В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

«Будущее никому не нужно»

Мы недавно говорили о том, что главной модной темой становится плач о т.н. «отсутствии образа будущего». То есть одинаково приятной для элит и для большинства картины «желаемого завтра».

Так вот: на этом фронте происходит резкое оживление.

Как утверждают в свежих публикациях оппозиционные мыслители — у мыслителей лоялистских этот самый Образ Будущего не складывается, хотя руководство страны его активно требует.

Оппозиционеры даже объясняют, почему у лоялистов ничего не выходит. Потому что он, Образ Будущего, обязан отрицать то, что есть сегодня. Обличать имеющуюся действительность, отталкиваться от неё всеми конечностями

А если текущая государственная политика состоит в воспевании действительности — то как же ты от нее оттолкнёшься. Вот потому ничего не выходит и не выйдет: «ни один удачный образ будущего не строился без дегероизации прошлого и критического отношения к настоящему», как выразился, может, и не самый умный, но зато самый откровенный из оппозиционных мыслителей.

…Само собой, сами оппозиционеры, разоблачая так лоялистов, образа будущего тоже не предлагают.

Штука вся в том, что, во-первых — и те и другие принадлежат не к большинству, а именно к элите (причём оппозиционеры даже в большей степени. Ещё недавно, кстати, оппозиционность элит казалась лишь нашим отечественным явлением, но сегодня США нас категорически по этому параметру уделали. Так что «элита = оппозиция» есть явление интернациональное. И вполне объяснимое: как только некто дорастает до ощущения своей значимости, он немедленно начинает видеть себя начальством. И ссориться, про себя или вслух, с начальством настоящим).

А во-вторых — тот образ будущего, который реально есть и складывается стихийно на наших глазах, как раз состоит во всё большем отдалении и отделении масс от верхов. И экономическом, и социальном, культурном, и даже демографическом.

То есть по сути — спор о том, следует ли строить Грядущее, опираясь на исторические ценности, или напротив, отрицая их, является спором поддельным. Стороны в данном случае волевым усилием выносят за скобки большинство как явление

Почему — тоже понятно. Они не видят большинства как явления в складывающемся мире. Глядя на массы — элиты видят отдельно налогоплательщиков, отдельно пенсионеров, отдельно потребителей товаров и услуг, отдельно рабочую силу разного (всегда недостаточного) качества и разного уровня притязаний (всегда завышенных). И все эти ипостаси большинства они рассматривают, пристёгивая их к соответствующим отраслям элитной своей деятельности.

Поэтому для одних Валаам и День Победы — это инструменты поддержания стабильности, не дающие развиться опухолям деструктивных политических меньшинств. А для других — инструменты консервации политики, не дающие расцвести радужной пестроте креативных политических меньшинств.

И поэтому, кстати, в своих спорах и те и другие регулярно обращаются к довольно странному и неуместному идеалу — к крошечным европейским демократиям, от Швейцарии до Исландии, где проблемы большинства нет вообще (на самом деле есть, конечно. Просто эти крошечные демократии в силу стечения исторических обстоятельств и смекалки сумели произвести в элиту чуть ли не всё своё население поголовно. И сегодня их «униженные массы» — вынесены куда-то на другие континенты и зачастую даже знать не знают, какой стране они на аутсорсе оказывают услуги социальных низов).

Но вот в чём вся штука. Россия — не Исландия и никогда ею не будет. И отыскать себе всемирный бантустан, на который можно было бы переложить все обязанности маргинального большинства — не может, нет на свете таких огромных и неосвоенных бантустанов

Тот реальный образ будущего, который имеется и воплощается вне зависимости от пиарных концепций — есть будущее по Герману Грефу. Это будущее неприкрыто элитистское. И именно из-за его чересчур откровенных описаний, собственно, Германа Оскаровича так не любят массы.

А тот «Образ Будущего», по отсутствию которого убиваются элитные мыслители — должен состоять как раз в объяснении, как увернуться от реально складывающегося Завтра. Или, иными словами, от «сегодняшнего будущего».

То есть для его формулирования элиты должны «дегероизировать и принизить» никакое не прошлое и никакое не настоящее, а самих себя — как явление. И напротив — возвысить и сделать главным объектом грядущего то самое Большинство. Экономически неэффективное, культурно неразвитое, демографически проблемное и обычно сегодня в упор не замечаемое. Именно это Большинство придётся а) осознать и определить как явление, б) оснастить коллективными целями, опасно напоминающими отринутые давным-давно миры Полдня, Туманности Андромеды и прочие экспансионистские мечты, в) принудить (именно принудить, ибо одним добрым словом коллективист не воспитывается) к мобилизации в заданном направлении. Ну и г) иметь дело с многочисленными побочными эффектами.

Ясное дело, что этот рецепт — откровенно фантастичен. Мало того, что сама задача огромна и трудоёмка. Мало того, что она не несёт никаких персональных бонусов для самих элит, а вовсе даже наоборот: создаёт для них гигантские риски и обещает сплошные потери

Но едва ли такой рецепт привлекателен и для самого большинства в нынешнем его состоянии. То есть если абстрактно — то да, граждане любят поругать неравенство и не любят Германа Грефа. А если конкретно от нормального представителя большинства потребуется отказаться от личного хюндая в пользу общественного транспорта и непрерывно овладевать теми самыми знаниями, которыми с ним злой Греф призывает не делиться — то привлекательность коллективизма сильно поблекнет.

Поэтому — по меньшей мере до момента, когда очередной научно-технический прорыв вплывёт черным лебедем и перевернёт мир в очередной раз, обнулив наши нынешние тенденции — идеальный Образ Будущего состоит в том, чтобы его, это самое сегодняшнее будущее, как можно сильнее купировать. Тормозить насколько возможно маргинализацию большинства, не давать элитам отчаливать слишком далеко.

В противном случае это сегодняшнее будущее наступит слишком быстро. И излишне говорить, что оно «приведёт к катастрофе». Оно само и будет катастрофой, оно из неё и состоит.


Виктор Мараховский
Источник: "УМ+ "


 Тематики 
  1. Общество и государство   (1215)