В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Штрихи к психологическому портрету американцев: технология жизни

На идеально ровном искусственном газоне футбольного поля у соседней школы немолодой лысоватый дядька обучал двух старшеклассниц навыкам обращения с мячом. Тренировка была явно "самодеятельной", но выглядела при этом вполне профессионально. Все были в спортивной форме и под палящим солнцем битый час настойчиво и методично отрабатывали технику дриблинга, игры в пас, отбора мяча. Я изредка посматривал в их сторону и думал, что воочию наблюдаю едва ли не главный "секрет" американских успехов не только на спортивных площадках, но и вообще в жизни.

Заключается он, на мой взгляд, в организованном, упорядоченном, если угодно – технологичном подходе к любому делу. Чтобы "знать, как" правильно действовать, американцы этому учатся, а главное – неукоснительно применяют затем на практике это самое свое "ноу-хау" в виде отработанной последовательности шагов. В этом смысле их жизнь напоминает такие их прорывные успехи в организации производства, как промышленный конвейер или современные информационно- компьютерные технологии.

Конечно, подход этот с виду настолько самоочевиден, что при попытке его обсуждать американцы искренне поражаются: "А у вас разве не так?" "Так, да не так", – отвечаю я и думаю об известных попытках "перескакивать" целые этапы исторического развития в бывшем СССР или о до сих пор недовыполненных рекомендациях МВФ по части структурных реформ в современной России. Да и нынешние споры вокруг сколковского проекта – разве не на ту же тему?

Это все политика, возразят мне, а на бытовом уровне отношение к жизни у всех примерно одинаковое. Опять же – и да, и нет, отвечу я и вспомню, как в дорожном разговоре со случайными американскими попутчиками – супружеской парой примерно моих лет – упомянул, что ничего не принимаю от гипертонии, поскольку, мол, от судьбы не уйдешь. "Какой нелепый фатализм!" – вслух воскликнула собеседница. "Какая возмутительная безответственность!" – услышал я в ее тоне.

Американцы не живут "на авось". Само это слово отсутствует в их лексиконе, оно им неизвестно и чуждо. Они сознают и умеют отстаивать свои личные интересы, понимая, что никто другой за них этого не сделает. Они ставят цели и стремятся последовательно, шаг за шагом их достигать. А между прочим, один мой американизированный приятель, преподающий последние годы в престижном московском вузе, утверждает, что и у сегодняшнего поколения российских студентов практически нет привычки к планированию собственной жизни и карьеры на несколько лет вперед, постановке перед собой мало-мальски реальных задач.

Молодые американцы, конечно, тоже бывают и безответственными, и наивными. Да и "финансовая грамотность" у них зачастую хромает – во всяком случае после недавнего экономического кризиса власти США решили подтянуть ее в масштабах всей страны. Но все же в целом они скорее всего лучше ориентируются в вопросах личного финансового планирования, чем их российские сверстники, – хотя бы в силу того, что местная система высшего образования всегда была платной и включала студенческие займы. В сегодняшней Америке это достаточно "больная" тема: еще до кризиса многие специалисты предупреждали, что нынешнее молодое поколение может оказаться первым в истории страны, которое в материальном отношении будет жить хуже, чем собственные родители.

"Время – деньги", – говаривал Бенджамин Франклин, изображенный позже на стодолларовых купюрах. Теперь его соотечественники обращаются со временем так же аккуратно и расчетливо, как с деньгами. Меня как-то раз оштрафовали за непристегнутый ремень безопасности, и по совету самого полицейского я обратился в суд, чтобы попробовать скостить штрафные баллы. Разбирательство состоялось... через полгода. К моему удивлению мы с ним оба явились в суд точно в назначенный день и час, и все вышло так, как он говорил. Кстати, не приди он тогда, штраф бы вообще аннулировали.

Конечно же, расписана американская жизнь и по пунктам служебных инструкций. Всякому, кто сдавал в США экзамены на водительские права, снимал жилье или записывал ребенка в школу – да хотя бы даже просто получал визу для въезда в Америку, – известно, что соблюдаются эти инструкции неукоснительно, без скидок на какие бы то ни было обстоятельства или просьбы "войти в положение". Другое дело, что в рамках тех же инструкций местный дорожный патруль может выписать за нарушение правил не штраф, а только предупреждение. И, конечно, даже речи быть не может о том, чтобы попытаться "договориться" с ним на месте, за наличный расчет.

Впрочем, то, что борьба с коррупцией тоже во многом сводится к внедрению правильных форм и методов общения между населением и представителями власти, – давно не новость. Опыт США поучителен не столько знанием этих технологий, сколько опять же тем, что они реально соблюдаются.

Кстати, упорядоченность, регламентированность жизни в Америке по определению означает наличие множества ограничений /хрестоматийный, растиражированный кинематографом пример – запрет открыто распивать спиртное в общественных местах, включая парки/. Впервые сталкиваясь в США с различными запретами, приезжие часто диву даются: и это "самая свободная страна" в мире? Но на самом деле противоречие мнимое: сами американцы воспринимают эти правила не как посягательство на свою свободу, а как разумное и сознательное самоограничение ради общего блага.

Не забыть потоки машин, устремившихся 11 сентября 2001 года в пригородные жилые районы из центра подвергшегося террористической атаке Вашингтона. На дорогах были пробки, но не было хаоса. Никто не пытался прорваться вперед других по обочинам, не говоря уже о встречных полосах, не создавал помех для машин полиции, "скорой помощи", пожарных. Перед лицом общей большой беды люди особенно остро ощущали необходимость поддержания порядка.

