настаивают на возвращении всех четырех островов), забеспокоились уже в России. Многие телеграм-каналы заговорили о том, что МИД РФ готовится к «сдаче» островов японцам под невнятные гарантии.

Но тут всех закрутила предпраздничная суета, и об островах на время забыли.

А потом наступил январь 2019 г., и вместе с ним на головы еще не вполне пришедших в себя после отмечания Нового года жителей Российской Федерации обрушился целый шквал новостей, связанных с Южными Курилами.

1 января в интервью газете «Асахи» премьер-министр Абэ сделал несколько важных заявлений. Он заверил, что Япония не будет выселять жителей Южных Курил – «позиция Токио по островам не предполагает обязательного ухода местного населения». Абэ также заявил, что передача Японии островов должна проводиться «с учетом мнения проживающих на них граждан России». То есть, очевидно, по итогам референдума. Предложение благородное, но, как мы увидим дальше, чрезвычайно опасное.

Кроме того, Синдзо Абэ сообщил, что американские войска, размещенные на территории Японии, «не несут в себе враждебности для России никоим образом». Сказано это было таким тоном, каким взрослые успокаивают несмышленого ребенка, утверждающему, что под кроватью притаился страшный бука.

В российском МИДе эти заявления, оскорбительные как по форме, так и по содержанию, почему-то проигнорировали (ну, праздники, то-сё). Однако новости о том, что Япония не собирается выселять жителей Южных Курил из их домов, исправно висела в топе «Яндекса» почти неделю, как бы намекая читателям, что передача островов «японским партнерам» – дело практически решенное.

7 января Синдзо Абэ на могиле своего отца в городе Нагато поклялся «приложить все усилия» для того, чтобы решить проблему Курильских островов и завершить более чем полувековую историю с заключением мирного договора с Россией. Эта новость также была широко растиражирована отечественными СМИ – и тоже не вызвала какой-либо внятной реакции со стороны официальных лиц.

На следующий день газета «Иомиури» сообщила, что Япония намерена предложить России «отказаться от взаимных прав требовать какие-либо компенсации, связанные с Южными Курилами». Таким образом, решили в русском сегменте всемирной сети, у нас не только заберут острова, но и сделают это «безвозмездно, то есть даром».

Мне уже приходилось писать о том, что в условиях жесткой государственной медиа-политики в России все дискуссии по общественно важным вопросам неизбежно смещаются в пространство социальных сетей и нецензурируемых интернет-форумов. Именно там в первую неделю 2019 г. и развернулась весьма нелицеприятная полемика по вопросу Южных Курил.

«Путин не будет передавать никаких островов, – утверждает, к примеру, известный московский политолог Сергей Марков. – Даже простое обсуждение очень гипотетической возможности передать только 2 острова Японии вызвали резкое неприятие в российском обществе. Под угрозой оказался Большой Патриотический Договор между Путиным и российским обществом».

Главред «Эха Москвы» Алексей Венедиктов, напротив, считает, что Владимир Путин всерьез нацелен отдать острова Японии:

«Для нас главное — это не острова, а мирный договор. Что такое мирный договор с Японией? Это конец Второй мировой войне. Кто поставит точку во Второй мировой войне в исторической ретроспективе? … Человек, поставивший точку во Второй мировой войне — какой-то там Жуков, какой там Черчилль? Всё, конец! Все итоги Второй мировой войны подведены. И вот он (Путин, – К.Б.) точно понимает это. Может быть, это перебор, конечно, может быть, это мои фантазии. Но, я думаю, что это не мои фантазии, я думаю, что это мои конструкции».

Но если и Марков, и Венедиктов – это, так сказать, политологи статусные, вынужденные следить за своим языком, то рядовые пользователи Рунета вовсе не считали нужным стесняться в выражениях. Подозрительное молчание российского МИДа вызвало целый шквал обвинений Кремля в намерении «сдать» или «продать» Южные Курилы японцам. Причем, что интересно, наиболее активно ругали Кремль не либералы – эти как раз выдерживали многозначительную драматическую паузу – а патриоты. «Предатели» и «хитропланщики» – пожалуй, самые безобидные эпитеты, которыми они награждали еще ничего не успевший сделать Кремль.

Можно, конечно, отмахнуться от того, что говорят в соцсетях (как, к слову, и предпочитают делать многие чиновники) – но отсутствие обратной связи еще никогда ни к чему хорошему не приводило.

Называя вещи своими именами, какие бы планы, хитрые или не очень, не вынашивали в Кремле, первый раунд информационного противостояния там проиграли. На протяжении девяти дней января информационная повестка была отдана исключительно японским ньюсмейкерам и СМИ. И трудолюбивые японцы, не отвлекающиеся на такие глупости, как празднование Нового года, использовали представившуюся возможность на «сто пятьдесят шесть» процентов.

