В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Ударим мостом по резолюции

Честно говоря, ожидать иной музыки от духового оркестра США, Канады, стран Евросоюза и тех, кто идёт за ними в пешем строю (всего 71 страна), было трудно: третий комитет Генеральной ассамблеи ООН принял резолюцию по Крыму, осуждающую нарушения прав человека «на аннексированном Россией» полуострове. Они фактически сами этот проект разработали, сами аранжировали, сами теперь и исполнять будут.

Ну, а кто ж ещё? Уж точно не мы.

Это что ж получается? Получается, нам плевать на солидарное мнение ООН?

Поскольку я не мидовский чиновник, не шеф протокола и вообще родился на советском Дальнем Востоке, где люди, как известно, грубоваты, но чистосердечны, отвечу: да, плевать – и это ещё мягко сказано.

Во-первых, такие резолюции носят рекомендательный характер. Ну, рекомендуют нам отдельные страны-гегемоны и всяческие ПАСЕ захватить с собой пиломатериалы, когда они нас в очередной раз распинать соберутся. И что?

Во-вторых, мнение это не такое уж солидарное. С нами вместе проголосовали наши союзники – как минимум, в данном вопросе. Я перечислю все 25. Не поленюсь. Это Армения, Беларусь, Боливия, Бурунди, Камбоджа, Китай, Куба, Северная Корея, Эритрея, Индия, Иран, Казахстан, Киргизия, Мьянма, Никарагуа, Филиппины, Россия, Сербия, ЮАР, Сирия, Судан, Уганда, Узбекистан, Венесуэла и Зимбабве.

Разумеется, прокиевские политики и мотивированные насмешники в СМИ привычно иронизируют над политической весомостью Уганды и Эритреи, закатывают глаза – ах, что ещё делать столь зависимым от России Киргизии и Армении, но что-то помалкивают насчёт Индии и Китая. Насчёт Ирана. Насчет ЮАР.
Уже прочел саркастический подсчёт, что из стран Европы против высказались лишь три, а одна – Босния и Герцеговина – воздержалась. Что ж, думаю, те, кто против – и есть полный список стран, членов ООН, которые держатся в рамках объективности и здравого смысла: «не подвиг, но что-то героическое в этом есть». По нынешним, вывернутым наизнанку, лицемерным временам.

Если уж что и подсчитывать, что анализировать, так разницу по сравнению с мартом 2014 года, когда принималась резолюция Генассамблеи о территориальной целостности Украины. Тогда за проголосовало 100, против – 11 стран. Опять не поленюсь их напомнить: Армения, Беларусь, Боливия, Куба, Северная Корея, Никарагуа, Россия, Сирия, Судан, Венесуэла и Зимбабве. Конечно, резолюция, принятая 15 ноября, посвящена частному, а не общему случаю крымской проблемы. И в прошлом году по правам человека в Крыму уже принималась резолюция с почти таким же раскладом.

О чем это говорит?

О том, что одно дело высказывать свою, возможно, обоснованную точку зрения по фундаментальным проблемам мироустройства, где территориальная целостность и право на самоопределение – горячий контрапункт. И совсем другое – хором поддерживать фальшивые умопостроения, продиктованные одним: насолить России.

Поставить её «на место». Придумав нарушения прав человека там, где их либо нет (впрочем, завираться не стоит, на планете их не нарушают разве что в Антарктиде, и то не факт), либо количество и качество этих нарушений снизилось на порядок.

С чего я это взял? Откуда я это знаю?

Ответ простой: в отличие от авторов и подписантов резолюции, я часто бываю в Крыму. Я знаком со множеством его жителей, от бабушек, предлагающих угол в Форосе, до руководителей, с которыми знаком ещё по Русской общине полуострова.

Где были радетели за права, когда в школах Крыма русским детям настоятельно предлагалось учиться только на украинском, а то аттестат не получат? Когда указатель к ялтинскому дому Чехова на русском языке был заменен на украинский – «Будынок Чехова»? Нет, не дополнен украинским, чему я лично был бы только рад, а именно заменён. И это всего лишь карикатурный символ насильственной украинизации Крыма, явно тяготевшего к русскому миру.

В реальности же людей ставили перед вовсе не смешным, жестким выбором – или записывайся в украинцы, или «чемодан, вокзал, Россия». А какими поборами обкладывала крымчан киевская власть, в особенности во времена Януковича – видимо, в благодарность, что крымчане голосовали за Партию регионов! Как вытравляли, зажимали местный бизнес – в том числе и этнический, крымско-татарский!

Я был наблюдателем на референдуме и храню удостоверение, картонку с печатью, как один их самых дорогих мне документов. И если сейчас мне начинают рассказывать про «дула автоматов», под которыми крымчане голосовали за возврат к России, я понимаю вот что: либо передо мной простодушный персонаж, замороченный пропагандой – либо лжец, которому врать выгодно. По тем или иным причинам.

Я шёл в восемь утра в потоке ялтинцев, направляющихся семьями к городским избирательным участкам – это факт. Беседовал с представителями татарского населения в избирательном участке почти пустом – потому, что вчера на сельском сходе было решено не спешить на референдум, подождать, куда повернёт.

И это факт – их никто под дулами не погнал демонстрировать «единодушие». А те, кто всё-таки пришел – пришли абсолютно осознанно.

Они вовсе не рвали рубахи за какой-то там меджлис, запрещённый теперь как террористическая организация, спонсирующая подрыв электрических опор и засылающая на полуостров террористов и провокаторов. Они просто ждали ответов на вопросы: им разрешат достроить дома, которые Украина достраивать запрещала?

Будет ли крымско-татарский язык признан государственным – не то, чтобы все его знают и говорят, но в виде важного символа? Наконец, введут ли обещанные квоты на участие в государственных органах? И так далее.

И они, как и украинцы, оставшиеся жить в Крыму, получили все ответы. Да, жизнь на полуострове не идеальна. Но… Знаете, как выглядит одна из самых странных и трогательных смотровых площадок под Керчью? Это необорудованный берег, в рытвинах и останках полуразвалившихся домов, куда люди приезжают смотреть на строительство Крымского моста. Они заворожено следят за круглосуточно снующими самосвалами, кранами, всполохами сварки. Особенно впечатляюще это ночью. Это показывают детям. Такое у них там «колесо обозрения».

К ним по контурам моста надвигается будущая жизнь, будущая работа, будущие туристы. Нормальная жизнь. Не поезда с бандеровцами, которые намеревались не дать Крыму остаться там, где им бы не угрожала судьба и трагедия Донбасса. Этот мост сделает для прав крымчанина в сто раз больше, чем все резолюции вместе взятые, а в особенности те, что изобретаются и радостно комментируются, как «оплеуха России».

Оплеуха? Ну-ну.

Так, ладно, лучше расскажу, как хозяин ресторана в Евпатории, крымский татарин нарушил мои права. Он накормил меня так вкусно, что я ему готов был отдать три мишленовские звезды, будь они у меня с собой. А выпить не дал. Вера ему не дозволяет, а я, страдая от обжорства, вынужден был перейти на другую сторону улицы, где уж и насладиться спокойно «Белым мускатом Красного камня».

Хотел сразу в ООН написать, но заглянул под древнюю сень караимских кенасс, умиротворился, а утром совсем раздумал.


ВЛАДИМИР МАМОНТОВ
Источник: "УМ+"


 Тематики 
  1. Общество и государство   (1215)
  2. ООН   (40)