В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Грабеж в завлекательной обертке

Юрий Болдырев об уроках начавшейся 25 лет назад ваучерной приватизации



Принял 4 октября участие в записи на канале ТВЦентр передачи «Право голоса», посвященной 25-летию начала ваучерной приватизации. Показать должны вечером (на европейской части страны) 5 октября.

Что окончательно пройдет в эфир, неизвестно (в прошлый раз из моего оставили лишь в пределах пары минут). Поэтому, с учетом важности темы, решил и с читателями поделиться тем, что сказал на записи.

Вопрос ведущего, заданный мне, был о мотивах тех, кто все это организовывал. В ответ высказал свое мнение, что мотивы были, прежде всего, меркантильные, не ориентированные на общественные интересы. И пояснил, откуда взялось это мое мнение и почему я, собственно, вполне обоснованно среди экспертов, а не на какой-то стороне (сторонников или противников проведенной тогда приватизации).

В отличие от участников дискуссии, я не был изначально идеологически заряжен за или против приватизации. Но работал в государственных институтах, которые были призваны, в том числе, контролировать и отслеживать происходящее, как-то на него реагировать и придавать огласке. Это Контрольное управление президента (я его возглавлял с марта 1992 по февраль 1993 гг.), первый (выборный) Совет Федерации (декабрь 1993 — декабрь 1995 гг.) и Счетная палата РФ (работал зампредом с марта 1995 по январь 2001 гг.). И все (!) эти институты в период моей в них работы и в процессе прояснения сути происходившего вынужденно оказались в институциональной оппозиции тому, что делала власть.

Внимательно слушал дискуссию и хотел бы обратить внимание на то, о чем еще не говорили.
Вижу, что смешиваются три разных аспекта проблемы:

— эмоциональный и морально-политический;
— правовой;
— социально-экономический.

В части первого, уже прозвучали данные о том, что три четверти населения оценивают проведенную приватизацию негативно, как обман — и это обоснованный приговор. Почему люди так оценивают — об этом подробно говорил в передаче А.В.Бузгалин.

Но в чем обман? Это уже вопрос и правовой.

Первое. Подмена именных приватизационных счетов ваучерами — это прямое преступление. Сколько одних только фальшивых ваучеров в результате было вброшено — никто так и не подсчитал.

Но еще страшнее — целенаправленная масштабная криминализация экономики. Руководителей предприятий подталкивали к тому, чтобы задерживать и не платить работникам зарплату и тут же рядом организовывать скупку у них за бесценок ваучеров. А рядом тут же ставили свой киоск по скупке ваучеров чистые бандиты — и они затем быстро договаривались и объединялись с руководством предприятий.

Вот эта целенаправленная криминализация экономики и социальной сферы нанесла всем нам ущерб, несопоставимо бОльший, нежели те или иные, допустим, ошибки при организации приватизации. Это — масштабное преступление.

Да, президент тогда имел право издавать указы, но ведь этот указ специально издавали в период каникул Верховного Совета и, более того, задерживали, не сообщали о нем — для того, чтобы истек срок, когда Президиум Верховного Совета мог бы его приостановить.

Второе — «кредитно-залоговые аукционы». Помните, в прошлую кампанию по выборам президента баллотировался Прохоров, и кампания использовалась для насаждения мифа, что, мол, все было неправильно, может быть, не морально, но законно. Так вот это — ложь.

Именно моя подпись стоит под обращением в августе 1996 года Счетной палаты к Генеральному прокурору с информацией о том, что «кредитно-залоговые аукционы» были притворной сделкой. Стороны притворялись, что делали одно, но на самом деле — другое. Все доказательства этому есть, я привел их и в своей книге («О бочках меда и ложках дегтя»). И это сверх масштабное преступление не должно иметь сроков давности.

Третье (об этом я сказал не сразу, а в реплике чуть позже, здесь же приведу в единой логике): сдача в ходе приватизации ряда ключевых стратегических оборонных объектов в руки потенциального противника — США и НАТО («Калужский турбинный завод», «Пермские моторы» и многие другие).

И небольшое примечание: любопытно, что на это «приватизаторы» на записи передачи стали тут же бессовестно возражать, мол, такого не было — видимо, сознают, что ныне в общественном мнении это, наконец-то, понимается как действительно государственное преступление, не допускающее прощения. Но продолжу.

