В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Стоит ли российским вузам стремиться в международные рейтинги?

На днях стало известно, что сразу 22 российских вуза вошли в рейтинг лучших университетов мира. Свое ежегодное исследование уже в тринадцатый раз опубликовал британский научно-исследовательский центр Quacquarelli Symonds (QS). Правда, в первую топ-сотню представители нашей высшей школы не попали. Возглавивший российский список МГУ оказался на 108 месте. Идущий следом питерский университет отстал от него ровно на полторы сотни позиций. А «бронзовый» призер — Новосибирский государственный университет — расположился на 291-й строчке.

Но составители рейтинга всё равно в восторге. Они отметили, что в этом году «Россия стала одной из стран, показавших выдающиеся результаты».

Вместе с тем, амбициозное желание увидеть пятерку россиян в топ-100 к 2020 году региональный директор QS по Восточной Европе и Центральной Азии Зоя Зайцева считает утопией:

«Два-три вуза в топ-200 — гораздо более реалистичная картина. Но это возможно лишь при сохранении нынешней динамики, при сохранении финансирования и поддержки участников проекта «5-100», при общем фокусе государства на международную конкурентоспособность и интернационализацию».

Увы, как раз программа «5-100», даже судя по её названию, и ставит перед нашей высшей школой столь конкретную цель. Ещё в 2013 году ее озвучил премьер-министр Дмитрий Медведев:


«Мы поставили перед собой амбициозную задачу, некоторые считают ее абсолютно не решаемой, но мы считаем иначе, чтобы к 2020 году не менее пяти университетов наших вошли в сотню лучших в мире».
«Если борьба проигрывается на уровне университетов, то, конечно, после этого невозможно конкурировать и на экономическом поле».

Тогдашний министр образования Дмитрий Ливанов так загорелся идеей, что сразу взял повышенные обязательства, выраженные в цифрах. По его словам, к 2020 году 15 наших вузов могут войти в топ-200 мировых, к этому времени каждое высшее учебное заведение опубликует в научных журналах не менее 3 тысяч статей, а число иностранных студентов в наших университетах достигнет 15% от общего числа.

Деньги под красивую идею предусмотрели немалые — до 54 миллиардов рублей. О том, как продвигается процесс их освоения, недавно поведало общественное движение «Обрнадзор».

Экспертный доклад назвали эффектно: «5-100»: цена провала». Содержание ему соответствовало. Авторы доклада выяснили, что с 2013 по 2015 годы правительство выделило на реализацию программы почти 30 миллиардов рублей. Среднюю стоимость роста одного вуза на 1 пункт в рейтинге QS они оценили в 72 миллиона рублей. И ладно бы деньги шли в дело. Как подытожили эксперты-общественники, изучив документы:

«Особенностью менеджмента проекта «5-100» является расточительность и неэффективность. На административно-управленческий персонал выделяется средств больше, чем на содержательную работу по проекту».

Конкретных примеров хватало. Проведение двух Советов «5-100» обошлось бюджету в 24 миллиона. Объём «сомнительных» госзакупок Проектного офиса «5-100» составил более 290 миллионов. Госзакупки проходили с нарушениями конкурентной процедуры и осуществлялись в фирмах, принадлежащих сотрудникам Проектного офиса и членам их семей. Практиковались дорогостоящие перелеты и проживание в «звездных» отелях, завышение цен, двойные выплаты компаниям-подрядчикам и их сотрудникам.

Как выяснили авторы доклада, самым крупным поставщиком услуг Проектного офиса была группа компаний Сколково. Три «сколковских» структуры отработали на 98 852 500 рублей. Еще 17 контрактов на общую сумму 140 272 700 рублей МШУ «Сколково» заключило напрямую с вузами-участниками проекта. Сами вузы по программе получали гораздо более скромные суммы: Томский госуниверситет — 7 миллионов рублей, МФТИ 11,75 миллиона, КФУ — 4,6 миллиона, СпбПУ — 3,9 миллиона, ВШЭ — 5,2 миллиона рублей.

Зато кураторы программы не скупились на иностранных специалистов, подчеркнули эксперты:

«Из программы повышения конкурентоспособности российских вузов проект превратился в источник доходов иностранных компаний, проконсультировавших участников проекта уже более чем на 200 миллионов рублей».

В этой связи неподдельный энтузиазм Фила Бейти, редактора рейтинга THE World University Rankings, опубликовавшего очередные результаты, становится особенно понятным:

«Принятие программы «5-100» – это важный шаг. Она признает право хотя бы группы российских университетов быть нацеленными на международную конкуренцию, необходимость улучшений и реформирования, необходимость университетов брать на работу международных профессоров, применять новые подходы на российском рынке, право бороться за иностранных талантливых студентов».

Но во главу угла Фил Бейти ставит деньги:

«Иметь хорошее финансирование — принципиально важный вопрос для университета мирового уровня».

Больше того, финансирование, на взгляд редактора рейтинга, — это, «возможно, чуть ли не единственный самый важный отдельно взятый фактор, определяющий позицию вуза в рейтинге.

