В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Религия

  << Пред   След >>

Интервью митрополита Волоколамского Илариона информационному агентству «Ромфея»

Председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион дал интервью греческому информационному агентству «Ромфеа».

— Владыка, закончились торжества в честь 10-летия интронизации Святейшего Патриарха Кирилла. Ни для кого не секрет, что межправославные отношения сейчас переживают кризис. Сказалось ли это на проведении мероприятий в Москве?

— Торжества с участием Поместных Церквей прошли замечательно, в тёплой и сердечной атмосфере. Благодарение Богу, наша братская молитва и общение с делегациями Поместных Церквей не были ничем омрачены, и это внушает оптимизм. Сейчас, после того как Русская Православная Церковь осудила односторонние антиканонические действия Константинополя на Украине, все усилия Константинопольского Патриархата направлены на то, чтобы добиться нашей изоляции от мирового Православия, лишить нас поддержки Поместных Церквей. Торжества в Москве наглядно продемонстрировали, что этого можно не опасаться. Мы особенно благодарим Блаженнейшего Патриарха Антиохии и всего Востока Иоанна, Святейшего Патриарха Сербского Иринея, Блаженнейшего митрополита Чешских земель и Словакии Ростислава, Блаженнейшего митрополита всей Америки и Канады Тихона, лично возглавивших делегации своих Церквей. Мы благодарны Александрийской, Иерусалимской, Грузинской, Румынской, Болгарской, Польской Поместным Церквам, делегаты от которых участвовали в торжествах.

Хочу подчеркнуть, что, прибыв в Москву, архипастыри и пастыри Поместных Православных Церквей поддержали не позицию и интересы Московского Патриархата, а единство всего мирового Православия и страждущую Украинскую Православную Церковь. Ведь Церковь, по слову апостола Павла, это тело Христово, в котором страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены (1 Кор. 12. 26). Сейчас Патриарх Варфоломей делает вид, будто канонической Украинской Православной Церкви не существует: её девяноста епископов, многих тысяч священников, монахов и миллионов верующих словно бы нет, официальный Константинополь их не упоминает и не принимает во внимание. Украинской Православной Церкви и её иерархии отказано в их статусе, а Блаженнейшему митрополиту Киевскому и всея Украины Онуфрию – даже в праве называться своим законным титулом. Но 1 февраля Предстоятели и делегации Поместных Церквей сослужили вместе со Святейшим Патриархом Кириллом и митрополитом Онуфрием. Уверен, что православные верующие на Украине высоко оценили это.

— На фоне прошедших торжеств в Москве интронизация митрополита Епифания Думенко выглядела не так впечатляюще?

— Это событие выходит за рамки межправославных отношений. Вы знаете нашу позицию: так называемая «Православная церковь Украины» (ПЦУ) создана искусственно, путём слияния и легализации двух раскольнических сообществ, большинство лже-иерархов которых не имеют даже формально канонических хиротоний. Насколько я слышал, так называемого митрополита Епифания Думенко поздравила только делегация Константинопольского Патриархата. Ни одна другая Поместная Православная Церковь не прислала ни делегатов, ни поздравлений.

Не секрет, что накануне мероприятий в Киеве на Поместные Церкви оказывалось сильное давление с целью добиться направления их представителей не в Москву (1 февраля), а в Киев (3 февраля). Все эти усилия оказались тщетными. Даже те Церкви, что по тем или иным причинам не смогли прислать делегации на торжества в Москву, прислали свои поздравления. И мы благодарны всем Поместным Церквам за то, что ни одна из них не откликнулась на приглашение лидера ПЦУ прибыть в Киев – и ни одна не ответила ему хотя бы формальными поздравлениями.

— Но в составе делегации были игумены двух афонских монастырей, Ватопеда и Ксенофонта?

— Афонский Протат официально выразил свою позицию, когда отказался направить свою делегацию в Киев. Я слышал, что большинство эпитропов монастырей выступило против этого, а некоторые монастыри даже заявили, что закроют ворота перед Епифанием, если он появится на Афоне. Наша Церковь восприняла эту позицию с благодарностью. Отрицательный ответ Кинота на приглашение Епифания свидетельствует о том, что Афон в целом не даёт себя втянуть в политические игры. А ещё это означает, что прибывшие на торжества монашествующие не представляли Святую Гору Афон.

Жаль, что двое игуменов общежительных афонских монастырей дали втянуть себя в эту постыдную авантюру. Их прибытие в Киев вызвало крайне негативный резонанс среди православных верующих Украины и России. Впрочем, лишь один из них присутствовал на «интронизации». Что же касается архимандрита Ефрема, то в Киеве он попал фактически под домашний арест: когда он внезапно занемог, его больничную палату охраняли сотрудники украинских спецслужб – и они решали, кого допускать к нему, а кого нет. Поэтому с каноническими иерархами отец Ефрем мог общаться только по телефону: в палату их не пустили. А вот новоявленный лидер раскола попал к нему беспрепятственно, с журналистами – и отснял нужный ему материал. А потом украинские СМИ рассказали, будто архимандрит Ефрем поздравил его с интронизацией.

