В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Начало войны в Грузии 08.08.08

Десять лет назад, в ночь с 7 на 8 августа, Грузия напала на Южную Осетию и через пять дней была разбита Россией

«Пятидневная война», операция по принуждению Грузии к миру — названий много, но эту скоротечную боевую операцию запомнили именно по символичной дате — 8 августа 2008 года. Магия цифр оказалась сильнее слов: 08.08.08. И их запомнили во всем мире. В России — в связи с тем, что эта дата стала отправной точкой для коренной реконструкции собственной армии. За кадром осталась еще одна восьмерка — в 2 часа ночи, 08 минут Грузия официально уведомила российских миротворцев, размещенных на линии разграничения в зоне конфликта, о начале войны в Южной Осетии. «Вооруженной провокацией» действия грузинской армии было назвать невозможно.

Из личного

«Август 2008 года. Ночь с 8-го на 9-е число. Дорога от Владикавказа до Рокского туннеля на границе с Южной Осетией заполнена боевой техникой. Танки, БМП, командно-штабные машины, инженерная техника, полевые кухни, непонятного назначения кунги, ТРМ-ки, санитарные «таблетки» — 58-я общевойсковая армия выдвинулась к месту боевых действий со всем своим громоздким скарбом. Пойманное на «Бесланском круге» (развилка дорог близ Владикавказа) такси легко и быстро обгоняло колонну, которая не могла набрать заданный темп и тормозилась из-за множественных поломок техники, чья «молодость» пришлась еще на период войны в Афганистане.

Впечатление было двойственное. С одной стороны — горы дрожали от мощи гусениц, а танки Т-72 и БМП-2, вкупе со 152-мм САУ «Акация», БМ-21 «Град», системами залпового огня «Ураган» и прочей боевой техникой производили впечатление неумолимой силы. С другой — удручающе смотрелся хлам времен царя-Гороха, который, собственно, и тормозил скорость движения. Армия уверенно ползла вперед. Туда, где на окраинах Цхинвала уже вступила в бой передовая группировка армия, которая в разы уступала напавшей на Южную Осетию Грузии. Там как раз не хватало всей этой мощи 58-й армии и старенькие БМП-1 шли в атаку на грузинские танки, чтобы разблокировать посты российских миротворцев".

А что же делал в первые дни войны российский Генштаб? Спал! В прямом смысле слова. Именно в эти дни тогдашний министр обороны Анатолий Сердюков затеял переезд основных «боевых» управлений — Главное оперативное управление (ГОУ) и Главное организационно-мобилизационное управление ГОМУ), из одного здания в Москве в другое. И одно дело перетащить сейфы с картами, а совсем другое — средства связи для управления войсками, которые нужно еще наладить. В итоге, многие генштабисты узнали о начале войны из утренних новостных сообщений. Да и сам Сердюков «вышел в эфир» лишь спустя десять часов, после того как грузинские «Грады» обрушились на Цхинвал — видимо примерял Васильевой «аленькие тапочки с розовым цветком».

— Генштаб знал о серьезных приготовлениях Грузии к нападению на Южную Осетию еще за несколько месяцев, — рассказывал один из офицеров ГРУ. — Оперативные сведения были еще и раньше, но почему-то решили, что война случится не раньше 1 сентября, а потому предпочли не спешить. Никого не отзывали из отпусков, не переводили на казарменное положение, опытного начальника ГОУ генерал-полковника Александра Рукшина уволили за несколько недель до 8 августа 2008 года. Оставался «на посту» лишь новый начальник Генштаба генерал-полковник Николай Макаров, назначенный на эту должность за два месяца до начала войны с Грузией, но он не решался на самостоятельные решения. Так что команды из Москвы в войска тогда еще Северо-Кавказского военного округа не было и в первые дни войны им приходилось принимать самостоятельные решения.

Можно по разному оценивать итоги операции по принуждению Грузию к миру в августе 2008 года, но тогда, утром 9 августа, «безумству храбрых мы пели песню». Так сложилось, что на территории Южной Осетии в тот момент находилась лишь усиленная батальонная группировка 58-й армии, которая неделей ранее принимала участие в совместных учениях с вооруженными подразделениями южноосетинской армии. Именно учениях — боезапас наполовину состоял из штатных (учебных) боеприпасов. Из техники — 30 БМП, усиленная танковая рота, батарея (даже не дивизион!) САУ 152-мм «Акация», минометная батарея, два БТР и КШМ (командно-штабная машина). На тот момент из грузинского города Гори на Цхинвал выдвинулась колонна из 70-ти (!) модернизированных грузинских танков Т-72, оснащенных лазерными дальномерами.

Соотношение сил было явно не в нашу пользу. Но командарм-58 генерал-лейтенант Анатолий Хрулев принял решение войти в Цхинвал, где уже обосновались диверсионно-разведывательные группы грузинской армии, по улицам ползали грузинские танки. Решение — где-то авантюрное. Но к тому времени кто-то доложил в Москву, что город находится под контролем российских войск. Тех самых, которые медленно переваливались через перевал и еще даже не вышли к южноосетинскому городу Джава, который находится в 20 километрах от Цхинвала. Мотострелки вступили в бой, попали в засаду, но сумели сделать главное — показать грузинам, что они не могут безраздельно хозяйничать в городе и уж тем более продвигаться вперед.

