В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Национализация ПриватБанка: экономическое оздоровление или очередное ограбление?

В ночь с 18 на 19 декабря правительство Украины объявило о полной национализации ПриватБанка, на долю которого приходится половина платежей в банковской системе Украины и одна пятая часть её банковских активов. Депозиты банка превышают 8 млрд. долл., из которых три четверти являются депозитами частных лиц. В официальном заявлении сообщалось, что приватизация проводится по «рекомендации Совета национальной безопасности и обороны» с целью «стабилизации финансовой системы».

Событие оказалось столь значимым для Украины, что в понедельник 19 декабря к народу обратился президент Порошенко. Он рассказал, что государство решило предложить акционерам национализацию ПриватБанка, чтобы избежать краха учреждения, в котором держит деньги «приблизительно половина взрослого населения Украины». Порошенко обвинил собственников и менеджмент ПриватБанка в том, что своими действиями они довели банк до кризиса. «Акционеры не нашли ресурсов для обязательной программы докапитализации. А действующая бизнес-модель, очевидно, себя исчерпала», — сказал он, добавив, что этим была поставлена под угрозу «вся банковская система Украины».

О национализации ПриватБанка разговоры на Украине шли с 2014 года. И владельцы банка, и правительство, и Центробанк периодически выступали с опровержениями этих слухов. О том, что у Привата есть проблемы, все знали. В начале декабря глава Нацбанка Украины (НБУ) Валерия Гонтарева предупреждала о наличии большого разрыва между величиной рисковых активов и сформированными банком резервами. Она указала величину разрыва – 96,6 млрд. гривен, заметив, что собственный капитал банка составляет лишь 30 млрд. гривен. Это заявление возбудило часть населения, дало пищу для новых публикаций о возможном банкротстве банка, увеличило изъятие денег со счетов Привата.

Проблемы у банка начались в том же 2014 году. Их называли по-разному: «нехватка ликвидности», «рост доли проблемных кредитов», «недостаточность собственного капитала», «плохие активы», «дисбаланс активов и обязательств», «неадекватность резервных отчислений» и т.п. А суть проста: банк может оказаться не способным выполнять свои обязательства перед клиентами. Такая ситуация называется дефолтом, за которым может следовать либо банкротство, либо спасение банка государством. Спасение в виде кредитов или национализации.

«Дыра» в капитале Привата возникла, в первую очередь, из-за колоссального, трёхкратного обесценения гривны после 2014 года. Приват активно прибегал к внешним заимствованиям, привлекая средства в валюте и размещая их в виде кредитов, номинированных в гривнах. А поскольку произошла девальвация, ему пришлось покупать валюту на межбанковском рынке по высокому курсу. Ухудшению положения банка способствовали и причины политического характера – уход Крыма, означавший потерю Приватом части своих активов и клиентов, проведение так называемой АТО. Приват постоянно ссылался на эти причины своего финансового нездоровья, но предпочитал скрывать ещё одну, самую главную причину – связанный характер выдаваемых кредитов. Более 97% корпоративного кредитного портфеля банка – это кредиты компаниям, связанным с акционерами. А такие кредиты практически не обслуживались, попадая сначала в разряд «проблемных», а затем «безнадёжных». Растущие дисбалансы банк отчасти покрывал за счёт стабилизационных кредитов НБУ. В настоящее время задолженность банка по таким кредитам составляет 19 млрд. грн. Банк умудрялся нарушать свои обязательства даже перед Центробанком. На сегодняшний день просроченная задолженность Привата перед НБУ достигла 14 млрд грн.

Под влиянием указанных причин «дыра» в капитале Привата (обобщающий показатель, характеризующий нехватку капитала для покрытия обязательств) росла на глазах. Эта нехватка на 1 апреля 2016 года составляла 113 млрд грн., а к 1 декабря выросла до 148 млрд. гр. (эквивалент примерно 5,5 миллиарда долларов США). Вообще в финансовом положении Привата ничего исключительного нет – так живут и работают многие банки на Украине. Отличие Привата от других банков находится в иной плоскости. Во-первых, он является крупнейшим украинским банком и его банкротство может привести к социальному взрыву, связанному с риском моментальной экспроприации миллионов вкладчиков и кризисом всей банковской системы страны. Во-вторых, банк принадлежит политическому конкуренту Петра Порошенко.

Речь идёт об Игоре Коломойском. Он является основателем ПриватБанка и базирующейся на этом банке финансово-промышленной группы «Приват». Коломойский владеет в банке долей в 41,6%; другим крупным акционером является Геннадий Боголюбов, доля которого составляет 33,2%. Украинская пресса расценивает решение о приватизации Привата как поражение Коломойского в его противостоянии с Порошенко.

Ещё в начале 2015 года Верховная рада приняла решение о возвращении под контроль государства крупнейшей нефтегазовой компании «Укрнафта», в которой 42% акций принадлежали структурам Коломойского. В ответ в ПриватБанке на некоторое время были заблокированы средства, принадлежавшие бизнесу Порошенко (как утверждалось, в результате технического сбоя). В марте 2015 года президент своим указом снял Коломойского с поста главы Днепропетровской области. И вот наконец нокаутирующий удар, нанесенный Коломойскому в виде национализации Привата. Коломойский лишится не только банка, но также некоторых активов, которые либо контролировались Приватом через участие в капитале, либо использовались в качестве залога при операциях банка. В частности, олигарх почти наверняка лишится медиахолдинга «1+1 медиа», который использовался как информационное оружие против Порошенко.

Часть экспертов полагает, что решение о национализации Привата не было экспромтом, а было принято в результате закулисных переговоров между Коломойским и Порошенко. Впрочем, по мнению знающих Коломойского близко, национализация Привата не уничтожила олигарха, а ещё больше настроила его бороться с нынешним президентом. Высказываются даже мнения, что Коломойский может стать организатором антипрезидентской олигархической коалиции и возглавить её.