В части оборонки затем что-то все же удалось восстановить, но разгромлено, уничтожено — несопоставимо больше. В результате мы и сейчас в тотальной зависимости от Запада не только по микроэлектронике, но даже и по элементарным подшипникам.

Более того, даже в таких сферах, где мы представляем себя великими — в энергетике, мол, мы — «энергетическая сверхдержава», так вот и там наша зависимость сейчас от западных производителей оборудования и услуг — катастрофическая.

И, наконец, экономический аспект. Приватизация — это не более, чем инструмент экономической политики, обратный национализации. Не сам инструмент плох, а цели и методы тех, кто это делал. И национализацию — действие, обратное приватизации — недобросовестная власть может провести так, чтобы мы получили какую-то пустышку, всю в долгах, прибыли не имели, да еще и остались в результате всем обязаны.

Приватизация — лишь инструмент. Как винтовка — бессмысленно спорить, вообще нужна винтовка или нет. Важно, в чьих она руках.

А все наше обсуждение имеет смысл в одном случае — если мы извлекаем уроки на будущее.

Вот Н.Б.Починок сказала, что теперь снова приватизацию проводить надо, но «с умом». Как лично знавший тех, кто это делал тогда, свидетельствую: глупеньких там не было. Не хватало не ума, а ответственности перед обществом.

Так вот и теперь, подчеркиваю, не просто людей с какими-то особыми личными качествами, но институтов, гарантирующих ответственность власти перед обществом, как не было, так и нет.

Затем дискуссия продолжилась, и мне позже был задан вопрос, могу ли перечислить ответственных по именам?

Ответил, что, прежде всего, есть понятие «первый руководитель», но об ушедших… (в том смысле, что вина Ельцина очевидна, но говорить надо больше об ответственности тех, кто жив и поныне).

Но есть и те, кто и сейчас живы и здравствуют — их имена уже звучали в передаче. Так беда не в том, что они живы, но в том, что они до сих пор на управлении государством и госсобственностью.

И, на реплику одного из «приватизаторов», что начальник Контрольного управления и виноват — ведь сам же служил Ельцину, ответил: Ельцину не служил никогда. Служил государству, за что и был Ельциным уволен под предлогом «реорганизации» Контрольного управления.

И последняя моя реплика из трех пунктов в конце передачи — как реакция на несколько прозвучавших тезисов «приватизаторов»:

— то, что у нас есть сейчас — это никакой не «возврат к социализму». Большая доля госсобственности, но при частном характере присвоения общих плодов — это никакой не социализм (см. в моих статьях ранее о необоснованных сверх зарплатах и бонусах «топ-менеджерам» предприятий с госучастием, а также о «Роснефтегазе» — как целевом инструменте увода госресурсов «налево»);

— не надо насаждать мифы, что государства не было, и поэтому никак более добросовестно «приватизаторы» действовать просто не могли. Как начальник Контрольного управления президента в 1992-м году, свидетельствую: воля руководства неукоснительно исполнялась, все рычаги для того были. Другое дело, какова была сама эта воля;

— вся ситуация, описанная в ходе передачи А.В.Бузгалиным, результат не только приватизации, но всей проводившейся экономической политики. Приватизация же — просто самый очевидный индикатор недобросовестности тех, кто эту политику проводил.

И в заключение, в связи с совпадением годовщин «ваучера» и расстрела из танков здания Верховного Совета в ходе ельцинского переворота 1993-го года, добавлю еще то, о чем в ходе записи передачи, в силу ограниченности времени, сказать не было возможности.

За сутки до записи передачи интернет-издание КМ.ру взяло у меня интервью на тему: что было бы, если бы тогда, 24 года назад, удалось бы достигнуть компромисса между Верховным Советом и президентом? Не пересказывая все, что сказал в интервью, обращу в этом тексте внимание лишь на одно: не случайно эти даты совпадают. Переворот 1993-го года — это наша уже давно произошедшая и дружно поддержанная Западом «цветная» революция. Для того этот переворот и был совершен (спустя год после начала «ваучерной» приватизации), чтобы закрепить тот гибельный компрадорский курс самоуничтожения страны, который и привел нас в нынешнее состояние.

Источник: "Свободная Пресса" "

 Тематики 
  1. Общество и государство   (1215)
  2. Общественное мнение   (121)