В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Запад и Россия поменялись ролями в борьбе идеологии и прагматики (Jyllands-Posten, Дания)

Четверть века назад Советский Союз «задушил себя своей иллюзорной идеологией» и распался, пишет Jyllands-Posten. Но нынешний конфликт между Россией и Западом показывает, что ситуация коренным образом изменилась — и теперь «в плену иллюзорной мультикультуралистской идеологии» находятся западные демократии, отмечается в статье.

Чтобы понять суть нынешнего противостояния Запада и России, необходимо рассмотреть его в исторической перспективе и сравнить с конфликтом между Советским Союзом и странами Запада в период холодной войны, пишет Jyllands-Posten. Уроки истории помогают лучше разобраться в нынешней ситуации и свидетельствуют о том, что идеологическое противоречие уже не такое, как раньше: и Россия, и Запад изменились. Но в то время как Россия взяла курс на «прагматичное» направление, Запад двинулся в противоположную сторону и выбрал «идеологическое», говорится в статье. В результате западные демократии утрачивают стабильность, и если они не отбросят свои «мультикультуралистские иллюзии», то вскоре «выроют себе могилу», предупреждает автор.

На поверхности холодная война выглядела как конфронтация между двумя обладающими ядерным оружием сверхдержавами — однако главная суть противоречий заключалась в совершенно разных подходах к тому, как должно быть устроено общество, поясняется в статье. На Западе идеалом была рыночная экономика, там граждане обладали свободой начать своё дело, развивать бизнес и создавать тем самым рабочие места для остальных. Вместе с тем государственная власть должна была строиться на принципах демократии, на основе элементарного политического равенства граждан. И задачей этой демократической власти было «определять границы рыночной экономики» и заботиться о том, чтобы она развивалась на благо общества в целом. Однако оставался неясным вопрос о том, сможет ли такая «мультикультурная демократия» эффективно функционировать на практике, подчёркивает Jyllands-Posten.

В то время как Советский Союз строился на идеологии, которая не только совершенно отрицала частную собственность на средства производства и заменяла рыночную экономику социалистической плановой экономикой, но и рассматривала социалистическую плановую экономику как необходимое историческое следствие «внутренних противоречий» капиталистической рыночной экономики и неизбежного её краха. Если верить марксистско-ленинской теории, новая социалистическая плановая экономика должна была позволить избежать «хаотичных конфликтов и разрушающей общество конкуренции», характерной для капиталистической экономики, а также поднять производственные мощности на новые высоты, пишет Jyllands-Posten.

Выглядело это весьма многообещающе — однако проблема заключалась в том, что «социалистический плановый идеал» для всего общественного производства был иллюзией, подчёркивает автор: «Такой план невозможно было заставить работать. Идеал не учитывал технологические новшества и свободу самовыражения индивида. Поэтому коммунистическому руководству никогда не удавалось сделать так, чтобы экономика работала настолько хорошо, чтобы оно могло разрешить подлинно свободные и демократические выборы, — поскольку если бы оно это сделало, это привело бы к отрицанию социализма как такового. А это было совершенно немыслимо, поскольку полностью противоречило исторической философии коммунистической элиты».

При этом «идеологическое противоречие» между Западом и Советским Союзом заключалось не только в том, что две сверхдержавы противостояли друг другу в своих совершенно разных представлениях о том, как следовало устроить жизнь общества, — оно привело к тому, что СССР сам «замуровал» себя в ложных экономических представлениях, отмечается в статье. В результате он стал «разрушать себя изнутри», поскольку не мог дать своим гражданам того развития, которое было на Западе, а также не мог дать им необходимую свободу, делает вывод Jyllands-Posten: «Поскольку свободу искали с помощью иллюзии, то существовали пределы того, сколько могло продолжаться угнетение. И в конечном итоге всё это привело к краху Советского Союза».

Если перенести это на нынешний конфликт между Россией и Западом, то становится понятно, что идеология тоже играет здесь важную роль, поясняет автор — однако «идеологическое противоречие» уже не такое, как раньше, поскольку обе стороны этого противостояния изменились. К настоящему моменту Россия не только отказалась от «коммунистической иллюзии» относительно того, что сможет оказаться на более высокой стадии развития, чем капиталистический Запад, но и утратила все иллюзии по поводу того, что ввести в обществе демократию довольно просто, подчёркивается в статье. Вместо той «неограниченной свободы» в виде хаоса, которую пережили россияне при Ельцине в 1990-е годы, сейчас в стране установился «вполне традиционный авторитарный режим», который пользуется существенной поддержкой у населения, потому что способен обеспечить простым людям ощущение безопасности и предсказуемости, пишет Jyllands-Posten. Поэтому сейчас, а также и в долгосрочной перспективе, у России появилась возможность путём «терпеливого внутреннего самовоспитания» своего же собственного населения продвинуться в направлении большей политической свободы и демократии, прогнозирует автор.