Некоторые детали предстоящей реорганизации банка. Национализация, как заявила председатель НБУ Гонтарева, будет осуществлена путём символической покупки государством организации за одну гривну, в результате чего государство станет 100-процентным собственником банка. Новым председателем правления ПриватБанка станет бывший министр финансов Украины Александр Шлапак. Для решения проблем банка будут выпущены 30-летние облигации внутреннего госзайма на 150 млрд грн. (при нынешнем курсе гривны это примерно 5,5 млрд. долл. США). Сроки выпуска и объёмы пакетов пока неизвестны. Бумаги будет выкупать Национальный банк Украины, а средства будут «вливаться» в капитал ПриватБанка. После финансового оздоровления банк, как сообщил министр финансов Александр Данилюк, «будет продан».

Некоторые эксперты смотрят на такую схему скептически. Её слабым звеном называют размещение облигаций. Реализация займа в полном объёме ставится под сомнение. А запасным вариантом остаётся прямое выделение помощи банку из бюджета. Верховная рада недавно проголосовала за бюджет на 2017 год, расходная часть которого в валютном эквиваленте равна 29 млрд. долл. Оздоровление Привата за счет казённых денег станет серьёзным ударом по бюджету.

К принятию решения о национализации Привата имеют отношение международные финансовые организации. МВФ включил в список условий предоставления очередных траншей кредита настоятельную рекомендацию провести финансовое оздоровление ведущего банка Украины путём его национализации. Подобная рекомендация непривычна для Фонда. На протяжении многих лет МВФ, реализуя программу Вашингтонского консенсуса, требовал противоположного, а именно приватизации государственных банков. В предыдущие годы Украина не была исключением, НБУ постоянно заявлял, что Украина идёт в «мировом русле» и снижает долю государства в банковской системе. Вот статистика. На 1 января 2014 года доля государственных банков в совокупных активах банковской системы Украины была равна 17%, доля таких банков в совокупных вкладах населения – 13%. А вот как выглядела ситуация на 1 октября 2016 года (последние официальные данные НБУ): доля госбанков в активах – 31%, во вкладах населения – 23%. Украина явно не вписывалась в то, что диктовал Вашингтонский консенсус. Заметим, что МВФ это не смущало, он активно перечислял транши Киеву. А если и задерживал их перечисления, то в списки своих условий не включал требование о понижении доли государства в банковской системе страны. И вот, наконец, МВФ поступился своими принципами и выставил Киеву условие, прямо противоположное правилам Вашингтонского консенсуса: увеличить роль государства в банковской системе. По оценкам бывшего председателя НБУ Сергея Арбузова, с учётом национализации Привата доля государства в активах банковской системы поднимается до 52, а во вкладах населения – до 59%. Это уже «банковский социализм»!

Другие международные финансовые организации решение правительства Украины о национализации Привата ничуть не смущает. Полную поддержку данного решения выразил Всемирный банк. А к восстановлению ПриватБанка правительство, как заявил Петр Порошенко, привлечёт иностранных специалистов, в том числе из Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР). В Киеве некоторые чиновники-оптимисты уже потирают руки, рассчитывая, что после решения по Привату денежки из МВФ опять потекут на Украину. Мол, ничего страшного не произойдёт, если размещение внутреннего целевого займа Минфина на оздоровление Привата провалится. МВФ подстрахует и даст необходимые 5,5 млрд. долларов. А расплачиваться за «финансовое оздоровление» Привата придётся налогоплательщикам. Бывший руководитель НБУ Сергей Арбузов подсчитал, что каждому экономически активному гражданину Украины за спасение Привата придётся заплатить по 7 тысяч гривен. И это не считая того, что люди уже заплатили в виде инфляции, украденных вкладов и девальвации гривны.

В некоторой растерянности оказались руководители ЕС. Ведь решение Киева о национализации Привата идёт вразрез с той линией, которую Брюссель выстраивал после финансового кризиса 2007-2009 гг. и последующего долгового кризиса Европы. Тогда в Брюсселе клялись, что больше не допустят «банковского социализма». Государство оказывало помощь тонущим банкам из бюджета либо в виде кредитов, либо в виде участия в капитале кредитных организаций (фактически – национализация банков). Тогдашние меры спасения банков получили название bail-out. Отныне Европа решила спасать банки методом bail-in, суть которого в том, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Мол, банки должны спасать сами владельцы банков – не только те, кто являются держателями контрольных пакетов акций, но и рядовые («портфельные») инвесторы (владельцы акций и бондов банков), и также (и, может быть, в первую очередь) вкладчики.

Схема bail-in была апробирована в 2013 году на Кипре. Тогда эксперты и журналисты спасение кипрских банков назвали первой «легальной экспроприацией вкладчиков». Кипрский прецедент послужил основой для разработки Брюсселем директивы о возможности спасения банков лишь методом bail-in. С 1 января 2016 года эта директива ЕС вступила в силу. Именно она стала камнем преткновения в деле спасения нескольких банков Италии и подтолкнула к проведению референдума 4 декабря. Маттео Ренци, тогдашний премьер-министр Италии пытался убедить Брюссель, что без государственной поддержки банки Италии не спасти. Думаю, что национализация Привата не пройдёт незамеченной в Европе и может заставить её вернуться к проверенному методу bail-out – к спасению банков за счет рядовых налогоплательщиков.


ВАЛЕНТИН КАТАСОНОВ, профессор, д.э.н
Источник: "Фонд стратегической культуры "


 Тематики 
  1. Общество и государство   (22)
  2. Украина   (490)