В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Общество

  << Пред   След >>

Япония: Аниме против транснациональных синдикатов

Культовый сериал

В 1998 году на японском телеканале TV Osaka состоялась премьера аниме-сериала «Гасараки». 25 серий реалистического дистиллята в жанре «меха» живописуют конфликт между Японией и Соединёнными Штатами Америки. Фильм по праву считается одним из самых политизированных произведений Санрайза в последнем десятилетии. Все, кому довелось посмотреть этот философский боевик, указывают на поразительную ретроспекцию современной геополитической реальности. Без труда угадываются все недавние события от войны в Ираке до угрожающего стремления транснационалов завладеть мировой властью.

«Гасараки» взорвал аниме-форумы ожесточенной полемикой. «Видеоряд холоден как броня танка, проблемы остры как лезвие катаны, души героев наполнены тьмой и поиском света на поле брани в разрывах снарядов. Зритель ты ещё надеешься, что этот мир создан воспалённым умом фантастов? О УЖАС! – это наш с вами мир, стоит включить новости и ты увидишь ещё одну серию этого аниме!» – утверждает один из комментаторов.

Как и подобает по канонам жанра, движущей силой конфликта становятся биотехнологии будущего. Они помогают Стране восходящего солнца создать уникальное оружие: боевых биороботов «кугаев», управляемых людьми – гигантских человекоподобных монстров.

Технология их воспроизводства унаследована японским кланом Гова из глубокой древности. Не будет ошибкой сказать, что кугаи – это воплощенные языческие боги войны. Вызвать их из тьмы может лишь человек с уникальными способностями носящий имя «каи», но за это каи платит своей жизнью. Правда, сохранилось предание, если каи выживет, он станет способен управлять ими. Забыв жуткий мистический ритуал воспроизводства кугаев он-то и называется гасараки. Япония вступила в XXI век, но древний клан Гова не растерял древние секреты.

В наше время клан Гова превратился в японский НИИ по производству оружия, и его амбициозные сотрудники решили буквально воскресить идеалы прошлого. Опасность пыльных чертежей уже основательно забылась, и честолюбивая молодёжь клана не видит ничего страшного в их применении. Используя доисторические знания и сохранившегося кугая, они создают TA (Tactical Armor) – роботов, предназначенных для манёвренного боя. Управляет ТА пилот, напрямую взаимодействуя с нервной системой био-технического монстра, и качество управления сильно зависит от индивидуальных особенностей организма. В ходе сюжета обнаруживается, что японскому пилоту ТА Юсиро Гове «вписали память» некогда погибшего каи, передав ему таким образом сверхъестественное влияние на боевое чудовище. Юсиро – это своего рода «хозяин зверей».

Но не только Гова владеют секретами Гасараки. Транснациональная корпорация «Символ» также занимается разработками TA, и уже восемь лет использует для экспериментов Михару, найденную ими девушку-каи. Конкуренты идут практически ноздря в ноздрю. В тот же момент, когда над Юсиро проводят эксперимент, пытаясь повторить ритуал вызова энергии кугая, учёные «Символа» пытаются сделать то же самое с помощью Михару. В результате Юсиро, находясь в трансе, вступает с Михару в контакт.

Собственно человеческая драма разыгрывается между этими двумя сиротами фантастически могущественного племени, оказавшимися по разные стороны баррикад. Они ищут своё «я» в прошлом и место предназначения в настоящем. Однако отношения Михару и Юсиро подчёркнуто второстепенны. На студии Санрайз справедливо рассудили, что на фоне глобального политического кризиса романтические страдания героини и переживания героя будут выглядеть клюквой.

Аниме состоит из графиков, отчётов, докладов, военной тактики, геополитики, техники и политической философии. Всё остальное в мизерных пропорциях добавлено в сюжет в виде приправы к и без того острому блюду. История человека наконец-то уступает место истории человечества.

НАТО бомбит пустыни Белуджистана

Примечательно, что первым полем битвы японского клана Гова и транснациональной корпорации Символ становится страна под названием Белуджистан. Схематичный прототип Ирака или Ирана. НАТО вводит войска в Белуджистан, мотивируя агрессию тем, что эта страна создает оружие массового поражения. В доказательство приводятся некие снимки со спутника.

