В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

«Индекс счастья» и другие проблемы России

Честно говоря, мне все равно – «передохнут» или нет от «черной меланхолии» враги и лукавые союзники России на международной арене. Гораздо важнее, будет ли расти «индекс счастья» у моих соотечественников.

В отличие от уважаемого коллеги Акопова, я не вижу в прошедшей 20-го декабря традиционной большой пресс-конференции президента России особенных поводов для гордости или радости.

Да, Владимир Путин по-прежнему демонстрирует великолепное владение материалом. Он свободно и даже изящно оперирует цифрами и фактами, доказывая всему миру, что память у него действительно профессиональная. Он, как и раньше, вызывает искреннее уважение: мало кто из мировых лидеров способен на подобный комплексный подход к оценке политических проблем и рисков, особенно во внешнеполитической сфере.

Но… давно уже было замечено, что Путину вообще интереснее именно внешнеполитическая повестка. Положа руку на сердце – кому из нас на месте президента великой страны было бы интереснее разбираться с проблемами ЖКХ или повышением пенсионного возраста, чем решать сложнейшие геополитические головоломки и находить выходы из тупиков, в которых давно и безуспешно топчутся опытные мировые лидеры? Так что по-человечески все это очень понятно – но от Путина мы, сознательно или подсознательно, ждем совсем другого. А не дождавшись, разочаровываемся.

Умеренно-оптимистичная картина, которую Путин нарисовал в самом начале пресс-конференции, конечно, не может не радовать – но при более внимательном рассмотрении оказывается, что она нарисована немного иными красками, чем в предыдущие годы.

Небольшой профицит бюджета, небольшой рост ВВП, небольшой рост промышленного производства – все эти показатели действительно свидетельствуют о том, что экономика, по крайней мере, прекратила сваливаться в черную дыру. «Сохраняется приемлемая для нас инфляция» – тут уже любопытнее, потому что на прошлогодней пресс-конференции уровень в 5,5% был назван «рекордно низким», а нынешний уровень – 4,1% – 4,2% всего лишь «приемлемый». Впрочем, с прогнозом на следующий год все гораздо сложнее, поскольку резкий рост цен на топливо неизбежно вызовет раскручивание инфляционной спирали – и нынешние четыре процента покажутся недостижимым рекордом.

А вот о чем не сказано ни слова – так это об оттоке капитала из страны.

Вспомним, что говорил президент на пресс-конференции 2017 г.: «в этом году за первые, по-моему, 9-10 месяцев было всего 9 миллиардов, будет по году где-то 16-17 миллиардов… В целом это тоже очень хорошая динамика».

Однако по официальным данным Центробанка, чистый вывоз капитала из России частным сектором составил за 2017 г. $31,3 млрд. и вырос более чем в 1,5 раза по сравнению с показателями 2016 г. Вряд ли это можно назвать «хорошей динамикой».

Что еще более неприятно, согласно сообщению ЦБ РФ в ноябре 2018 г., отток капитала из России за первые 10 месяцев текущего года составил, по предварительным оценкам, $42,2 млрд. А в целом ЦБ в 2018 г. ожидает оттока капитала в размере $66 млрд. – то есть в два раза больше, чем в прошлом году. И то при среднегодовой цене нефти за баррель в $72 – а она, скорее всего, будет ниже.

Ничего не сказал на этот раз Путин и о демографии. Еще в прошлом году на пресс-конференции президент говорил, что в стране сохраняется положительная динамика в демографии («естественный прирост населения сохраняется… чуть-чуть поменьше стала рождаемость, но у нас улучшились показатели по смертности… и в целом положительная динамика в естественном приросте населения»). Но по данным Росстата в 2017 г. уровень рождаемости в России снизился сразу на 10,7% – вряд ли это можно назвать «чуть-чуть». А в этом году цифры убыли населения и вовсе стали пугающими: за первые 6 месяцев население России сократилось почти на 92 000 человек – а если не учитывать прирост за счет мигрантов (в основном из мусульманских республик Средней Азии) – то на все 170 500 человек.

Росстат прогнозировал: если во втором полугодии 2018 г. такая динамика сохранится (при том, что никаких оснований предполагать иное просто нет) – нынешний год станет первым годом убыли населения России начиная с 2009 г.

