В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Швейцария и европейские правовые аспекты миграционной политики

Слободан Деспот является швейцарским гражданином по праву рождения. Он – директор швейцарского издательского дома «Ксения» и автор многочисленных книг и публикаций, а также главный редактор и сотрудник швейцарского медиа-проекта альтернативных СМИ «Антипресс». Сегодня мы решили обратиться к нему для того, чтобы выяснить, какова миграционная политика в Швейцарии – стране, стоящей особняком относительно других стран Западной Европы.

Слободан Деспот. Хотел бы напомнить, что Швейцария не является членом ЕС, так как в 1992-ом году граждане нашей страны проголосовали против вхождения в Сообщество. На мой взгляд, рассмотрение миграционного вопроса в Швейцарии можно было бы провести с двух ракурсов. Во-первых, существует так называемая «обычная» иммиграция экономического толка. Каждый раз, когда Швейцария желает утвердить новые иммиграционные квоты или рассмотреть другие нормы, связанные с этим вопросом, мы применяем механизм референдума. Напомню, что Швейцария – единственная страна в мире, которая использует методы прямой демократии, то есть народного волеизъявления при решении вопросов повседневной политики. Так мы утверждаем новые законы при достижении достаточного количества голосов граждан, выступающих за ту или иную петицию. Обсуждение вопроса всегда проводится на всенародном уровне. Во-вторых, существует и вопрос иммиграционного потока, захлестнувший Европу после дестабилизации стран Ближнего и Среднего Востока.

В том, что касается обычного миграционного аспекта, о котором я упомянул в начале, то надо понимать, что Швейцария больше всех в Европе принимает и дает работу выходцам из других стран. У нас приблизительно 25% населения – иностранцы, то есть люди с видом на жительство, но иностранными паспортами. Мы рассматриваем удачную иммиграционную политику Швейцарии как одно из ее несомненных достоинств, позволяющих нам наращивать национальное богатство. Люди желают приезжать к нам в страну и способствовать ее духовному и материальному развитию. Тем не менее, мы выступаем за жесткое регулирование иммиграционного потока. Именно в этом духе и высказались швейцарские граждане в ходе референдума от 9-ого февраля 2014-ого года.

Итак, согласно вышеприведенному нормативному акту, наше население проголосовало за ввод обязательной, но гибкой квоты на долю иностранного населения, присутствующего на территории Швейцарии. И тут не следует забывать, что даже если наше государство и выбрало свой особый путь развития, отличный от других стран мира, все же и у нас происходит несовпадение мнения правящей элиты, то есть правительства и администрации, с мнением простого швейцарского электората. В этой связи, хотя мы и проголосовали уже 3 года назад за ввод квоты, правительство все еще не ввело принятое решение в исполнительную силу, ретушировав принятое решение и исказив его настолько, что введенная норма никак не соответствует духу того, за что мы тогда проголосовали.

Получается, что в Швейцарии возникла правовая коллизия на уровне Конституции страны. Дело в том, что, согласно нашему законодательству, народное суверенное волеизъявление вступает в законную силу сразу после проведенного референдума. В данном случае – также как и в ряде других, второстепенных казусов – этого не произошло. Такое положение вещей привело к началу широкого обсуждения создавшейся ситуации. Убежден, Вы знаете, что в нашей стране есть основная партия – UDC, название которой расшифровывается, как Союз демократического центра. Это мажоритарная партия в политической системе нашего государства. Она стоит на позициях жесткой защиты суверенности. Но наша политическая система так устроена, что ни одна партия не обладает властью, чтобы управлять по принципу решения большинства. Этим мы отличаемся от других стран. Наше правление реализуется путем консенсуса. Поэтому в инстанциях исполнительной власти присутствуют представители всех политических партий.

Таким образом, несмотря на принятое широким большинством на референдуме политическое решение о вводе квот (количество проголосовавших за это решение даже превышает число сторонников самой UDC), эта партия все же не в силах добиться его исполнения.

Налицо политический кризис, при котором население чувствует себя обманутым, так как проголосованное им решение не реализуется. С другой стороны, мы наблюдаем и обратное явление, то есть опасения со стороны населения, не расположенного принимать квоты на иммиграцию, что все же закон войдет в законную силу. Эта часть населения боится того, что Швейцария отдаляется от европейских стран и что ее отношение к миграционной проблеме никак не совпадает с подходом ЕС. Тут есть здравый смысл, так как референдум от 9-ого февраля 2014-ого г. ставит под вопрос выполнение подписанного с ЕС соглашения о свободе перемещения между Швейцарией и европейским странами наших граждан и граждан соседних стран.

Итак, миграционная швейцарская политика ставит под удар вопрос о суверенности самого нашего государства. Но надо отметить, что рассмотренный нами круг проблем касается так называемой «обычной» экономической иммиграции, которая, главным образом, образуется из граждан других европейских стран. Как правило, речь идет об иммиграции, приезжающей с юга Европы. 30 лет назад было много итальянских иммигрантов. Сегодня в этой категории находятся выходцы из Португалии и стран региона бывшей Югославии. В целом, эти люди хотят осесть в Швейцарии и работать, посылая деньги своим близким.

Другая же сторона проблемы – это наше отношение к тому бесконтрольному иммиграционному потоку, который изливается на европейские просторы после дестабилизации стран Среднего и Ближнего Востока. Эта проблема требует исключительно деликатного и тонкого подхода. Дело в том, что, не являясь де юре членом ЕС, Швейцария все же приняла на себя квоты по размещению на своей территории этих мигрантов. До сих пор эти люди рассматривали Швейцарию, как страну транзита, чтобы добраться до Германии или до скандинавских стран.

