В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Религия

  << Пред   След >>

Туман над Святой Горой

С Афона приходят противоречивые сообщения. Сначала Афон отказался посылать своих представителей на “интронизацию” лидера новой структуры Епифания, потом некоторые афонские монастыри приняли ее посланцев – в Монастырях Пантократор и Новый Эсфигмен, как сообщается, сослужили с ними, а вот игумен Свято-Пантелеимонова монастыря архимандрит Евлогий не благословил их зайти в храм и закрыл ворота. В монастыре Симонопетра представителям ПЦУ (или СЦУ, как эта структура названа в Томосе) разрешили только приложиться к мощам, но сослужить с ними не стали. Не приняли их и в монастыре Дохиар. Монастырь Зограф заявил о своем закрытии на карантин и отказался принимать кого бы то ни было.

В то же время греческий сайт “Ромфея” сообщает, ссылаясь на неназванный источник, что, по сведениям полученным из Священного Кинота (органа управления на Афоне) “Афон не допустит оскорбления Вселенского Патриарха и эллинизма”. Однако это не было официальным сообщением, и вскоре подошли другие сведения – что на заседании Кинота 11 февраля Украинский вопрос вообще не поднимался и представители всех монастырей решили воздержаться от каких-либо комментариев на украинскую тему. Как говорят, на войне истина умирает первой, и сражающиеся действуют в густом тумане.

Неясно, насколько те или иные события на Афоне связаны с дипломатической активностью посла США в Греции Джеффри Пайета – который, по сообщению Ромфеа, недавно встречался с гражданским губернатором Афона Константиносом Димцасом и обсуждал с ним, по сообщению этого греческого агентства, “украинскую проблему и вопросы, которые касаются горы Афон”.

Очевидно, что речь шла не о политических, а о церковных “украинских проблемах”, и мы видим еще один пример того, что, в то время как Константинопольский Патриархат претендует на то, чтобы пасти вселенную, власти США, в свою очередь, глубоко вникнув в вопросы церковного устроения, отечески окормляют Константинопольский Патриархат, оказывая ему самое внимательное пастырское попечение.

Одно можно сказать с полной уверенностью – действия Патриарха Варфоломея произвели немалые разделения и соблазны даже внутри его собственного патриархата.

Отказаться принимать в общение тех, кого принял в общение патриарх, под омофором которого вы находитесь – это очень серьезный вызов. То, что ряд монастырей на него пошли – такой знак для Константинополя, на который невозможно не обратить внимание. Среди отказавшихся – не только русский Свято-Пантелеимонов монастырь, но и болгарский (Зограф) и греческий (Дохиар), что показывает не политический, а именно вероисповедный характер созданной патриархом Варфоломеем проблемы.

Люди уклоняются от общения с представителями новой структуры не потому, что они хорошо относятся к Путину или плохо – к Порошенко, и не на основании каких-то этнических предпочтений, а потому, что замечают во всем проекте то, чего не заметить невозможно – вопиюще грубое попрание церковных канонов, замену всех правил церковного устроения на личный произвол одного человека, который, в свою очередь, находится под сильным влиянием – если не контролем – светских политических сил.

Уже хотя бы то обстоятельство, что во главе новой структуры стоит Сергей Думенко, который был “рукоположен во епископы” “Патриархом Филаретом” в то время, когда последний находился под анафемой, признанной всем мировым Православием – включая Константинополь, и не имел права совершать никаких рукоположений, делает невозможным принять его в общение без самых разрушительных для церковного устроения последствий.

Первоначально сторонники Фанара оправдывали его действия ссылками на то, что он привел в общение с Церковью миллионы людей, до того пребывавщих в расколе. Теперь невозможно не заметить, что этого не произошло – поместные Православные Церкви разделились – причем не на тех, кто готов принять новое сообщество в общение и тех, кто отказался, а на тех, кто отказался прямо и недвусмысленно и тех, кто занял выжидательную позицию, не говоря ясного “нет”, но уклоняясь от сослужения с членами ПЦУ.