Вероятно, именно поэтому о демографии на нынешней пресс-конференции не было сказано ни слова – только про крохотное увеличение средней продолжительности жизни с 72,7 до 72,9 лет.

Конечно, вряд ли главе государства было бы разумно и целесообразно акцентировать внимание только на проблемах и провалах. Но и делать вид, что все хорошо, наш паровоз летит вперед по накатанным рельсам, и сгущающиеся над миром тучи обойдут нас стороной – тоже не совсем правильно.

Очень характерен тут ответ президента Андрею Колесникову, почти прямым текстом спросившего главу государства, не спровоцирует ли оно такое же протестное движение, как во Франции. Путин сказал следующее: во Франции события связаны с повышением цен на топливо, но они послужили только спусковым механизмом для выплеснувшегося на улицы недовольства политикой французских властей (оценивать которую президент считает некорректным). Между французской и российской ситуациями, по мнению Путина, большая разница: французское правительство «пошло сознательно на повышение цен на нефтепродукты и бензин», а в России «повысились цены на бензин в связи с ростом цен на нефть на мировых рынках».

Для всех наших сограждан, имеющих автотранспорт, такое объяснение звучит довольно странно. Цены на бензин росли все последние годы вне зависимости от конъюнктуры на рынке углеводородов: нефть дешевела – бензин дорожал, нефть дорожала – бензин продолжал подниматься в цене. То, что в цене литра бензина цена собственно нефти составляет меньше половины, не является государственной тайной. Так, в цене на бензин АИ-92 налог на добычу полезных ископаемых в мае этого года составляла 38,1%, акцизы – 19,16%, НДС и другие налоги – 16,54%. Итого почти 74 копейки с каждого рубля, который потребитель платил за литр 92-го, уходило государству. Если сейчас средняя цена за 92-й бензин составляет 42 рубля, то 31 рубль – это налоги и акцизы, и только 11 получают топливные компании.

По сути, президент прав, когда говорит, что «там (во Франции, – К.Б.) сознательно пошли на повышение, повысили, по сути, сами, а здесь правительство борется с этим повышением». Действительно, на фоне резкого роста оптовых и розничных цен на топливо в конце мая 2018 г. было принято решение снизить акцизы на бензин и дизтопливо на 3 и 2 тысячи рублей за тонну, а также не повышать ставки с 1 июля, как предполагалось ранее (на 700 рублей за тонну). Однако мера эта временная – уже с 1 января 2019 г. начнется завершение «налогового маневра» в нефтяной отрасли, в результате чего таможенные пошлины на углеводороды снизятся, а НДПИ, соответственно, повысится. И если на экспортеров нефти за рубеж этот маневр прольется золотым дождем, то продавцы топлива на внутреннем рынке будут вынуждены задрать цены, чтобы скомпенсировать свои убытки.

Таким образом, хотя президент и обещает, что правительство не допустит резкого скачка цен на нефтепродукты в следующем году, оснований утверждать, будто между французской и российской ситуациями существует какая-то принципиальная разница, не так уж и много. Нет уверенности и в том, что эти ситуации не будут иметь схожие последствия, включая массовые протесты «желтых жилетов» на улицах Москвы и других крупных городов.

Справедливости ради, надо сказать, что президент прекрасно понимает, насколько лукавой может быть официальная статистика, и с каким недоверием могут быть восприняты озвученные им цифры. Именно поэтому он так долго и подробно отвечал на вопрос о достоверности статистики, который задал Рустам Фаляхов из Газеты.ру. Журналист справедливо заметил, что если верить рапортам правительства, доходы растут, а цены падают (в самом начале пресс-конференции Путин сказал, что после длительного перерыва зафиксирован небольшой тренд на повышение доходов населения – на 0,5%).

Но люди смотрят на ценники, и понимают, что правительственные чиновники просто жонглируют цифрами. Понимают это и эксперты, чьи данные «не бьются» с данными официальной статистики – и «не от хорошей жизни» предлагают ввести для России «несколько экзотический индекс счастья», который будет показывать изменение настроения граждан страны вне зависимости от статистики министерств и ведомств.

Да, согласился президент, людям надо лучше объяснять, откуда берутся эти цифры и что они значат, и как на них реагировать. Статистика не идеальна, но главное, людям надо объяснять, что это усредненные цифры.

