В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Идеология популизма и технократии

Пора перестать говорить только лишь о расколе в обеих партиях США. Пора говорить о том, что в США реально существуют уже четыре партии, просто они пока что участвуют в выборах не все вместе, а через систему «полуфиналов» в виде партийных праймериз.

Несмотря на то, что в республиканской праймериз-гонке остался один-единственный участник Дональд Трамп, а в демократической Хиллари Клинтон практически обеспечила себе победу, внутрипартийная борьба не прекращается.

Берни Сандерс наотрез отказывается признавать свое поражение и намерен продолжать свою кампанию вплоть до июльской итоговой партийной конференции в Филадельфии. Ему указывают на «математику» (уже не набрать необходимого для победы на праймериз числа делегатов), убеждают, что чаяния его сторонников будут учтены, просят «не раскачивать лодку», но Берни остается непреклонным.

В минувшее воскресенье партийная конференция демократов в Неваде обернулась скандалом. Кокусы в этом штате прошли еще в феврале (с небольшим преимуществом Клинтон), но на них непосредственно распределялись лишь 23 мандата из 35. Судьбу оставшихся 12 и призвана была решить партийная конференция штата. Делегаты этой партийной конференции определялись голосованием в округах, и здесь Сандерсу удалось добиться небольшого преимущества, так что он рассчитывал отыграться за февральский проигрыш.

Не тут-то было. Организаторы конференции дисквалифицировали 64 делегата из числа сторонников Берни, и в результате Хиллари на мероприятии представляли 1695 делегатов, а Сандерса – 1662. В итоге 7 дополнительных мандатов досталось экс-госсекретарю, а 5 – вермонтскому социалисту.

Голосование по правилам и полномочиям было проведено буквально за несколько минут, без тщательного подсчета поданных голосов и без прений. В зале начались протесты, люди бросились к сцене, и президиум вынужден был спешно ретироваться через заднюю дверь. Служба безопасности долго упрашивала собравшихся разойтись, дело едва не дошло до физического столкновения.

Некоторые американские аналитики уже увидели в «невадском инциденте» возможный прообраз развития событий на общенациональной конференции Демократической партии в июле. Мейнстримная пресса вновь призвала партию к единству, а Берни Сандерса – к прекращению борьбы. В ответ посыпались обвинения в нечестной игре. До конца воскресного дня на улицах Лас-Вегаса проходили протестные акции с требованием пересчета голосов.

Это очень неприятное событие для демократов, которые с самого начала праймериз подчеркивали, насколько цивилизованно – по сравнению с республиканцами – они проводят свой внутрипартийный отбор. Но даже хаос в Неваде не заставил Берни отступить. Он вновь заявил, что продолжит борьбу вплоть до июля.

У республиканцев номинант лишь формально не определен (его должна утвердить партийная конференция), но победитель известен. Это Дональд Трамп. Множество именитых партийных деятелей – даже такие как вице-президент США в администрации Буша-младшего Дик Чейни и один из главных партийных спонсоров, официальный богатейший еврей планеты Шелдон Адельсон, чего уж никто не ожидал – призвали поддержать Трампа и сосредоточиться на борьбе с Хиллари Клинтон.

Однако и поныне далеко не все выразили готовность объединиться вокруг Дональда. На прошедшей неделе, как гром среди ясного неба, прозвучало заявление спикера палаты представителей Пола Райана (в 2012-м он был кандидатом в вице-президенты), что он «пока не готов поддержать кандидатуру Дональда Трампа».

То, что Трампа не готовы поддержать Буши, Митт Ромни и многие другие представители республиканского истеблишмента (они даже собираются проигнорировать итоговый партсъезд), никого особенно не удивило. Ведь в основном против Бушей и Ромни трамповский бунт и был направлен. Но Райан – совсем другое дело. До номинации Трампа он остается лидером партии, ее самым высокопоставленным членом. Более того, именно ему Республиканский национальный комитет поручил быть председателем на партсъезде.

Трамп лишь руками развел. «Я честно скажу, – заявил он своим сторонникам на очередном митинге, – я не знаю, что случилось. Мы несколько дней назад очень хорошо поговорили по телефону. Я не ждал такого... как это назвать... Не знаю, что случилось. Просто не знаю».

Вскоре последовали разъяснения от Пола Райана. Спикер нижней палаты Конгресса заявил, что номинант от Республиканской партии должен «всецело разделять ценности партии», хотя и была сделана ремарка: мол, расхождения «по некоторым пунктам могут быть, это нормально».

Многие республиканцы, поддерживающие Трампа, обрушились с критикой на Пола Райана. Один из бывших спикеров палаты и кандидат в президенты 2012 года Ньют Гингрич (уже с января поддерживающий Трампа) назвал заявление Райана «безответственным», другой экс-спикер, Джон Бейнер, заявил, что «у Пола развилась звездная болезнь». Консервативный теле- и радиоведущий Шон Хэннети так и вовсе задал телезрителям Fox News вопрос: «Может быть, нам нужен другой спикер палаты представителей, а не другой номинант?».

Но Пол Райан продолжал стоять на своем: «ценности превыше всего» и «требуется время, чтобы узнать кандидата». Дональд Трамп, вопреки ожиданиям, не стал развязывать против Райана информационную войну. Он обратился в Национальный партийный комитет за посредничеством. Председатель комитета и давний друг Райана Рейнс Прибус публично пообещал свое содействие. «Дайте им время, – заявил он прессе, – и они объединят партию».

