В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Религия

  << Пред   След >>

Несбыточный кошмар

В разных местах Москвы появились рекламные щиты с вопросами: “Женщина не должна учиться?”, ”Женщина не должна распоряжаться деньгами?”, “Женщина не должна выделяться?”, ”Женщина должна сидеть дома?”. Щиты являются частью рекламной кампании сериала “Рассказ Служанки”, разместил их Онлайн-сервис Videomore.

По сюжету сериала, в будущем на территории США водворилось мрачное, бесчеловечное и тираническое царство (кого бы вы думали?) христианских фундаменталистов. Они запретили всякое искусство, а блудников и (особенно) мужеложников предают лютой смерти. За хранение запрещенной литературы строго наказывают. Женщин поразили в правах и всячески притесняют. В общем, кошмар.

Сам сюжет – борьба хороших персонажей, феминисток и геев, с отвратительной христианской тиранией, которая насаждает карикатурные семейные ценности и принудительное благочестие – продолжает уже укоренившуюся традицию. Можно вспомнить, например, фильм “V значит Вендетта”, где христианские фашисты захватили Британию, а подпольщик-гей (его играет Стивен Фрай) прячет запрещенный Коран.

У всех этих жутких антиутопий есть, тем не менее, одна привлекательная черта – нечего опасаться, что они когда-нибудь осуществятся. Чтобы ни грозило США – и миру в целом – это точно не диктатура христианских фундаменталистов.

Конечно, в мире были тоталитарные режимы, жестко подчинявшие интересы отдельной личности государству, более того, погубившие десятки миллионов людей.

Такие режимы существовали СССР и зависящих от него странах, в Китае, в Камбодже, Албании, Северной Корее, в ряде других мест планеты, под их властью жила, страдала и умирала весьма значительная часть человечества, и, конечно, мы знаем, как они выглядели. Это были не христианские и не консервативные, а, напротив, отчаянно прогрессивные и атеистические режимы, провозглашавшие всяческое освобождение – и, не в последнюю очередь, освобождение женщин от "патриархального рабства".

Если сейчас и можно говорить о тоталитарных тенденциях внутри западного мира – то есть сворачивании свободы слова и вероисповедания, идеологического подавления академической свободы, преследованиях за выражение неодобряемых мнений – то они исходят вовсе не от христианских консерваторов, а с прямо противоположной стороны. Приведут ли эти тенденции к установлению полноценного тоталитаризма или нет – мы пока не знаем. Но, во всяком случае, это возможно – в отличие от “религиозной диктатуры”, которую христианские консерваторы и не пытались установить, когда были в силе – и тем более не установят, когда либералы добились таких успехов по всем фронтам.

Почему же ужасы христианской диктатуры оказываются достаточно привлекательным сюжетом для Голливуда, чтобы его снимать, и для части американской публики, чтобы их смотреть? Почему "служанка" оказалась довольно успешным проектом?

Надо сказать, что в этом чувствуется некая общая тенденция – чем более очевидным становится политический успех либерализма, чем более несомненной оказывается его власть задавать стандарты в обществе – в образовательной, медийной, научной, медицинской, образовательной, даже религиозной среде, тем взволнованней становятся разговоры о невыносимом угнетении со стороны консерваторов, тем мрачнее картины страшной христианской тирании, от которой либералы спасают мир.

Такое впечатление, что чем бесспорнее победа либералов в конфликте за будущее Запада – который в США получил название "культурных войн", тем больший страх они испытывают. Возможно, это связано с тем, что чем выше возводится Вавилонская Башня, тем больше на нервы действует подозрительный скрип и треск, указывающий на сомнительность и непрочность всей конструкции, а чем больших высот безумия достигает либерализм, тем больше психологических усилий и эмоциональной накрутки нужно для преодоления когнитивного диссонанса. Но, так или иначе, все победы либерализма не приводили ни к чему похожему на успокоение – "мы добились своего, теперь выпьем шампанского и перейдем от борьбы к нормальной жизни". Напротив, наблюдается нечто напоминающее обострение классовой борьбы по мере продвижения к социализму.

Когда читаешь либеральные американские источники, складывается впечатление, что Америка переживает небывалый взрыв самой ожесточенной нетерпимости, расизма, "трансфобии", "гомофобии", неслыханной злобы и ненависти со стороны "белых христиан" (буквальное выражение) по отношению к бедным, угнетенным меньшинствам. Такое впечатление, что американские геи и трансгендеры того и гляди сбегут в Россию – страну консервативную и холодную, но хотя бы без такой повсеместной резни и бойни, как в Америке.