То есть, если выросли продажи автотранспорта, если вырос объем авиаперевозок внутри страны и за рубежом – это означает, что покупательная способность населения выросла тоже. А значит, повысился и уровень доходов.

И снова Путин прав по сути – у части населения доходы выросли, причем довольно существенно.

Согласно данным ежегодного отчета Global Wealth Report 2018, подготовленного банком Credit Suisse, в 2018 г. общее число долларовых миллионеров в России увеличилось аж на 30% – до 172 тысячи человек (на 40 тысяч больше, чем в 2017 г.). Увеличились и масштабы их состояний – на 10% самых богатых граждан нашей страны в 2018 г. приходилось 82% всего личного богатства в России (в 2017 – только 77%).

А если вспомнить, что в 2008 г. в России было всего 97,1 тыс. долларовых миллионеров, то прогресс в росте доходов населения будет налицо. Согласно тому же докладу, совокупное благосостояние в России в период с июля 2017-го по июнь 2018 года выросло на $300 млрд, до $2,2 трлн.

Но остальные 146 708 000 граждан Российской Федерации, не имеющих своего миллиона в долларах или евро, не испытывают от подобного роста благосостояния никакого удовлетворения. Именно поэтому «индекс счастья», о котором говорил Рустам Фаляхов, вряд ли будет введен в инструментарий официальной статистики – по крайней мере, в ближайшие годы.

На следующий день после пресс-конференции в телеграм-каналах появились данные сервиса Brand Analytics, проанализировавшего более 250 000 сообщений в соцсетях, посвященных пресс-конференции президента. Согласно этим данным, пользователям сетей оказались интересны всего лишь две темы – пенсионная реформа (о которой Путин не сказал ничего нового, повторив свои августовские заявления) и возможность возвращения к социализму, которую Путин категорически отверг.

«Запрос на социальную справедливость очень высокий», – сделали вывод аналитики.

Увы, ответа на этот запрос ни журналисты, ни общество не получили. Зато услышали – в очередной раз – что президент «в целом доволен» работой команды Медведева. А также узнали, что «элементы социализации экономики, социальной сферы» всегда связаны с «расходами больше доходов и в конечном итоге – с тупиком в экономике».

Таким образом, несмотря на сдержанную критику президентом Алексея Кудрина, которая была восторженно воспринята наиболее лоялистски настроенными комментаторами, либерально-экономический курс, которого руководство России придерживается уже почти тридцать лет, остается неизменным, а монетаристские мантры ВШЭ по-прежнему не подвергаются сомнению.

Но если внутриполитическая часть пресс-конференции оставляет ощущение разочарованности, то ответы на вопросы, касающиеся внешней политики России, демонстрируют нам прежнего Путина – умного и осторожного геополитика и стратега, просчитывающего действия других игроков за «Великой шахматной доской» на два хода вперед.

Сложно не согласиться с оценкой главы комитета Госдумы по международным делам Леонида Слуцкого, который назвал пресс-конференцию президента «программной с точки зрения расстановки акцентов во внешней политике России».

Президент не просто затронул, но дал очень четкие определения стоящим перед Россией внешнеполитическим проблемам: начиная от выхода США из Договора по РСМД и заканчивая украинскими провокациями в Керченском проливе. Здесь он ни на йоту не уклонялся от самых острых тем и сюжетов, чувствовалось, что ему это по-настоящему интересно, и уверенность президента передавалась его аудитории.

Россия, по мнению Путина, стала мощным игроком на международной арене, который хочет разговора на равных. Отсюда – все попытки США выставить Россию «страной-агрессором»: высосанное из пальца «дело Скрипалей», за которое на нашу страну обрушили очередные санкции (в то время, как за реальное и зверское убийство журналиста Хашогги саудовскими спецслужбами никаких санкций против Эр-Рияда не последовало), отсюда же политика использования марионеточного режима Порошенко для обострения конфликта между Украиной и Россией.

«В Вашингтоне руководствуются старым клише: «С Украиной Россия — сверхдержава, без неё — наоборот», – пишет в своем телеграм-канале глава Комитета ГД РФ по международным делам. – Так что за попытки «растащить» (так назвал это Владимир Путин) российский и украинский народы Порошенко простят всё».