К утру 9 января в том, что Россия отдаст Японии по меньшей мере два, а возможно, и все четыре острова, не сомневались не только пользователи Рунета, но и американские военные. Вишенкой на торте стало заявление командующего вооруженными силами США в Японии генерал-лейтенанта Джерри Мартинеса о том, что США не намерены «на данном этапе» разворачивать свои войска на Южных Курилах. Удивительное хамство генерала, наконец, вывело из себя даже буддистов и стоиков из российского МИДа (а может быть, они, наконец, решили разобраться с накопившимися за длинные новогодние праздники проблемами).

Пресс-конференция Мартинеса состоялась, когда в Москве была еще глубокая ночь. А уже утром в здание на Смоленской площади был вызван (официальные СМИ используют более мягкий термин «приглашен») посол Японии в РФ Тоёхиса Кодзуки. Послу было указано, что высказывания Токио о необходимости «добиться понимания» жителей Южных Курил о «переходе территориальной принадлежности» островов к Японии и об отказе от требования выплаты Россией компенсаций в пользу Японии за «послевоенную оккупацию» островов «грубо искажают» суть договоренностей лидеров двух стран об ускорении переговорного процесса на основе Декларации 1956 г. и «дезориентируют общественность».

После этого официальные российские СМИ, наконец, проснулись от долгой зимней спячки.

«Японцам дали по рукам из-за Курил!» – торжествует «Московский комсомолец».

«Курилы не сдаются и не продаются!» – ликует Life.ru

«Японцев поставили на место», – констатирует даже оппозиционная власти «Новая газета», не забывая, впрочем, прибавить: «Но переговоры о Южных Курилах продолжатся».

Трудно отделаться от ощущения, что 9 января с самого верха поступила команда любыми способами дезавуировать мнение о том, что Кремль решился на сделку с Токио. И эту команду тут же бросились выполнять послушные винтики российской вертикали власти.

В четверг ВРИО губернатора Сахалинской области Лимаренко неожиданно делает жесткое заявление по поводу передачи Южных Курил Японии: «Курильские острова – это российская земля. Это очевидно. Я знаю мнение жителей Сахалинской области – они категорически против каких-либо территориальных изменений».

В тот же день, 10 января, депутат от ЛДПР Сергей Иванов вносит на рассмотрение Госдумы РФ законопроект, декларирующий, что Курильские острова являются неотъемлемой частью России в составе Сахалинской области и запрещающий подготовку любых правовых актов об отторжении островов от нашей страны.

Ну так что же? Выдохнули? Успокоились? Проблема передачи Японии Шикотана и Хабомаи больше не стоит на повестке дня?

Ах, если бы все было так просто.

Ведь законопроект – это еще не закон. И то, что его внес депутат от ЛДПР, как бы намекает на то, что законом он вполне может и не стать (другое дело, если бы это была инициатива ЕР). И переговоры, как правильно заметила «Новая газета», все равно будут продолжаться. 14 января в Москву прибывает министр иностранных дел Японии г-н Таро Коно – готовить почву перед визитом самого Синдзо Абэ. И с большой долей вероятности этот визит состоится – а единственной его целью может стать только заключение какой-то договоренности по островам.

Главная особенность нынешней ситуации – ее неопределенность. Ситуация подобна знаменитой кошке Шредингера, той, что в одно и то же время ни жива и ни мертва. Нельзя утверждать, что острова (два или четыре) обязательно будут переданы Японии. Точно так же нельзя утверждать, что они никогда не перейдут под японский суверенитет. Именно туманные перспективы решения вопроса Южных Курил и делают этот вопрос чрезвычайно уязвимой точкой – причем, как внешней политики, так и внутренней.

В 2004 г. Россия уступила Китаю территории общей площадь в 337 квадратных километров (что сравнимо с площадью Шикотана и Хабомаи), в том числе часть Большого Уссурийского острова и о. Тарабаров на р. Амур. Эти уступки не вызвали серьезных протестов в российском обществе – против выступили только некоторые депутаты от КПРФ, но их голос не был услышан и ни на что не повлиял. Жители Хабаровского края, впрочем, попытались провести референдум по вопросу об изменениях границы края, однако эта попытка была блокирована на уровне законодательного собрания края.

Если бы Кремль захотел заключить мирный договор с Японией в 2004-2005 гг., у него с большой долей вероятности это получилось бы – и, вероятно, даже не спровоцировало серьезных социальных потрясений. Однако тогда необходимость подобного шага для Кремля была неочевидна, а налаживание отношений с Китаем казалось неизмеримо важнее сближения с Токио.