Наверное, такая точка зрения имеет право на существование. Однако, к примеру, у рейтингового агентства RAEX (Эксперт РА), составившего недавно пятый ежегодный рейтинг вузов России, несколько иные приоритеты. Кстати, в начале 2016 года RAEX (Эксперт РА) стал первой в нашей стране и четвертой в мире организацией, чьи рейтинги вузов успешно прошли международный аудит IREG Observatory. То есть зарубежные эксперты подтвердили, что наше агентство — не самозванец, что методология рейтинга, его подготовка и представление результатов отвечают стандартам высокого качества.

Фото: reuters
В подготовке рейтинга его авторы использовали статистические показатели, а также результаты опросов среди 705 тысяч респондентов: работодателей, представителей академических и научных кругов, студентов и выпускников.

Расставив вузы по ранжиру, эксперты сделали несколько интересных выводов, интересных как с точки зрения дальнейшего развития самой высшей школы, так и в части ее вклада в российскую экономику. Они, к слову, далеко не всегда совпадают с критериями международных рейтингов.

Во-первых, лучшие вузы из рейтинга RAEX активно сотрудничают с работодателями. Особенно в тесной связке с ними находятся технические и медицинские вузы. Уже в процессе учебы «технари» и медики получают практический опыт, который необходим для последующего успешного трудоустройства. К примеру, в МФТИ более 60% студентов в течение учебного года проходили подготовку на базовых кафедрах, которые вузы организовали совместно с работодателями.

О заинтересованности работодателей именно в такого рода специалистах говорит и высокий процент «целевого» приёма абитуриентов в технические и медицинские вузы. В экономических вузах подобное — редкость. Получив дипломы, их выпускники, как правило, уходят в свободный поиск работы.

Тем не менее, абитуриенты отдают предпочтение именно экономическим и управленческим направлениям. Об этом говорят как стоимость обучения (в техническом вузе в среднем она составляет 119 тысяч рублей в год, а в экономическом вдвое дороже), так и проходной балл ЕГЭ: в престижном экономическом вузе он составляет 83,6 балла в расчете на один проект, в медицинском — 80,1 балла, в техническом — 70,2 балла.

Все эти данные — хороший повод для профориентационной работы в школах, а также для раздумий родителей и абитуриентов.

Во-вторых, чуток сбавило темпы сокращение численности преподавателей в расчете на студента. В последние годы эта тенденция оставалась весьма тревожной. Хотя проблема остается и сегодня. Дело в том, что финансирование большинства вузов с поправкой на инфляцию снижается, а выполнять образовательный «майский» указ президента по части повышения зарплат преподавателям надо. Вот его и выполняют за счет кадровой «оптимизации».

В-третьих, многие российские вузы подстроились под критерии глобальных рейтингов университетов и вовсю занимаются интернационализацией научной и образовательной деятельности. То бишь наращивают объем научных публикаций и увеличивают долю иностранных студентов. Последнее, к слову, характерно для участников программы «5-100», а также для медицинских вузов, которые в этом отношении бесспорные лидеры.

Эксперты RAEX оценивают данную тенденцию неоднозначно. С одной стороны, международная составляющая важна для обмена опытом и повышения престижа российского высшего образования за рубежом. С другой, ограниченность критериев, по которым нынче измеряют степень интернационализации вузов, критикует даже IREG – самая влиятельная ассоциация составителей и потребителей рейтингов университетов. Так, во многих глобальных рейтингах учитывается мобильность студентов и преподавателей, но при этом игнорируются качество образовательных программ, прочность международных связей с научными организациями и работодателями, а также карьерные перспективы студентов.

Фото: reuters
Представитель European Association for International Education Маркус Лайтинен прямо заявил, что в наиболее известных рейтингах применяется «узкий и механистический подход» и что составители рейтингов «опираются на ограниченный и вводящий в заблуждение спектр данных».

Главное, чего нет в других международных рейтингах и на чём максимально сосредоточились в «Эксперт РА», это качество образования. Генеральный директор RAEX «Эксперт РА» Дмитрий Гришанков объяснил:

«Рейтинг вузов России ставит своей целью оценить способность университетов обеспечивать выпускникам высокое качество знаний, умений и навыков, исходя из условий для их получения и результатов применения».

Тщательное исследование открыло неожиданную картину: работодатели чаще берут к себе в компанию выпускников далеко не тех вузов, за которые сами голосуют при опросах и анкетировании.

Гришанков, в частности, подчеркнул:

«Рейтинг показал: транснациональные компании, объекты обожания современного студенчества, охотно нанимают на работу выпускников российских вузов».

Однако в международных рейтингах эти вузы находятся на задворках.

Так чего же больше в рейтингах — пользы или вреда? Проясняют они ситуацию или, напротив, запутывают ее? И какой критерий ставить во главу угла?

Ректор МГУ Виктор Садовничий привел пример:

«В Саудовской Аравии вышел рейтинг, в котором критерии расширили в сторону качества образования, а также учитывали мнение работодателей. И мы уверенно вошли в сотню — сразу «подвинулись» лидеры рейтингов QS и Times».
Садовничий Виктор Антонович
Одним словом, мечтая о высоких местах в международных рейтингах, всегда стоит помнить, для чего это нужно высшей школе: для престижа или для дела. И ни в коем случае не жертвовать своими истинными достижениями во имя мнимых побед.


Источник: "politrussia "

 Тематики 
  1. Образование   (54)