Геополитическая канва прописана очень реалистично, мировая дипломатия воспроизведена в мельчайших подробностях. Показано не просто бессилие миротворческих организаций наподобие ООН или ОБСЕ, – изображается их низменное раболепство перед властью капитала, феерическое лицемерие перед Дядей Сэмом, доходящее до комизма.

Однако американская миссия в Белуджистане отнюдь не похожа на легкую демократическую прогулку. ТНК Символ решает испытать в Белуджистане свое секретное оружие. По этой причине и правителя Белуджистана, и атлантическую военную армаду Символ использует как подопытных крыс. Танки и суперсамолеты миротворцев встречаются в бою с неведомыми био-монстрами, которые рубят их в мелкую крошку, нанося НАТО сокрушительное поражение.

Вместо правдивых сводок с поля боя по телевидению продолжают крутить победные флеш-ролики, прославляющие звездно-полосатое торжество демократии в еще одной стране-изгое.

К слову, в фильме достаточно точно прописаны все веяния военной футуристики. Студия Санрайз потратила немало сил, чтобы военная техника выглядела максимально похожей на ту, которой сегодня и завтра собираются воевать американцы.

Понимая, что в Белуджистане испытали новейшую боевую биотехнологию аналогичную «кугаям», Япония настаивает на введении собственного миротворческого контингента в горячую точку. Мировое сообщество с трудом соглашается на это. Далее по инициативе Гова (у которых везде есть своя рука) Япония превышает свои полномочия и вступает в сражение с биороботами Символа. В Символе понимают, что Страна Восходящего солнца обладает идентичным оружием. Конфликт в Белуджистане заходит в тупик, но лишь для того, чтобы ставки в игре за мировое господство выросли.

Транснациональная тень Америки

Стоит отдельно пояснить, что за силу представляет из себя Символ. Это сетевая структура с очень мутной историей, у которой нет привязки к какой-то конкретной цивилизации. Больше всего эта структура напоминает спрут мировой финансовой элиты, который лоббирует свои интересы в разных концах света, сталкивая между собой народы и ведя тайные магические разработки. О том, что творится на более высоких ступенях этой структуры ее низшие функционеры не ведают (одного из них олицетворяет один из предводителей китайской диаспоры в Японии, Ван).

Пророчески (для 98 года, когда выпущен фильм) выглядит то обстоятельство, что Символ не отождествляется с США. Между ними нельзя ставить знак равенства, хотя в фильме их цели и задачи практически идентичны. Символ – это своего рода тень Штатов. Тень, которая управляет телом.

Во многом этот анимационный прогноз предопределяет нынешний расклад геополитических сил, когда мировая финансовая элита принесла американскую мечту в жертву макроэкономическому фантому.

Идея сильной Америки, в качестве мирового гегемона демонтируется вместе с однополярной системой. Кризис заставил мировые ТНК перегруппироваться внутри нового многополярного проекта. Сверхдержава Америки подлежит утилизации вкупе с печатным станком, который остается единственным (хоть и теоретическим) вещдоком грандиозной финансовой аферы под названием «долларовая эмиссия». Выведение из игры Дяди Сэма – замечательный способ свернуть разбирательство, кто кому должен, и кто виноват в кризисе. Логика железная: нет печатной машинки – нет долгов.

Такой поворот событий на студии Санрайз просчитали еще в 1998 году. (Как говорится, дефолт нашептал). Поэтому Символ в анимационном сюжете – это структура достаточно дистанцированная от Америки. При этом показано, что воля анимешного президента США не всегда совпадает с тем, что ему велит делать консул Символа.

Революция самураев

А велит он, чтобы США объявил Японии войну. Начинается нагнетание напряжения. Штаты устраивают Японии экономическую блокаду. Ее цель – спровоцировать в Японии продовольственный кризис, чтобы на волне беспорядков совершить оранжевую революцию. (До боли знакомый сюжет). Но выясняется, что японцы «не лыком шиты», и им есть чем ответить Американскому гиганту в экономической войне. Тогда Штаты решаются на открытую агрессию.

