В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Человек в цифровую эпоху

Технический прогресс, инициированный и реализуемый людьми, может лишить их работы. Необходимо готовиться к новой реальности

Цифровая революция и связанные с ней автоматизация и роботизация производств, несомненно, повлекут за собой кадровую революцию. Рынок труда существенно меняется уже сейчас, а впереди, по мере проникновения «цифры» в различные сферы экономической деятельности, его ждут глобальные перемены.

К чему готовиться нам, работникам и работодателям? Какие меры принимать уже сейчас, чтобы встретить цифровую эру во всеоружии? Эти вопросы обсудили участники панельной дискуссии «Производственный персонал в цифровую эпоху» в рамках международной промышленной выставки «Иннопром», прошедшей на минувшей неделе в Екатеринбурге.

«Простые процессы будут исчезать. И это будет происходить очень быстро, — рассуждает Сергей Мацоцкий, председатель правления IBS. — Я думаю, что колл-центры в существующем виде исчезнут в течение ближайших двух-трех лет. Они будут полностью цифровизованы и стандартизированы. Все мы ждем, когда умрет профессия бухгалтера, потому что она уже достаточно оцифрована, но она никак не умирает, поскольку регуляторика постоянно усложняется. Но я думаю, что в ближайшие годы это произойдет».

С Сергеем Мацоцким солидарен Кирилл Варламов, генеральный директор Фонда развития интернет-инициатив: «Мы проинвестировали около десяти миллионов рублей в стартап, где несколько ребят сделали робота-рекрутера. Он не помогает человеку, а полностью заменяет его. Кадровая служба на предприятии остается, но люди, которые раньше занимались рекрутингом, больше не нужны совсем. И это произошло не благодаря инновации каких-то гигантов типа Google или Apple, а это сделали ребята из Питера командой из пяти человек за десять миллионов рублей. И они сразу же лишили работы тысячи людей. Сейчас эта компания удваивает каждый месяц свои обороты, число клиентов и так далее. В следующем году, я думаю, у них оборот будет около двухсот миллионов рублей».

Инновации не только сокращают потребность в тех или иных профессиях, они меняют целые рынки. «Мы все знаем такую компанию, как Uber, — продолжает Сергей Мацоцкий. — Кто бы мог предположить еще несколько лет назад, что стоимость поездки на такси так изменится? И таких компаний много. Вот, например, есть такая компания Samumed. Она научилась управлять геном, который управляет делением клеток. Сначала они смогли начать выращивать волосы. А сейчас уже генерируют хрящи и суставы человека. Они проходят стадию тестирования инъекции, которая будет позволять регенерировать хрящи и суставы. В США есть целая индустрия, которая специализируется на замене суставов. Она тоже довольно высокотехнологичная. В ней крутится более ста миллиардов долларов. Но если ребята из Samumed успешно завершат свои испытания, то всей этой индустрии придет конец. Никто не знает, как будут развиваться технологии. В очень многих случаях прилетит, откуда не ждешь. Ты можешь думать, что впереди всех, а в какой-то момент произойдут такие изменения, которые превратят тебя в пустоту».

Новое время — новые кадры

Столь резкие перемены на рынках требуют новых подходов к трудовым ресурсам. С одной стороны, нужно обеспечить развитие технического прогресса необходимым персоналом, а с другой — сохранить и преумножить существующий человеческий капитал, дать каждому человеку возможность не просто работать, но работать комфортно, получая удовлетворение.

«Я по своей компании очень хорошо вижу, как меняется подход к персоналу, — рассказывает Сергей Мацоцкий. — Лет пять-шесть назад, когда мы давали задание на поиск людей, мы в основном формулировали part-skills, то есть то, что касается профессиональных знаний и навыков человека. Сегодня мы все больше формулируем soft skills, то есть знания и навыки, которые связаны не с профессиональной компетенцией, а с умением обучаться, с возможностью работать в коллективе, с мотивацией к достижениям».

«Перемены на рынке труда будут сопоставим с тем, что мы видели в сельском хозяйстве, где раньше работало более 80 процентов населения, — рассуждает Дмитрий Судаков, руководитель проекта “Атлас новых профессий”. — Они произойдут за более короткий срок, но будут сопоставимы по масштабу. Новые производства будут очень малолюдными, так же как сельское хозяйство, где сегодня работает четыре-пять-шесть процентов людей. И требования к этим людям будут невероятно высоки».