В прошедший четверг состоялась первая встреча Райана и Трампа в Вашингтоне. Оба участника отозвались о проведенных консультациях весьма позитивно, однако совместного выхода под теле- и фотокамеры не случилось. А это значит, что борьба в Республиканской партии, пусть и в мягком варианте, продолжается.

Заметим, что борьба эта очень напоминает ту, которая по-прежнему идет в Демократической партии. Берни Сандерс не настолько наивен, чтобы надеяться на то, что он сможет переиграть Хиллари на праймериз, но остается в гонке, то есть пока не поддерживает Хиллари на всеобщих выборах, чтобы добиться гарантий того, что она будет следовать тем ценностям, которые он считает важными.

Своим сторонникам на митинге он заявил: «Эти выборы – нечто гораздо большее, чем просто выборы президента Соединенных Штатов. Эти выборы призваны трансформировать нашу нацию. И на меньшее мы не согласны!»

Не правда ли, справа и слева аргументы ключевых «пока неподдержавших» выглядят примерно одинаково?

Пол Райан, самый высокопоставленный и успешный представитель «Движения чаепития», один из наиболее успешных и именитых (и, кстати, молодых) консерваторов в США, требует от Дональда Трампа максимального сдвига вправо. Он тактически грамотно пользуется своим положением, чтобы «объединение партии» произошло под правоконсервативными знаменами – насколько это сейчас возможно.

То же самое делает и Берни Сандерс, но на левом фланге. Он, человек, которого еще не одно десятилетие будут вспоминать как символ левого движения в США и который буквально «взорвал» демократические праймериз в этом политическом сезоне, пытается добиться от штаба Хиллари гарантий того, что она не двинется в центр, как только закончатся праймериз. «Объединение партии» в версии Сандерса должно – насколько это только возможно – произойти на леволиберальной платформе.

И если бы не жесткая двухпартийная система США, сейчас в Штатах объективно было бы четыре сильных партии: левая, правая, популистская и партия статус-кво (ее еще можно назвать технократической).

Левую сегодня олицетворяет Сандерс (вместе с такими влиятельными сенаторами, как Элизабет Уоррен и Тулси Габбард), правую – Пол Райан (на праймериз ее олицетворял Тед Круз), популистскую – Дональд Трамп (вместе со всеми влиятельными республиканцами, кто его активно поддержал – Крисом Кристи, Джеффом Сешнсом, Ньютом Гингричем и т.д.), а партию статус-кво – Хиллари Клинтон (вместе со всеми остатками демократического истеблишмента и внешнеполитическими «гуру», не присоединившимися к Трампу).

Я думаю, пора перестать говорить только лишь о расколе в обеих партиях США. Пора говорить о том, что в США реально существуют уже четыре партии, просто они пока что участвуют в выборах не все вместе, а через систему «полуфиналов» в виде партийных праймериз.

Хочу отдельно отметить, что слова «популистский» и «статус-кво» я здесь привожу безо всяких оценочных – положительных или отрицательных – коннотаций. И популизм, и статус-кво – вполне востребованные сегодня политические позиции. Популизм не означает пустых обещаний (как это подразумевается в повседневной речи), а статус-кво – бесконечного «повторения пройденного».

#{author}Популизм означает лишь одно: что представляющий его политик имеет право в своей программе смешивать левые и правые взгляды в той пропорции, которая сегодня наиболее популярна в обществе. А политик с программой статус-кво предлагает осуществлять такое смешивание по рецептам, которые уже были испробованы в прошлом.

При этом популист старается сделать свою программу максимально понятной каждому, а технократ-в-стиле-статус-кво предлагает положиться на его опыт в политике и экономике, намекая, что это столь же сложно, как и, скажем, квантовая механика.

Популярное в отечественной политологии понятие «центризм» в современной Америке оказалось полностью лишено политического смысла.

Сегодня практически любую экономическую и/или социальную проблему правый политик предлагает решить путем снижения налогов и административных барьеров, а также повышения конкуренции на рынках. Левый – путем перераспределения богатства (добавленной стоимости, прибыли, общественного блага) и введения новых форм регулирования.

Технократ попытается представить лево-правую дихотомию устаревшей и примитивной. «Не всё так просто, – скажет он, – есть очень важные нюансы. А их знают только профи. Вот и доверьте это им. Всё остальное – популизм». И здесь представитель партии статус-кво, в отличие от меня, скажет слово «популизм» с явным пренебрежением.

Популисту «хорошо» в том смысле, что он может сказать: «Они перепробовали все, и ничегошеньки у них не вышло. Теперь дайте нам попробовать. Пора бы внести в политику чуть больше здравого смысла». И вот этот самый «здравый смысл» и есть краеугольный камень популизма. Возможно, популист даже заявит: «Все остальное – статус-кво». И тут уж «статус-кво» прозвучит как обличение...

То, что в Соединенных Штатах в этом году столкнутся на всеобщих выборах идеологии популизма и технократии, не означает, что левые и правые позиции устарели. Это означает, что экономическая и социальная сферы в США находятся в явно неудовлетворительном состоянии (по стандартам их избирателей), иначе классические право-левые «качели» смогли бы «разрулить» ситуацию.

США предстоит долгий период политической турбулентности. А значит, он предстоит и миру. И поэтому, как мне представляется, на этих выборах в Америке взвешенная внешнеполитическая доктрина сыграет решающую роль.

Сегодня такая доктрина лучше у популиста. В описанном выше смысле.


Дмитрий Дробницкий
Источник: "Взгляд"


 Тематики 
  1. Общество и государство   (34)
  2. США   (939)