В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Штрихи к психологическому портрету американцев

Когда Михаил Фридман и Петр Авен встречались однажды в Вашингтоне с американскими стипендиатами своей корпоративной программы двусторонних профессиональных обменов "Альфа феллоушип", те в знак признательности подарили спонсорам бутылку вина. Недоуменно глядя на сувенир, Фридман не удержался от вопроса: "Это что ж, одну на двоих?"
Ему не стоило удивляться. Бережливость у американцев в крови. Сходите на экскурсию в Конгресс США, и вам расскажут, как при строительстве Ротонды – "символического и физического сердца" Капитолия, главного олицетворения всей американской демократии, – планировавшийся изначально барельеф на фризе под куполом был из экономии заменен фреской. Так что прав был первый зарубежный "биограф" США Алексис де Токвиль, еще прежде подметивший, что американцы – "народ-коммерсант", который "отказывается от украшений в архитектуре своих зданий и ценит только расчет и материальные преимущества".

Кстати, проницательный француз предупреждал, что материализм особенно привлекателен и тем опасен для демократических народов, потому что при авторитарных режимах доступ к жизненным благам кастово ограничен. Американцы же первыми утвердили республиканский строй, снявший эти ограничения. Отличительной чертой его, по наблюдению де Токвиля, сразу стало массовое формирование среднего класса, провозгласившего высшей жизненной ценностью материальное благополучие.
Так "любовь к достатку стала господствующей чертой национального характера" американцев и обрекла их на вечные лихорадочные поиски кратчайшего пути к богатству, писал с оттенком высокомерия французский аристократ. Так закладывались основы пресловутого "американского образа жизни", превращенного пропагандой в "американскую мечту", – можно добавить спустя почти два века.

Моральный авторитет

Впрочем, иронизировать тут особо не над чем, впору учиться. Рывок на передовые позиции в мире, совершенный за это время Америкой, сам за себя говорит. А рывок этот, как показал в свое время немецкий социолог и политэконом Макс Вебер, был во многом обусловлен протестантской моралью, включая трепетное отношение к деньгам и восприятие капитала, как своего рода дара Божия, который надлежит преумножать.
В подтверждение Вебер ссылался на авторитет таких людей, как один из "отцов-основателей" США Бенджамин Франклин. Этот автор крылатой фразы "время-деньги", изображенный ныне на стодолларовых купюрах, и по сей день считается в политической агиографии США "святым – покровителем" бережливости.
При этом современные последователи Франклина напоминают, что тот никогда не был скуп, а напротив, всегда щедро отдавал свое время, силы и средства на благо общества. Рассказывая мне об этом, директор Центра изучения бережливости и щедрости при Институте американских ценностей в Нью-Йорке Барбара Уайтхед подчеркнула, что бережливость и жадность – по сути противоположные друг другу понятия.
Первое предполагает рачительное и долгосрочное использование всех имеющихся ресурсов /не только денежных, но и, например, природных/ для своего и общего блага. Второе – близорукое стремление к сиюминутной и зачастую обманчивой личной выгоде. Кстати, в английском языке слово "процветать" /thrive/ – производное от "бережливости" /thrift/.

У разбитого корыта

В целом, конечно, идейное наследие Франклина сослужило американцам хорошую службу. Но, как говорится, и на старуху бывает проруха. После окончания "холодной войны" им показалось будто они поймали "золотую рыбку", способную выполнять любые их желания, и не смогли удержаться от соблазна. В 2005 году, по данным социологического центра Пью, около 70 проц. американцев назвали жадность неотъемлемой чертой своего национального характера. Ни одно другое негативное качество столь же часто ими не упоминалось. Примечательно и то, что, согласно этому опросу, в зеркале собственного мнения американцы выглядели более жадными, чем в глазах других народов.
Кончилось это наваждение, как известно, "разбитым корытом" в виде мощного финансово-экономического кризиса. Чтобы удержаться на плаву, Америке пришлось залезть в астрономические долги /а Франклин долговую кабалу ненавидел/. Поскольку кризис ударил не только по алчным спекулянтам с Уолл-стрит, но и прежде всего по жилищному и ипотечному рынкам, множеству поверивших в миражи американцев пришлось чуть ли не в буквальном смысле возвращаться из купленных в рассрочку индивидуальных "хором" в прежние многоквартирные и прочие "землянки" /в 2003 году средний жилой дом новой постройки в США был на 38 проц. больше, чем в 1975 году, и при этом рассчитан на меньшее число жильцов/.
По последним официальным данным, сейчас в США быстро растут показатели голода, нищеты и имущественного неравенства. В прошлом году каждый седьмой американец /около 43,6 млн человек/, в том числе каждый пятый ребенок, были бедны. В это число входило более четверти всех афроамериканцев и треть темнокожих детей. Примерно 17 млн семей в стране жили впроголодь. /По состоянию на 2009 год официальным "уровнем бедности" в США признавался годовой доход в размере 21 тыс. 954 долларов на семью из четырех человек. Речь идет о номинальном доходе до вычета налогов/.
При этом самые богатые продолжали богатеть. Совокупная "чистая стоимость" 400 наиболее состоятельных жителей США в списке "Форбса" выросла за последний год на 8 проц. Мультимиллионеры из верхнего 1 проц. населения страны распоряжаются сейчас 24 проц. ее доходов. Столь глубокого социального расслоения Америка не знала с "ревущих", т.е. разгульных 1920-х гг., окончившихся Великой депрессией.
Теперь в условиях безработицы, официально приближающейся к 10 проц, а реально чуть ли не вдвое большей, американцы затягивают пояса. Обеими руками держатся за имеющуюся работу, "уплотняются" на своей или родительской жилплощади, реже играют свадьбы и заводят детей, учатся в соседних колледжах, а не в далеких престижных вузах, меньше путешествуют, ходят по магазинам и ресторанам, целенаправленно освобождаются от долгов и гораздо осмотрительнее пользуются кредитом. При этом, по наблюдению авторитетного обозревателя журнала "Мани" /"Деньги"/ Дэна Кадлека, многие испытывают... облегчение от возврата к исконным ценностям.