В этом одна из главных проблем будущего рынка труда — людей ему будет нужно мало. «Сначала люди будут создавать цифровое производство, и, создавая его, они, по сути, будут убивать собственную рабочую позицию, — прогнозирует Дмитрий Судаков, — А на следующем этапе, когда их уволят, потому что они больше будут не нужны, этим людям нужно будет куда-то деваться, и без умения находить себя в будущей экономике они не справятся».

«По прогнозам, в течение десяти лет в России примерно шесть с половиной миллионов рабочих мест исчезнет. Примерно для 25 миллионов рабочих мест будут значительно изменены требования к квалификации и навыкам людей, — продолжает Кирилл Варламов. — На самом деле, если с этим ничего не делать, то мы через десять лет будем иметь, с одной стороны, колоссальную безработицу, а с другой — дефицит кадров».

В начале июня Фонд развития интернет-инициатив и РАНХиГС подписали соглашение о создании Ассоциации по развитию человеческого капитала. По словам Кирилла Варламова, главная задача ассоциации — формирование государственной политики в области человеческого капитала.

Раньше человек мечтал, что «вкалывать» будут роботы, что именно им достанется черновая и опасная работа. Но на деле получается так, что искусственный интеллект вытесняет человека из областей, считающихся интеллектуальными: юристы, бухгалтеры, уже упомянутые рекрутеры и так далее. Получается, что для человека остается или низкоквалифицированный сектор, или, наоборот, очень высококвалифицированная работа. И это расслоение, отмечает Кирилл Варламов, происходит по всему миру.

Человеку придется адаптироваться к новым условиям. И, судя по всему, этот процесс будет постоянным: «Мы в России обсуждаем индустрию 4.0, а в Японии обсуждают общество 5.0, — рассказывает Юлия Ханьжина, руководитель департамента поддержки кадрового обеспечения промышленного роста АСИ. — Это абсолютно новый тренд в обсуждении цифровой экономики. Он связан с тем, что будет происходить с социумом во время его одновременной жизни с искусственным интеллектом».

Тем не менее главным в цифровой экономике, по мнению экспертов, все-таки остается человек. Так или иначе, а поддерживать и развивать цифровые процессы придется именно ему. Для этого потребуется много высококвалифицированной рабочей силы. В процессе цифровизации будет стираться грань между различными бизнесами, что приведет к глобальной конкуренции за трудовые ресурсы между отраслями новой цифровой экономики.

«В эту цифровую эпоху разница в борьбе за персонал между, например, машиностроительным предприятием и банком практически исчезнет, — считает Сергей Мацоцкий. — Потому что и там и там будут нужны примерно одинаковые люди, которые будут способны модернизировать эти производства, решать проблемы, создавать новые модели и бизнес-процессы, обрабатывать и анализировать данные».

Уже сейчас необходимо понимать, какие требования будут предъявляться к персоналу со стороны работодателя, а какие — со стороны работника к работодателю, как должны работать вузы, чтобы удовлетворить кадровый спрос. Но с этим, судя по всему, есть проблемы.

«Нам часто говорят, что мы не выпускаем нужных промышленности специалистов, рассказывает Сергей Кортов, первый проректор УрФУ. — Ответ тут простой: почитайте Закон об образовании. Там сказано, что высшие учебные заведения не обязаны выпускать специалистов. Вуз — это просто уровень образования. А выпуск специалистов — это дополнительная опция, которая доступна не всем и может быть реализована только совместно с бизнесом-сообществом и государством».

Выход в изменении учебного процесса — переход с поточной системы на индивидуальные образовательные программы, проектно-ориентированное обучение, развитие онлайн-образования.

По мнению Сергея Кортова, чтобы соответствовать современным требованиям, профессорско-преподавательский состав должен три четверти своего времени заниматься научной работой, и только четверть тратить на обучение студентов, но пока это невозможно: «Ломает ли это существующую структуру и противоречит ли российскому законодательству? Абсолютно!»

Впрочем, грядущие перемены еще не приняли обвального характера. Время подготовиться к глобальным сдвигам есть. Но с каждым днем его все меньше.


Николай Александров
Источник: "Эксперт"


 Тематики 
  1. Общество и государство   (1209)