То, что происходит в этот промежуток в Японии представляется наиболее интересной и цельной частью санрайзовской историко-футурологической саги. Возникает впечатление, что именно ради этой начинки задумывался весь сериал.

Ключевым действующим лицом японского сопротивления становится военный философ Нишида (в Риме и Новом Риме – Византии – таких людей называли стратегами). Он давно уже готовит ситуацию, благоприятную для консервативного переворота. Чтобы вернуть Японию к высшим целям существования, помимо членов клана Гова, Нишида привлекает на свою сторону часть силовиков, ученых и, в итоге, массу простых граждан.

Нишида – это настоящий идеологический гуру, изрекающий истины Бушидо языком политической экономии. После оккупации Японии американскими войсками он ослепляет себя, дабы не видеть, как разлагается японское общество, а нация ямато превращается в безликих потребителей-индивидуалистов. Самоотверженный поступок открывает ему и его сподвижникам внутреннее, одухотворенное зрение на предназначение японской цивилизации.

После того как Нишида берет власть и устанавливает новый политический режим, люди начинают понимать, что жили по мёртвым схемам и обслуживали чуждые интересы. Революционный катарсис открывает японскому народу новый источник исторической энергии, и японцы единодушно соглашаются на экономическую диверсию.

Чтобы победить США, Япония совершает экономическое самоубийство

Япония обрушивает собственный финансовый рынок, а это по цепочке приводит весь финансовый мир во главе с США к глобальному экономическому спаду, наподобие того, что произошел в Америке в 1927 году (или происходит сейчас в реале). Иными словами, Япония совершает экономическое самоубийство, принося себя в жертву ради торжества исторической правды.

Именно после этого США понимают, что никакие модели оранжевой революции в этой стране не сработают. Вызов брошен не одним Штатам, это демонтаж мирового порядка, больше века насаждавшегося международным финансовым капиталом. «Жандарму» этого порядка ничего не остаётся, как только напасть на Японию. Кстати, – редкость в японском аниме – американский президент показан не трусливым мерзавцем, а грамотным, умным и мудрым политиком. Он пытается помешать транснационалам – но все тщетно.

Сюжет доходит до критической точки, когда Япония и США оказываются на пороге военного столкновения. Тут напрашивается параллель с Карибским кризисом. В 1962 году сильнейшие державы, обладавшие самым страшным оружием, сочли, что «худой мир лучше доброй ссоры».

В сериале «Гасараки» эта пословица обыграна с позиций самурайского менталитета. Сразу после того, как президент США соглашается выполнить требования Японии, стратег Нишида от лица своей страны снимает их. Чтобы окончательно устранить последствия конфликта, он закалывает себя мечом.

Сложно объяснить это действие в рамках западной ментальности. Получается, что Штатам больше некого преследовать и некому доказывать свою правоту. Заклинания о правах человека и свободе рынка бессильны против мертвых.

«Гасараки» в целом является фильмом о торжестве самурайской этики, которая противопоставлена корпоративной. Японские идеалы чести и доблести, японский традиционный мир, начиная со сказок про кугаев, заканчивая базовыми установками буддизма о карме и дхарме, воспроизведен в этом сериале. Все это преподносится без намека на иронию, но и без потуг на пафос, с какой-то глубинной скорбью по своему утраченному цивилизационному пути.

В фильме отчетливо показано, что бездуховная нация, занятая личным обогащением, превращается в серую массу индивидуумов, – «каждый сам за себя» и на глазах деградирует в сторону стада. Лишь обращение к истокам открывает макросуществу общества грядущее. Роль Нишиды по отношению к японской нации аналогична той функции, которую исполняет Юсиро по отношению к забытым, но грозным кугаям.

Современная Япония переживает всплеск интереса к собственным корням, традиционализм, активно преподаётся в школах, вливается в массы, он давно стал частью корпоративной этики. Мифологические и легендарные сюжеты, которые раньше воспринимались как часть национального эпоса, осмысляются в контексте современных геополитических реалий. Они становятся планшетом, по которому создаётся чертёж мировоззрения нонконформистской молодёжи в Стране Восходящего Солнца.


Роман Багдасаров, Артём Сериков
Источник: "win.ru "


 Тематики 
  1. Культура   (268)