Между тем, когда пытаешься отслеживать, что же происходит на Западе в реальности, картина складывается обратная – например, медики или психиатры лишаются работы, а ученые оказываются вынуждены сворачивать свои исследования (или перебираться в другие страны) отнюдь не под давлением религиозных консерваторов и не из-за того, что их научные взгляды противоречат религиозным догматам – а именно потому, что они противоречат догматам ЛГБТ-идеологии.

Если кто-то кого-то угнетает – травит, выгоняет с работы, преследует по суду, лишает возможности участвовать в спортивных состязаниях и т.д., то это никоим образом не консерваторы. Это, напротив, либералы теснят как консерваторов, так и всех вообще, кто с ними не согласен.

Пока "новые атеисты" борются с религией, которая, по их убеждению, противостоит науке, академическую свободу уничтожают отнюдь не религиозные мракобесы, а либеральные идеологи. Весьма поучительное зрелище, например, представляет собой видеозапись с попытки выступления известного психолога и философа Джордана Питерсона в одном из американских студенческих кампусов – на место проведения встречи является толпа активистов, скандирующая в адрес седовласого профессора "Трансфобный кусок дерьма!" из-за того, что Питерсон как-то выступил против того, чтобы принуждать людей к употреблению определенных местоимений в отношении трансгендеров, полагая, что это противоречит свободе слова.

Это происходит в университете – месте, которое раньше предполагалось оплотом академической свободы, и служит, конечно, ярким индикатором того, в какое состояние эта академическая свобода пришла. Но кто в этом виноват? Религиозные мракобесы? Ровно наоборот.

Однако в сериале порабощение исходит именно от религиозных консерваторов, которым противостоят смелые и славные представители прогрессивных сил. Возможно, кто-то скажет, что это всего-навсего развлекательное шоу, с которым не стоит всерьез спорить. Но дело в том, что одна из особенностей манипулятивной пропаганды в том и состоит, что она не приходит с открытым забралом – вот наши тезисы, вот их обоснование. Она строится на до-сознательных механизмах, в частности, на эксплуатации эмоций.

Человек смотрит фильм, в котором силы зла и тирании представлены христианскими фундаменталистами. Да, может быть, с точки зрения настоящего христианства это какая-то нелепая секта – но это не важно. Важно, что в голове у зрителя выстраивается эмоциональная связь: религия, христианская терминология, Церковь, поклонение Богу – и враги и гады. Эмоционально он отождествляет себя с героями сериала, боится их страхами, надеется их надеждами, радуется их радостями – и, конечно же, ненавидит их ненавистью.

А эта ненависть обращена на христианских фундаменталистов, которые установили мрачную тиранию и всех мучают. Ничего подобного не происходит в действительности, а только на экране? Но человеческий мозг гораздо лучше запоминает сами эмоции, чем обстоятельства, которые их вызвали. Эмоционально он уже усвоил, что христиане – ненавистные враги. При виде церкви в нем поднимается волна негодования – хотя он уже может и не помнить, откуда это.

Как замечал их предшественник на ниве борьбы с религиозным мракобесием, В.И.Ленин, “Из всех искусств для нас важнейшим является кино”.

Таково уж волшебство экрана – люди расслабились и потягивают кока-колу, и без каких-либо рассуждений принимают, что вот эта сторона – наши, а вот это – гнусные, ненавистные враги. Видите, какие злодеяния они совершают на экране!

Уточнять, что эти злодеяния совершают отнюдь не христиане – их имитируют актеры, занятые в антихристианской пропагандистской постановке, конечно, можно. На уровне сознания, конечно же, никто их не спутает.

Но симпатии и антипатии людей формируются не на уровне сознания – а на уровне эмоций.

Свобода слова – важная ценность, мы семьдесят лет жили при прогрессивной диктатуре, которая ее подавляла, и, конечно, у людей есть право рекламировать в том числе и пропагандистские постановки. Но у нас – с нашей стороны – есть право и даже обязанность напомнить: это пропаганда, и она не имеет ничего общего с реальностью. Источником тирании и бесчеловечных преследований – в нашей стране и в ряде других стран – были как раз прогрессивные и антихристианские силы.


СЕРГЕЙ ЛЬВОВИЧ ХУДИЕВ
Источник: "радонеж "


 Тематики 
  1. Христианство   (221)