Назад в будущее

"Мы не просто сокращаем свои расходы, мы отвергаем материализм, – утверждает публицист, давно занимающейся темой личных финансов и написавший об этом не одну книгу. – Мы ставим безопасное будущее и такие подлинные ценности, как взаимоотношения с другими людьми и развитие собственной личности, выше прибыли. Мы поворачиваемся лицом к своей семье, своим соседям и спрашиваем, чем мы можем быть полезны не только себе, но и другим".
Подтверждением этих слов можно считать итоги опроса компании "Нортуэстерн мьючуэл", участников которого просили дать определение жизненному успеху. Большинством в 86-88 проц. голосов жители США назвали главными слагаемыми крепкую семью, хорошие отношения с супругом или партнером.

Повышается и их общественная активность. Они всегда гордились тем, что их страна изначально росла от "корней травы", т.е. низовых добровольных объединений. В сентябре был распространен первый в своем роде официальный обзор гражданского общества в США, показавший, что и в условиях кризиса низовые связи не распадаются, а крепнут. Согласно документу, число добровольцев-общественников увеличилось за последний год почти на 1,6 млн чел. Выяснилось, что в кризисных 2008-09 гг почти 58 проц. американцев как минимум раз в месяц помогали соседям.
По данным журнала "Пэрейд", в 2009 году американцы в среднем жертвовали на наиболее близкие их сердцу общественно полезные цели примерно по 400 долл. У пожилых людей в возрасте 65 лет и старше средняя сумма превышала 700 долл.

Статусный символ

Еще одна примета времени – изменение поведения богачей. В принципе американцы склонны гордиться честно нажитыми деньгами, но не пускать пыль в глаза. По любопытному наблюдению того же де Токвиля, "пышный, блестящий разврат" характерен для сословных обществ, при демократии же богачи "удовлетворяются исполнением множества своих скромных желаний".
Современные американские олигархи шагнули по пути социальной ответственности еще дальше. Недавно двое самых известных из них – основатель компании "Майкрософт" Билл Гейтс и легендарный инвестор Уоррен Баффет – призвали "коллег по цеху" передать на общественные нужды при жизни или сразу после смерти не менее половины своих богатств. Инициированное ими "Обязательство дарителя" собрало уже 40 подписей, потенциальная отдача от него оценивается как минимум в 150 млрд долл. Пытаются они пропагандировать это свое начинание и за пределами США, прежде всего в Китае, где, по данным шанхайского аналитика Руперта Хугеверфа, сейчас насчитывается по меньшей мере 875 тыс. долларовых миллионеров.
В целом, по словам специалистов, массированная благотворительность становится новым статусным символом для американских толстосумов. А у просто состоятельных людей, по словам Кадлека, стало модно ездить на машинах престижных марок, но моделей 3-4-летней давности. На фоне общего резкого спада продаж в отрасли рынок таких подержанных автомобилей растет.