Таким образом, наша страна как-то оставалась в стороне, хотя, конечно, миграционные объемы крайне велики. Причем они растут. Некоторые кантоны находятся на первой линии, под прямым давлением массы пребывающих мигрантов. Речь идет о кантонах, расположенных вдоль итальянской границы или, например, о кантоне Ле Валле, где я и проживаю. Эти кантоны уже обратились к властям Конфедерации с просьбой принять меры по охране границ и обеспечению правопорядка. Но пока наше объединенное правительство не отреагировало решительно на эти тревожные звонки. Но в ответ на обращения граждан, мы получили от Берна распоряжение об обязательном пропорциональном размещении мигрантов по кантонам нашей страны.

Такой подход логичен, так как мы должны бороться с появлением гетто на нашей территории, как это произошло во Франции, в частности, в районе Па-Де-Калэ. Наша особенность еще в том, что часто иммигранты попадают в такие кантоны, где вообще никогда не было мигрантов – тем более, мигрантов с такими отличными от нас культурными особенностями.

Все это, конечно, порождает серьезные проблемы. Большинство швейцарцев – гуманисты, озабоченные миром во всем мире и судьбой бедных людей и, в частности, беженцев. Но когда речь заходит о конкретных шагах, граждане стремятся перевести стрелки по размещению новоприбывших на соседний населенный пункт.

Кроме того, помимо озвученных соображений практического порядка, мы также задаемся вопросом, насколько мы вообще должны следовать предписаниям ЕС будь то в области миграционного аспекта или в других областях. Конечно же, мы отдаем себе отчет, что Швейцария находится в самом сердце Европы и не может абстрагироваться от жизни окружающего ее континента. У нас есть серьезный товарооборот с нашими соседями – в частности, с Германией. И мы просто не можем сказать: «Теперь мы закроем границы и выставим всех вон!» Это невозможно! Но с другой стороны, швейцарцы с большим уважением относятся к законам и постановлениям. Иногда они даже становятся «еще большими монархистами, чем сам король», то есть еще более европейцами, чем сами страны-члены ЕС. Такой подход заставляет их еще с большим, чем, например, Берлин рвением соблюдать все рескрипты Брюсселя. Они гораздо более последовательно следует всем установкам, чем те же восточноевропейские страны, образовавшие, похоже, собственную коалицию для выработки решений по миграционному вопросу.

Но существует еще и отдельный аспект, который необходимо затронуть при рассмотрении миграционной проблемы. Речь идет о безопасности государства как такового. И тут, в отличие от Германии или Франции, Швейцария пока мало сталкивается с противостоянием терроризму. Это связано с тем, что Швейцария не имеет колониальной политики. В отличие от стран НАТО, она не вмешивается во внутренние дела Ливии, Ирака или Афганистана. Поэтому она не вызывает какой-то ненависти и не страдает от ответных действий. Но, парадоксальным образом, она вынуждена терпеть прямые последствия этой политики западных стран, участвуя в приеме потока беженцев, порожденных агрессивной западной политикой. Причем наша страна не пытается увильнуть от коллективной ответственности за те действия, которые она и не совершала, не являясь членом ни ЕС, ни НАТО!

Поэтому, на наш взгляд, здесь налицо серьезная проблема: почему страна-нейтрал должна ставить под удар свою социальную модель и экономику? На сегодня мы совсем не уверены, что порожденный действиями наших соседей поток беженцев способен принести нам какие-либо блага. Почему же тогда мы должны подвергать опасности наш конституционный строй, наши уложения, наше рассредоточение власти по кантонам? Дело в том, что само размещение иммигрантов по кантонам уже идет вразрез с нашими законами о децентрализации власти. Почему же тогда Берн навязывает миграционные квоты кантонам, лишенным права голоса? Разве все это справедливо?!

Думаю, что здесь присутствует серьезная проблематика, которая может привести нас к переосмыслению самого понимания нашего национального самоопределения.

Международная Жизнь. Благодарим Вам за подробный и даже детализированный ответ по сути заданного вопроса. Мы понимаем, что в отличие от равнинной – за исключением региона Бавария – Германии и открытой со стороны Средиземноморья Франции Швейцария имеет совершенно другую геополитику…

СД. В этой связи все же подчеркну, что, образно говоря, на сегодня Швейцария образует как бы коридор для мигрантов, в то же время оставаясь зависимой от решения стран-соседей. В некоторых кантонах была даже проведена симуляция того, что с нами произойдет, если вдруг наши европейские соседи, подобные Италии, отказались бы принимать обратно беженцев, приехавших к нам с их стороны.

Здесь необходимо уточнить, что согласно нормам, установленным Шенгенским соглашением, иммигранты должны обратиться к властям в первой европейской стране, в которую они попали. Так что, казалось бы, Италия должна забрать этих людей к себе. Но ввиду того, что Италия гораздо более вольно обращается с буквой закона, чем наша Швейцария, она может однажды и отказаться. И что тогда мы будем делать? Должны ли мы перебросить этих людей дальше на север Европы? А если вдруг Германия закроет свои границы, так как она пытается сохранять некоторую свободу действий в области иммиграционной политики и применения квот? Что мы будем тогда делать? Швейцария слишком маленькая страна, чтобы суметь справиться с таким потоком.

Все это ставит перед нами ряд очень серьезных вопросов, над которыми большинство пока предпочитает не задумываться. Мы немного фаталисты и думаем, что все как-то образуется. Я хотел бы также предложить всем заинтересованным людям ознакомиться с нашим сайтом «антипресс», на страницах которого мы даем совсем другое освещение событий, чем медийный мейнстрим.


Александр Артамонов, журналист-международник
Источник: "Журнал международная жизнь"


 Тематики 
  1. Общество и государство   (33)