Но в то время как Россия теперь движется в «прагматичном направлении», Запад сделал нечто противоположное и избрал более «идеологическое», причём сразу «на двух фронтах», говорится в статье. Прежде всего, это касается экономики: если раньше на Западе господствовало общее представление о том, что рыночная экономика должна управляться демократической государственной властью на базе того, что принесёт пользу всему обществу в целом, то крах советской плановой экономики привёл к тому, что западные страны тоже стали с подозрением относиться к политическому управлению рынком. В результате на Западе возник и распространился консенсус по поводу того, что хорошо бы дать рынку возможность самому собой управлять, причём «как можно больше» — и это вновь привело к отказу от демократической культуры, отмечает Jyllands-Posten.

За счёт этого западные демократии также стали уязвимыми перед лицом другой, более серьёзной «идеологической лавины», которая одновременно нависла над Европой, поясняет автор. Если вначале людей беспокоило сохранение демократической культуры, которую они создали, то затем они стали больше волноваться о создании и развитии совершенно нового «мультикультурного порядка». И вместо того чтобы больше сосредотачиваться на поддержании своей собственной культурной преемственности, давшей возможность создать так или иначе хорошо функционирующее демократическое общество, страны Запада в соответствии с тенденциями «глобализации» и нарастающим потоком беженцев теперь уже должны «обеспечивать всем культурам возможность раскрыть себя», пишет Jyllands-Posten.

Подобная «идеологическая перемена» на Западе имела реальные последствия для населения и привела к тому, что западные демократии приняли множество иммигрантов и беженцев, не являющихся представителями традиционной западной культуры и имеющих другую религию. В результате исламские ценности, в частности, законы шариата и чётко определённое религией различие между мусульманами и немусульманами, немедленно вошли в противоречие со светскими демократическими ценностями Запада, констатирует автор. Тем самым западные страны по чисто идеологическим причинам загнали себя в ситуацию, когда они рискуют подорвать народную поддержку светских демократических ценностей, то есть фактически подорвать предпосылки светского демократического порядка, подчёркивается в статье.

Вопрос заключается в том, сможет ли подобная «мультикультурная демократия» существовать и устойчиво развиваться в реальности, — и это в определённой мере сродни надежде на человеческую натуру, которая «лучше», чем та, которая есть в действительности, говорится в статье. А также подобна прежней надежде стран соцлагеря на то, что общество с социалистической плановой экономикой будет способно существовать и обеспечивать свободу индивида. Однако перемены здесь не произойдут лишь потому, что кто-то на них очень надеется, предупреждает автор.

В данном случае мы сталкиваемся с удивительным случаем иронии судьбы, констатирует Jyllands-Posten. Место Советского Союза, который разрушил себя изнутри из-за иллюзорной идеологии, в то время как страны Запада были более прагматичны, теперь занимают те самые западные демократии, которые сами оказались в «идеологическом плену». В то время как «авторитарный режим» в России олицетворяет сейчас прагматическую позицию, на базе этого россияне имеют реальную возможность «тихо и спокойно бороться за большую политическую свободу», отмечается в статье.

В результате западные демократии оказались в более нестабильной ситуации, и если они не отбросят свои «мультикультуралистские иллюзии», то всё указывает на то, что они сами «выроют себе могилу», предупреждает автор. «Если же их глаза откроются, то первым делом надо потребовать начать свободные и открытые дебаты. Эти дебаты слишком долго душились политическим консенсусом, который превращал любое сопротивление мультикультуралистским идеалам в «расизм», а любую критику политической идеологии ислама — в «исламофобию». Но в подобном климате вообще нет места сомнению и дебатам. Так что вопрос в том, достаточно ли сильна демократия, чтобы прорвать этот ложный консенсус», — заключает автор. Причём чем позднее это произойдёт, тем сложнее окажется ситуация, из которой западным демократиям придётся самостоятельно себя спасать, пишет Jyllands-Posten.


Источник: "INOSmi.info"

 Тематики 
  1. Общество и государство   (35)