Далеко ли качнулся маятник

Насколько устойчивыми будут перемены в поведении американских потребителей, – вопрос спорный. Многие считают, что их аппетиты вернутся, как только в стране возобновится уверенный экономический рост. Но так думают не все. Психологи напоминают, что человек, переживший состояние клинической смерти, как правило сильно меняется, если не перерождается целиком. А теперь в таком же состоянии побывала вся национальная экономика США. И след в общественном сознании и подсознании населения страны может оказаться неизгладимым.
"Мы считаем, что этот опыт будет переломным, – заявил Кадлеку управляющий директор компании "Контекст-бейст рисерч груп", изучающей поведение потребителей, Робби Блинкофф. – Люди окружены огромной массой вещей и сознают, что счастливее они от этого не становятся".
Уайтхед из Института американских ценностей уверена, что опыт Великой рецессии повлияет на ее ныне живущих соотечественников не меньше, чем драма Великой депрессии – на ее собственного отца, врача по профессии, до конца дней боявшегося, что "придется копать канавы".
Особенно уязвимо, по ее убеждению, молодое поколение, уже вынужденное на практике осваивать уроки бережливости. Она напоминает, что и антикризисные финансовые реформы властей страны также рассчитаны на далекую перспективу. В результате, на ее взгляд, "институты будут дисциплинировать людей".
Социологи подтверждают, что американцы уже делают выводы из случившегося. В опросе по заказу журнала "Мани" 7 из 10 респондентов заявили, что у них меняются жизненные приоритеты, 9 из 10 сказали, что из-за кризиса стали по- новому распоряжаться деньгами, целых 94 проц. уверены, что такое отношение будет у них сохраняться и впредь.
Согласно этому же исследованию, почти 70 проц. американцев делают теперь покупки только в том случае, если в состоянии расплатиться за них наличными или дебитной карточкой. Три четверти придают большое значение увеличению сбережений.
Другое интересное исследование организовала страховая компания "Метлайф". По ее данным, около половины американцев убеждены, что в случае утраты работы от банкротства их будет отделять не больше месяца /эксперты считают, что подобный "запас финансовой прочности" в идеале должен быть годовым/. Примерно половина респондентов заявила также, что не нуждается в новых крупных покупках, поскольку в принципе имеет все необходимое для жизни. В 2006 году доля таких ответов составляла 34 проц.

Транжиры и скупердяи

Что до жадности, от этого смертного греха люди, наверное, никогда полностью не избавятся. Присущ он и американцам, хотя Уайтхед, например, считает, что сейчас ее соотечественники отдают должное такой "буржуазной ценности", как бережливость, в основном на словах.
"На деле – в сравнении с немцами, французами, канадцами – мы скорее транжиры, чем скупердяи, – говорит она. – Мы ведь жаждем материального благополучия и считаем в душе, что имеем на него право... К тому же есть и финансовые институты, которые "помогают" людям с ушами залезать в долги".
Именно на институтах, способствующих и мешающих развитию бережливости, – от расплодившихся в США ростовщических ссудных касс до наоборот исчезающих маленьких местных банков – сосредоточено основное внимание возглавляемого собеседницей центра. Она с улыбкой вспоминает, что когда в недавние "тучные" годы ее институт получил грант на эту работу, то многие со смехом спрашивали, зачем изучать "отжившую" тему. Но грянул кризис, и теперь ее с коллегами превозносят чуть ли не как "провидцев".
Не оспаривая мнения специалиста, можно отметить, что в том же недавнем прошлом в Америке издавалась и пользовалась большим успехом "Газета для жадных". Супружеская пара пенсионеров – Джим и Эми Дейсижин – создали ее для дополнительного приработка, никак не ожидая, что их затея разрастется до тиража в 100 тыс. экземпляров и будет признана одним из лучших бизнес-проектов 1991 года. Прославившись и неплохо заработав, хозяева через 6 лет закрыли газету, но она до сих пор переиздается в виде книги. А Эми Дейсижин многие американские домохозяйки по сей день считают лучшим образцом для подражания.
Новым подтверждением тому стала книга "Мы веруем в дешевизну: история забытой американской добродетели", вышедшая из печати в прошлом году. Ее автор Лорен Уэбер напоминала, что в стране всегда были и есть организации и движения сторонников умеренности и самоограничения – от квакеров и трансценденталистов до современных анархиствующих антиглобалистов-"фриганов", ратующих за полную самоизоляцию от потребительской капиталистической экономики. Сама Уэбер, кстати, негодует против насаждаемого в США коммерческой рекламой и государственной пропагандой тезиса о том, что тратить деньги "полезно и патриотично", что потребительство – неотъемлемая черта американского образа жизни.

Неожиданный вывод

На мой личный взгляд, у американцев прижимистость и практичность постоянно борются в душе с идеализмом. Четверть века назад я опрашивал в Техасе студентов, что для них важнее в будущей карьере: интересная и общественно полезная работа или деньги. Все отвечали одинаково: лично я – за идеалы, но уверен, что остальные предпочтут чистоган.
А на днях один немолодой бизнесмен, с которым я затеял разговор на эту тему, сначала заговорил о помощи США внешнему миру, а потом сделал неожиданный, но логичный вывод: "Конечно, чтобы помогать другим, нужны деньги. Поэтому нам сначала надо быть жадными, а уж потом – щедрыми".


Источник: По материалам ИТАР-ТАСС
При полном или частичном использовании данного материала ссылка на rodon.org обязательна.


 Тематики 
  1. Общество массового потребления   (128)
  2. США   (942)