«Старое клише», о котором пишет Слуцкий, на самом деле цитата из книги геополитического фантазера Збигнева Бжезинского, который действительно серьезно заморочил голову атлантистской элите своими (берущими начало в его польском менталитете) представлениями о том, что сильная Россия без Украины невозможна. В данном случае, пожалуй, стоит сказать старику Збигу «спасибо», поскольку, сосредоточившись на том, чтобы «растащить» русских и украинцев, Запад ослабил интенсивность действий на других направлениях, в том числе, на белорусском. Впрочем, это совсем другая история.

Нельзя не оценить изящество, с которым Путин «посадил в лужу» Порошенко, говоря о провокации в Керченском проливе: «рейтинг у Петра Алексеевича вроде подрос немножко, он теперь с пятой позиции переместился где-то на вторую-третью… У Юлии Владимировны, по-моему, 20 и больше, уже 20 с лишним, а все остальные, Зеленский, по-моему, потом Бойко и Порошенко – у них в районе 12 процентов. В этом смысле да, он, наверное, свою задачу выполнил. За счет интересов страны, я считаю. Это плохой способ поднятия рейтинга».

Сказал президент и о том, что, посылая в территориальные воды России украинских военнослужащих, Порошенко и его присные рассчитывали, что кто-то из них погибнет от пуль «агрессора». «Большое недовольство, я вижу, в правящих кругах вызвало то обстоятельство, что никто не погиб», – иронически заметил Путин.

«Подобная трагедия раскрутила бы маховик антироссийской истерии на полную мощность, – считает Слуцкий – Впрочем, чего еще ожидать от Петра Порошенко, который уже не раз демонстрировал свою абсолютную беспринципность?»

С украинской темой связан и единственный ответ президента на внешнеполитическую тему, вызывающий смешанные чувства. Речь идет о Донбассе и его населении, подвергающемся постоянным атакам ВСУ.

Отвечая на вопрос украинского журналиста, интересовавшегося, сколько денег Путин тратит «на оккупированный Донбасс», где «нищета под Вашим руководством, а люди превратились в рабов России, если называть вещи своими именами», президент ответил: «Мы действительно оказываем гуманитарную и другую помощь и поддержку людям, которые проживают на этой территории. Но только для того, чтобы их окончательно там не раздавили, не съели и не порвали, и будем это делать дальше».

То есть – украинские каратели будут и дальше убивать и мучить жителей Донбасса, а мы (Россия) будем оказывать им гуманитарную помощь, чтобы их не убили совсем. Не знаю, как вам – мне такая позиция представляется очень уязвимой по морально-этическим соображениям. Особенно на фоне той «абсолютной беспринципности» украинской верхушки, о которой шла речь выше.

Впрочем, за этим единственным исключением все ответы президента на внешнеполитические темы продемонстрировали, что у России все-таки есть своя твердая позиция по ключевым проблемам современной международной политики и есть политическая воля эту позицию отстаивать.

В отличие от предыдущих пресс-конференций отношениям с США было посвящено совсем немного вопросов – да и те задавали в основном корреспонденты западных СМИ. Это говорит, помимо всего прочего, и о том, что самоценность России, как суверенного политического игрока на мировой арене, существенно выросла (о чем-то подобном говорил недавно посетивший Москву экс-президент Франции Николя Саркози).

«Что касается управления миром, то мы знаем, где находится штаб, который пытается это делать – и он не в Москве», – так Путин ответил на вопрос журналиста The Wall Street Journal, допытывавшейся, действительно ли президент России хочет править миром. «Когда я слушал ответ Путина, – комментирует Слуцкий, – мне вспомнился канцлер Горчаков, который как-то сказал своим европейским партнерам: «Без России вы все передохнете от черной меланхолии».

Безусловно, успехи России на внешнеполитическом направлении, как и рост ее авторитета в мире, не могут не радовать. Но самое главное тут – в соблюдении необходимого баланса между внешне- и внутриполитическими достижениями.

Честно говоря, мне все равно – «передохнут» или нет от «черной меланхолии» враги и лукавые союзники России на международной арене. Гораздо важнее, будет ли расти «индекс счастья» у моих соотечественников из Москвы, Севастополя, Казани, Владивостока, Новосибирска и других городов нашей страны – и вот на этот вопрос ответа пока нет даже у президента.


Кирилл Бенедиктов
Источник: "ForPost"


 Тематики 
  1. Общество и государство   (31)
  2. Россия   (1206)