Это сближение стало актуальным сейчас, когда Россия находится под санкционным давлением и вынуждена искать союзников даже среди «умеренных» противников. Но именно сейчас отдать Южные Курилы – даже два острова, как это обозначено в Декларации 1956 г., то есть, фактически, реализовать принятое шестьдесят с лишним лет назад решение советского руководства – означает открыть ящик Пандоры.

Будем смотреть правде в глаза: резко негативная реакция общества на туманные намеки политического руководства страны о возможности компромисса с Японией и на странное молчание МИДа в первые дни января нового года говорит о том, что кредит доверия, отпущенный российским обществом власти, исчерпан.

Конечно, власть пользовалась этим кредитом по-купечески широко: обосновывала необходимость грабительской пенсионной реформы, вводила налог на самозанятых и повышала НДС, объясняла, почему бензин дорожает на фоне дешевеющей нефти и т.д. Но любой источник рано или поздно иссякает. И эмоциональное напряжение – доходящее порой до истерики – существующее в обществе из-за проблемы Южных Курил – возникло не случайно.

Не представляю, что может нивелировать ущерб, нанесенный авторитету власти непродуманными и непопулярными шагами последних месяцев. – разве что новая Русская Весна, повторение 2014 г. Признание ДНР и ЛНР, объединение с Белоруссией, решительные шаги в отношении Приднестровья – но уж никак не заключение мирного договора с Японией ценой уступки даже двух скалистых и малонаселенных островов.

Опасности и риски, которые несет в себе такой шаг, существенно перевешивают плюсы и бонусы.

Во-первых, аппетит приходит во время еды. Получив два острова, Токио не остановится и потребует Итуруп и Кунашир. А потом и половину Сахалина.

Во-вторых, даже на двух островах (хотя в реальности их больше – Хабомаи, как мы помним, представляет собой архипелаг маленьких островков) рано или поздно появятся американские военные базы. И чем же тогда передача Южных Курил будет отличаться от горбачевского «объединения Германии», в результате которого военная мощь Запада в Европе усилилась многократно?

В-третьих, если Россия отдаст проигравшим во Второй мировой войне японцам два военных трофея – Южные Курилы, то что помешает другим проигравшим – немцам – потребовать назад Калининград – Кенигсберг?

В-четвертых, лукавое предложение японцев провести референдум по вопросу о переходе Южных Курил под юрисдикцию Токио открывает еще один ящик Пандоры, побольше размером. Этот ящик удалось захлопнуть в 2005 г., когда не состоялся референдум в Хабаровском крае, но тогда, по-видимому, никто не предполагал, какие опасности несет в себе подобная практика.

Сейчас проведение референдума по изменению территориальных границ РФ возможно только в масштабах всей страны. То есть в этом случае судьбу жителей Южных Курил будут решать не только и не столько они (их всего около 17 тысяч человек), а все граждане России. Нетрудно догадаться, каким будет результат такого референдума – и, с вероятностью в 99,9% этот результат не будет признан ни Японией, ни Западом в целом.

Вполне возможно, что Токио (и Вашингтон, чьей поддержкой Япония стремится заручиться) будет настаивать на проведении регионального референдума. Очевидно, именно на это направлены заявления Абэ о том, что жители островов не будут выселены из своих жилищ, получат японские паспорта и т.д. В этом случае результат такого плебисцита предсказать будет сложно: надежды жителей Южных Курил на «лучшую жизнь» при японском суверенитете могут перевесить их патриотизм.

Но главное даже не это. Главное то, что проведение подобного регионального референдума будет идти в разрез с Конституцией страны.

Как справедливо пишет главред сетевого портала Pravda.ru Вадим Горшенин, «эти положения можно поменять при условии, что предложение о пересмотре (Конституции, – К.Б.) будет поддержано 3/5 Федерального собрания, после чего должно быть вынесено на рассмотрение Конституционного собрания… но.. для того, чтобы Конституционное собрание приняло новые формы государственного устройства, Россия должна будет отказаться от принципов федерализма и перейти к конфедеративному устройству. А конфедерация означает уже союз суверенных государств, и, как мы понимаем, эта конструкция еще более хлипка для выживания, нежели та, что была заложена в основу Советского Союза с его национальным делением границ. Рядом с такой идеей даже «план Даллеса» является детским всхлипом против грозного взрослого рыка».

Иными словами: небольшая – вроде бы – уступка Японии двух «спорных» островов может привести не только к серьезному конфликту между обществом и властью, но и к краху всего государственного устройства нынешней России.

Стоит ли мирный договор со страной, с которой мы в общем и так неплохо ладим и сотрудничаем, такого колоссального риска?

Ответ на этот вопрос, как мне кажется, очевиден.


Кирилл Бенедиктов
Источник: "ForPost"


 Тематики 
  1. Общественное мнение   (140)