Теперь попытки защиты действий Константинополя обычно принимают две формы. Первая – фанарского ультрамонтанизма, когда любые действия патриарха Варфоломея считаются априори оправданными и неоспоримыми, потому что он является “первоиерархом” и “primus sine paribus”, “первым без равных” и, например, если три года назад канонической истиной было то, что законный предстоятель Украинской Церкви – это митрополит Онуфрий, потому что патриарх Варфоломей так считал, то теперь не менее канонической истиной стало (без каких-либо преступлений со стороны митр. Онуфрия) то, что митрополит Киевский – Епифаний, потому что сегодня патриарх Варфоломей считает так. То, что действия Фанара оказались явно разрушительными для Церкви, ставится в вину кому угодно, но не Константинопольскому патриарху. Тот довод, что патриарх Варфоломей не мог не знать, к каким последствиям приведут его действия, тем более, что его прямым текстом неоднократно об этом предупреждали, просто повисает в воздухе – Константинополь не может быть неправ, он не может грешить или хотя бы ошибаться, и все тут. Если от католиков можно услышать резкую критику в адрес нынешнего Папы, то у сторонников “восточного Папы” это не принято.

Остается неясным, насколько далеко сторонники такой точки зрения готовы зайти в признании безусловного права константинопольского патриарха пересматривать церковные установления (в том числе и многосотлетней давности) по просьбе того или иного “досточтимого правительства”, то есть светских политиков. Что он должен был бы еще сделать, чтобы привести своих сторонников хотя бы в некоторую задумчивость?

Впрочем, для многих сторонников новой структуры – по крайне мере из тех, с чьими рассуждениями на эту тему мне удалось ознакомиться – важнее гораздо более простые соображения: пока патриарх Варфоломей занимает политически правильную сторону, любые его притязания будут с готовностью признаваться, если вдруг он по какой-то причине поссорится с одними политическими силами и поддержит другие, он тут же окажется на знаменитом сайте “миротворец”. Просто потому, что вопросы богословия и церковных канонов интересуют их примерно в той же степени, что и Джеффри Пайета – то есть ни в какой. Церковь интересна только в качестве орудия политики – о чем тот же Петр Порошенко говорил неоднократно и самым прямым текстом.

Другая линия защиты действий Константинополя напоминает шуточную песенку, в которой некие молодые люди сообщают с укором, что “наш Колька бабник”, но, потом находят ему оправдание в том, что “а кто не бабник?”. В истории ищутся более или менее убедительные прецеденты нарушения канонических правил (или того, что можно, при желании, счесть таковыми нарушениями), после чего говорят, что подобные вещи – признание задним числом беззаконных рукоположений, перекраивание Церкви в угоду светским властям, лишение канонического статуса без вины и подобные – бывали и раньше в истории Церкви.

Примеры, которые при этом приводятся, можно и нужно оспаривать – но стоит заметить другое. Друзья Кольки, прибегающие к аргументу “а кто не бабник” явно оставили всякую надежду выдать его за доброго и верного семьянина, и заняли другую линию обороны – что в его грехе нет ничего необычного.

Защита Фанара ссылкой на чьи-то прошлые предполагаемые беззакония уже содержит имплицитное признание, что счесть его действия морально и канонически безупречными совершенно невозможно.

Остается признать неизбежное – действия патриарха Варфоломея и его окружения не принесли Православию ничего, кроме тяжкого вреда. Это был плохой замысел, который был плохо осуществлен и привел к плохим результатам.

Также достаточно очевидно, что продолжение этих действий – попытки не мытьем так катаньем заставить поместные Церкви признать новую структуру, могут привести только к ухудшению кризиса.

И здесь нам стоит задуматься о том, как нам действовать в этом “тумане войны”. Часто можно видеть резкую эмоциональную реакцию, когда люди призывают рвать отношения на основании только мелькнувших в ленте непроверенных сообщений. При этом мы часто не знаем, какая картина происходящего сложилась в головах у тех или иных людей, вполне ли они понимают, что происходит, и вполне ли мы сами это понимаем – часто располагая отрывочными и ненадежными сведениями, прошедшими, к тому же, через несколько языковых барьеров.

Мы находимся на стороне тех, кто ищет сохранить отношения внутри Вселенской Церкви, а не разрушить их. Нам важно обратить тех, кто уже успел сделать неправильные шаги, утвердить колеблющихся, помочь увидеть истину тем, кого сбили с толку.

Нам стоит смотреть на наших православных братьев, которые подвергаются огромному давлению, с состраданием, пониманием, и надеждой, что они устоят, а и даже поколебавшись, могут исправиться. В “тумане войны” легко попасть по своим. Лучше этого не делать.


СЕРГЕЙ ЛЬВОВИЧ ХУДИЕВ
Источник: "Радонеж "


 Тематики 
  1. Религия как инструмент политики   (162)
  2. Православие   (745)