— Нападение Грузии на Южную Осетию было действительно неожиданным, — рассказывает Анатолий Хрулев. — Накануне мы там проводили учения, отрабатывали оперативно-тактические задачи по планам Генштаба, проверяли боеготовность и слаженность частей и подразделений 58-й армии. Грузинской стороной также в это время проводились военные маневры на своей территории. Как говорится, демонстрировали мускулы — это распространенная практика для сопредельных государств. И мне, как командующему, было достаточно отслеживать ход учений из ЦБУ (центр боевого управления) армии. Но ситуация резко изменилась в ночь с 7 на 8 августа, когда ночью грузинские снаряды полетели на позиции наших миротворцев и дома мирных жителей. Я получил задачу от вышестоящего командования выехать в зону боевых действий, чтобы на месте разобраться в сложившейся обстановке.

Из личного

«Это был жестокий бой. Мне доводилось попадать под обстрелы и в Афганистане, и в Чечне, и в Дагестане, и Сербии, да много где еще, но такого огня в упор не видел. Нельзя сказать, что бой сразу закончился победой. Стрельба шла в упор — метров с десяти. Был ранен генерал-лейтенант Анатолий Хрулев, несколько российских журналистов. В том бою погиб и Герой России майор Денис Ветчинов, который прикрывал отход штабной группы, попавшей в засаду. Так получилось, что он умер у меня на руках — двух санпакетов не хватило, чтобы перевязать все его раны. Оставалось протащить майора всего несколько метров до остановившейся на дороге БМП, когда его тело стало внезапно в два раза тяжелее — фронтовики часто вспоминали такие ситуации…»

Рейд на Цхинвал батальонной тактической группы помог сделать главное — дать возможность подойти основным силам, которые катком прошлись по всей Южной Осетии и даже вышли спустя двое суток к пригородам Тбилиси, пока не получили приказ вернуться обратно. Неоспоримое влияние на успех операции против Грузии внесли подразделения 76-й псковской дивизии ВДВ, которые оперативно перебросили в зону конфликта. Десантников поддерживали и подразделения 58-й армии, которые к тому времени вышли на оперативный простор и полностью нейтрализовали действия грузинских подразделений, которые либо были разгромлены, либо спешно отступали.

Любая война не обходится без потерь. Были они и на этой, и на той стороне. Российская армия потеряла 3 танка, до 20 бронемашин и 6 самолетов. Официальные потери среди личного состава — 67 военнослужащих. До сих пор числятся пропавшими без вести сержант Леджиев и командир сбитого Ту-22М подполковник Александр Ковенцов.

Грузинские потери — 35 танков (еще 30 были взяты в качестве трофеев), 11 бронемашин (17 захвачены), 3 самолета, 3 вертолета, 7 катеров (весь военный флот Грузии). Погибло 184 военнослужащих и полицейских, около 2 тысяч получили ранения. Эти уточненные данные опубликовал недавно Центр анализа стратегий и технологий (АСТ).

— Российское командование так и не обнародовало официальных данных о потерях боевой техники в войне, — рассказывает директор АСТ, соавтор книги «Танки августа» Руслан Пухов. — Мы составляли данные по изучению доступных фото- и видеоматериалов, воспоминаний участников войны и материалов СМИ, что позволило произвести независимый подсчет. Погрешность в данном случае составляет «плюс-мину один», в 2008 году были чуть иные цифры, возможно они еще изменятся, но незначительно.

Из личного

«Оказывается, что танк уничтожить достаточно просто. Едва наша колонна вышла на окружную дорогу, которая огибает Цхинвал, сразу наткнулись на грузинский танк. Он стоял прямо посреди дороги, но пушка была развернута в противоположную от нас сторону — не ждали выхода российских БМП с этого направления. Видимо, обед в грузинской армии даже во время боевых действий проходит по распорядку и танкисты были заняты поеданием американских сухпайков прямо на броне. Даже на гул моторов не обратили внимания, видимо, приняли за своих, невидимых за деревьями поворота. Бежали они быстро — даже люки не закрыли.

— Берем трофей, товарищ генерал-лейтенант? — обратился какой-то капитан к Хрулеву, на броне БТРа которого я комфортно расположился на зачуханой солдатской подушке.

— Да ну его на хрен, некогда возиться сейчас. Взрывай! — Анатолий Николаевич махнул отмашку рукой.

Капитан шустро взобрался на броню и кинул через командирский люк гранату внутрь танка. Слетел он оттуда быстрее пули и успел укрыться за деревом. Жахнуло так, что заложило уши — взорвалась боеукладка снарядов. Как в замедленном кино башня танка поднялась в воздух метров на 5−7, перевернулась в воздухе и упала обратно — точно на свое место, только вверх тормашками. А мы поехали мимо тлеющего танка дальше".

Прошло десять лет — как-то стремительно и незаметно, но в памяти сохранили все события. Впрочем, далеко не все в России знают, что означает дата «08.08.08». Социологи тут выяснили, что 18% россиян никогда вообще не слышали о «пятидневной войне». Лишь 25% опрошенных специалистами «Левада-центра» * хорошо знают о происходившем тогда. 56% респондентов заявили «что-то слышали». Ответственность за войну 2008 года большая часть опрошенных возлагает на руководство Грузии, США и стран НАТО (58%), руководство России считает ответственным всего 5%.

«Пятидневная война», как лично мне кажется, осталась незамеченной для многих россиян из-за ее скоротечности и относительно малых потерь (в отличие от той же Чечни и Афганистана) — «похоронки», образно говоря, не пришли в каждый дом. А еще тему 08.08.08 за последние десять лет как-то обходили стороной и вспоминали довольно редко. Вот нынешний десятилетний «юбилей» стал исключением — сюжетов хоть отбавляй, в том числе с участием «главного героя» Дмитрия Медведева, который в ту пору президент, и принял решение о принуждении Грузии к миру. Ну, так считается.


Виктор Сокирко
Источник: "Cвободная пресса"


 Тематики 
  1. Общество и государство   (16)
  2. Война в Южной Осетии   (54)