Да и не в столь драматичных, а в самых заурядных бытовых обстоятельствах показательно поведение американцев в очередях. "Хвосты" здесь в присутственных местах или, скажем, крупных торговых центрах тоже бывают порой "километровыми". При этом ни занимать очередь и надолго отлучаться, ни тем более пристраиваться к знакомым не принято. Попытаться пройти без очереди /если это заведомо не предусмотрено правилами – например, для стариков, как в собесе/ никому и в голову не приходит. Люди спокойно и терпеливо ждут, не закатывают глаза при чужих заминках у заветного окошечка или кассы и тем более не скандалят.

Вообще, при общении с окружающими главный принцип, кажется, – "не переходить на личности" и тем более не доводить дело до персонального "выяснения отношений". Если в многоквартирном доме соседи мешают ночью спать, никто не барабанит в потолок или по батарее. Звонят сразу консьержке, а то и в полицию. Нередко помогает – тем более, что обязанности жильцов как правило прописаны в арендных договорах куда подробнее, чем их права.

В целом, конечно, вся американская "технология жизни" покоится на законах. На высшем государственном уровне это знаменитая конституционная система "сдержек и противовесов" между различными ветвями власти, а также между федеральным центром и штатами. Этот же гибкий и действенный защитный механизм предохраняет страну и от "перегибов" в области социального и экономического экспериментирования. Особую роль – своего рода "правового ОТК" – играют американские суды.

Законы задают рамки для инноваций, продиктованных стремлением к личной и общественной выгоде. Залогом и главным мерилом успеха – политического, коммерческого, творческого – служит его социальная востребованность. Между прочим, это позволяет общественности и прессе США нередко без тени иронии именовать выборных политиков "наемными слугами народа". Те отчасти и сами себя так воспринимают.

Американцы гордятся своими технологиями и охотно предлагают их "на экспорт": коммерческие – в прямом, а общественно-политические – в переносном смысле. При этом они, разумеется, рекламируют свой "товар", но надо признать, что он и без того пользуется спросом в мире. Тут можно вспомнить и избирательные политтехнологии, и, скажем, "12-шаговые" программы избавления от различных вредных зависимостей.

А промышленные инновации в США даже крадут, хотя практика показывает, что без сопутствующей "технологии внедрения" в виде необходимых экономических и правовых условий они нередко остаются лежать у похитителей мертвым грузом. Наоборот, их лучшие собственные разработки норовят "утечь" туда, где нужные условия налицо.

Кстати, отвечу заодно и еще на одно распространенное недоразумение. Многим кажется, будто "роботоподобное" соблюдение американцами всевозможных инструкций и предписаний свидетельствует об их "зашоренности" и чуть ли не узколобости, во всяком случае – отсутствии творческой фантазии. Я же склонен думать, что творческая мысль в Америке бьет ключом – но только там, где это уместно и необходимо, т.е. опять-таки технологично.

Одно дело – изобретение и разработка нового лекарства. На этом этапе можно и нужно выдумывать, экспериментировать, творить. И американцы – мировые лидеры и по инвестициям в медицинские и прочие НИОКР, и по отдаче от них.

Совсем другое дело – внедрение и употребление лекарств. Я хочу, чтобы мой врач был в курсе новейших разработок и умел правильно, строго по назначению, их применять. Я буду только приветствовать такой педантизм и решительно возражать против импровизаций. И меня радует, что американцы, насколько мне известно, проверяют новые медицинские препараты с придирчивостью, какая, может быть, и советской бюрократии не снилась.

Означает ли все вышесказанное, что в Америке достигнут некий "технологический идеал" организации общественной жизни? Разумеется, нет. Здесь имеется масса системных недостатков – и скрытых, и очевидных. Достаточно вспомнить, что США только сейчас начинают делать первые шаги к системе всеобщего гарантированного медицинского обслуживания населения.

Лично мне претит также принятое в США изготовление "поточным методом" политологических книг и статей. Наверное, авторам и издателям "злоба дня" позволяет обеспечить дополнительный спрос. Но читателей идеологическая "штамповка" зачастую раздражает легковесностью, бездоказательностью, а то и откровенной конъюнктурностью.

Наконец, общеизвестно и то, какую злую шутку сыграли с американцами изощренные финансовые технологии, внедрявшиеся в недавнем прошлом на Уолл-стрит. Долгое время казалось, будто они позволяют создавать деньги практически "из воздуха", принося колоссальные барыши не только профессиональным финансистам, но и рядовым обывателям.

Вот тогда-то, кстати, многие в США все-таки не устояли, судя по всему, перед искушением положиться "на авось" – например, приобретая в рассрочку жилье явно себе не по карману на кабальных, как позже выяснилось, условиях. Скорее всего, не случайно это совпало с общим периодом эйфории в Америке по случаю "победы в холодной войне".

Но грянул кризис, и теперь о недавнем "головокружении от успехов" чаще вспоминают с раскаянием и стыдом. А многие, по наблюдению журнала "Мани" /"Деньги"/, – и с облегчением, поскольку после кризиса происходит возврат к бережливости и другим исходным ценностям.

В целом же социальный идеал, наверное, вообще недостижим – во всяком случае, как результат. Скорее, это процесс: неуклонное поступательное улучшение условий жизни.

Даже чисто теоретически "технологию успеха" представить себе можно, а "технологию счастья" – нет. Американцы не производят впечатления особо счастливых и беззаботных людей.


Источник: По материалам ИТАР-ТАСС
При полном или частичном использовании данного материала ссылка на rodon.org обязательна.


 Тематики 
  1. Общество и государство   (41)
  2. США   (942)