В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

«Демократическая Россия не может быть прозападной – она может быть только пророссийской.»

Энергичное обсуждение в социальных сетях, которое было спровоцировано публикацией в «Ведомостях» «Какие вооруженные силы нужны России?», касалось больше вопросов обороны и военного строительства.

Все горячо цитируют слова автора: «Безусловно, демократической России следует навсегда отказаться от конфронтации с Западом и исключить всякую возможность военного столкновения с НАТО. Соответственно, следует отказаться от мысли, что российская армия должна тратить огромные ресурсы всего общества на подготовку к такому столкновению. К благосостоянию и безопасности российских граждан ведет только сотрудничество с Западом».

Как уже многие обратили внимание, военный бюджет одних только США за 2016 год составляет 611 миллиардов долларов, России – 69,2 миллиарда. При таком соотношении возможностей ожидать, что Россия коварно готовится напасть на НАТО, было бы несколько странно.

Но мне кажется более важным обратить внимание на то, что эта публикация – как и весь «План перемен», частью которого она является – отражает определенную идеологию, которую отличает ряд внутренних противоречий.

Есть два взгляда на состояние человеческой природы. Согласно одному из них, восходящему к библейской концепции первородного греха, зло исходит «извнутрь, из сердца человеческого», и политика должна учитывать глубокую и неизлечимую склонность людей к конфликтам и эгоизму. Организованные группы людей – такие как сословия, государства, племена, нации или корпорации – склонны преследовать свои интересы, а не интересы тех, кто в них не входит.

Именно из этого взгляда исходит демократия, разделение властей, система сдержек и противовесов. Люди склонны злоупотреблять властью и поступать с ближними своими беззаконно и корыстолюбиво, поэтому нужно выстраивать отношения в обществе таким образом, чтобы никто не мог получить слишком много власти, средства массовой информации должны быть свободны от контроля со стороны той или иной группы лиц и так далее.

Другой взгляд полагает, что зло исходит извне – от неправильно устроенного общества. Если общество переустроить правильно, люди перестанут поступать эгоистично или глупо, и настанет новая, счастливая эра.

В наиболее чистом виде мы видели этот подход в коммунизме – при неправильных общественных отношениях возникают общественные язвы, преступность, войны, эксплуатация, а вот если их переменить, то в результате социалистической революции возникнет новый человек, избавленный от язв проклятого прошлого. Люди станут честны и исполнены братской приязни, научатся ставить общественные интересы выше личных и находить счастье и удовлетворение в самоотверженном труде на общее благо.

Этот идеал был (да и остается) чрезвычайно привлекательным, но, увы, это не работает, и в наши дни коммунизм утратил влияние.

Но тот же подход выжил в нашем либерально-западническом мировоззрении – только на место социализма ставится, напротив, капитализм и демократия, а на место «отечества трудящихся всего мира», СССР, ставится Запад, и прежде всего США.

Как для доброго коммуниста СССР не мог быть источником угрозы (или какого-либо зла вообще), а если кому и угрожал, то злодеям и эксплуататорам, так и для доброго либерала Запад не может быть источником угрозы –

а если страны Запада кому-то угрожают или даже активно бомбят, то негодяи это заслужили. Вам достаточно не быть негодяями – и вы в полной безопасности.

Запад для либерала не просто успешен, или могущественен, или богат – он морально, исторически прав, как для коммуниста был прав СССР. В истории человечества происходит поступательный не только научно-технический, но и этический прогресс, передовые страны управляются не только лучше информированными и вооруженными, но и нравственно более достойными людьми.

Лучшее, что можно сделать для людей всего мира, – это подчинить их благой, спасительной и совершенной воле Запада, который всегда желает всем чистого блага, исходя из своих превосходных принципов.

Неизбежная внутренняя противоречивость таких воззрений состоит в том, что и капитализм, и демократия, которые теоретически входят в либеральный комплект, исходят из первого, пессимистического взгляда на человеческую природу. Капиталист ищет способ обогатить себя, а не кого-то еще – не работника, не другого капиталиста, ни тем более иностранных капиталистов и работников. Конечно, чтобы обогатиться, он должен сотрудничать с другими людьми – и попутно приносить благо обществу, производить что-то полезное, создавать рабочие места и налогооблагаемую базу.

Но при этом ни один предприниматель, если у него есть возможность нанять работников соответствующей квалификации за триста долларов, не станет платить им тысячу. Не потому, что он плохой человек (в данном случае неважно, какой он человек) – а потому, что иначе он просто будет моментально выдавлен с рынка другими предпринимателями, которые лучше считают деньги, его работники останутся без работы, а акционеры – без обещанных дивидендов.

Когда Трамп склоняет Украину покупать у США уголь по намного более высокой цене, чем она раньше покупала у «государства-агрессора», он поступает, как и должно поступать человеку Запада, демократии и капитализма – хорошо считает деньги и действует в интересах американских угледобытчиков, которые за него голосовали.

Украинские плательщики ЖКУ за него не голосовали, по отношению к ним – а равно по отношению к русским, латиноамериканцам, арабам или каким угодно еще неамериканцам у него обязательств нет. Пусть об интересах всех этих людей заботятся их лидеры. Не могут или не хотят позаботиться? Это совершенно не проблемы Трампа – или любого другого из лидеров свободного мира.

Или вот Конгресс США принимает пакет антироссийских санкций, которые попутно продвигают американские экономические интересы – и при этом бьют по экономическим интересам европейцев. Они действуют в интересах своей экономики – а об интересах европейской путь беспокоятся европейские лидеры. Впрочем, они и обеспокоились – добившись некоторых изменений, учитывающих их интересы.

Мир демократии и капитализма – это мир конкуренции. Анекдот «мы сдадимся, и пускай они нас кормят» не работает – никто никого кормить не собирается. Пример полностью сдавшейся Западу Украины это прекрасно демонстрирует.

Если вы сдадитесь, вас охотно используют в своих интересах – а если вы не хотите отстаивать свои, то кто же вам виноват.

Это, конечно же, не значит, что в мире демократии и капитализма нет места сотрудничеству – разумеется, есть. Но сотрудничество, признание интересов друг друга, мир и взаимное уважение держится на определенном балансе возможностей.

У вас есть рычаги влияния? Нет? Ну тогда много вас тут таких, бедняков третьего мира, ходят и выпрашивают транши. У вас есть армия, которая сделает любую попытку вторжения неокупаемой? Нет? Тогда вами правит кровавый диктатор, которого давно пора заменить на кого-то более отвечающего интересам тех, у кого армия есть.

Американские СМИ так настойчиво ищут у Трампа «русский след», потому что в глазах граждан демократического общества работа в интересах иностранной державы – это страшный компромат. И, конечно, в рядах менеджеров Apple мы не найдем никого, кто открыто продвигал бы интересы Samsung. Демократия и капитализм предполагают национальный суверенитет и конкуренцию.

Если успех Запада чему-то учит – он учит именно этому.

Демократическая Россия не может быть прозападной – она может быть только пророссийской.


Сергей Худиев
Источник: "Взгляд "


 Тематики 
  1. Общество и государство   (33)
  2. Россия   (1063)