— Каковы, на Ваш взгляд, дальнейшие перспективы признания ПЦУ каноническими Православными Церквами?

— Я очень надеюсь, что такого признания не будет. Признание раскольнической организации в Поместных Православных Церквах неминуемо подорвало бы единство Православия. Думаю, что в Поместных Церквах это очень хорошо понимают.

Наши оппоненты и сторонники ПЦУ на Украине и за её пределами рассчитывают на рычаги политического и административного давления, они готовы применять насилие – и открыто это демонстрируют. Мы же, по слову апостола, для того и трудимся и поношения терпим, что уповаем на Бога живаго, Который есть Спаситель всех человеков, а наипаче верных (1 Тим. 4.10).

Позиция Константинопольского Патриархата внутренне противоречива, и потому нежизненна. Несложно посмотреть старые фотографии и сравнить интронизацию митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия в 2013 году с нынешней лже-интронизацией Епифания Думенко. И там, и там от лица Константинополя поздравлял митрополит Галльский Эммануил. Но это – единственное сходство двух событий. На интронизации Блаженнейшего Онуфрия были делегации всех Поместных Православных Церквей. На мероприятии 3 февраля никого, кроме константинопольских делегатов, не было.

— Но ведь большая часть иерархии ПЦУ происходит от Филарета, бывшего митрополита Киевского? Это как-то облегчает её признание?

— Когда Филарет приступил к «рукоположениям» в расколе, он уже был осуждён Русской Православной Церковью и лишился права преподавать благодать другим, по известному правилу Василия Великого: «Хотя начало отступления произошло чрез раскол, но отступившие от церкви уже не имели на себе благодати Святаго Духа» (Вас. Вел. 1). Но значительная часть раскольнической лже-иерархии ведёт свои хиротонии от людей, вовсе никогда не имевших епископского сана. К сожалению, все они были признаны и приняты в общение Константинопольским Патриархатом без должного изучения истории их «хиротоний» и нравственного облика.

Это решение породило массу немыслимых по своей абсурдности церковно-правовых коллизий. В качестве «бывшего митрополита Львовского» «восстановлен» Макарий Малетич – бывший протоиерей канонической Украинской Православной Церкви, никогда не имевший ни сана митрополита, ни титула «Львовского», ни хотя бы формального преемства епископской хиротонии. На территории других Поместных Церквей, в том числе и в России, неожиданно возникли «епархиальные архиереи» и клирики Константинопольского Патриархата – бывшие иерархи и клирики украинского раскола.

Не говорю уже о том, что Константинополь, по сути, пытается сделать сейчас то, против чего выступал столько лет на территории диаспоры: создать «параллельную» иерархию на одной и той же канонической территории, и притом – путём уничтожения уже существующей на этой территории канонической Церкви. В этом ещё одно противоречие их позиции: пытаясь объединить Православие на Украине, они углубляют раскол; пытаясь объединить Православие диаспоры, подрывают его на многие годы вперёд.

— Возможно, оно ещё объединится? Украинские чиновники заявляют о добровольном переходе в ПЦУ едва ли не 200 приходов юрисдикции митрополита Онуфрия…

— Из 90 архиереев Украинской Православной Церкви к созданной Константинополем структуре присоединились только двое: один епархиальный архиерей и один викарный. При этом епархиального архиерея сейчас же отвергло подавляющее большинство приходов его епархии, а с викарием отказалось служить духовенство его собственного храма. Кто-то из журналистов подсчитал, что в настоящее время к новой псевдо-автокефалии присоединилось лишь 0,2 % духовенства Украинской Православной Церкви. «Переходы» общин имеют, по большей части, фиктивный либо насильственный характер. Уже сейчас говорят, что в захваченных храмах нет верующих, и в них некому служить. Епископат и духовенство остаётся со своей паствой.

— Какова роль властей в этом процессе формирования ПЦУ?

— Недавно приняты законы, дискриминирующие Украинскую Православную Церковь – с тем, чтобы ещё более усилить на неё давление. Без малого 13 тысяч общин Украинской Православной Церкви, крупнейшей конфессии Украины, пытаются лишить права называться «Украинской Православной Церковью». Можно ли себе представить, чтобы Парламент Греции проголосовал за смену названия Элладской Православной Церкви, придумав для нее какое-нибудь иное название? Или чтобы в Америке президент Трамп создал Православную Церковь и потребовал, чтобы в нее влились все существующие юрисдикции. А вот на Украине такое не только возможно, но уже происходит.

Легализован механизм так называемой «смены подчинённости» общин, когда любой житель города или села может проголосовать о передаче местного храма в пользование другой конфессии. Можно ли себе представить, чтобы в Греции старостильный раскол был признан за Православную Церковь, а Парламент принял закон, облегчающий захват общин Элладской Православной Церкви раскольниками? А на Украине происходит именно это.

Местным органам власти в городах и других населённых пунктах Украины официально поставлена задача «обеспечить» максимальное количество «переходов» общин в созданную Константинополем структуру. Переходы осуществляются с проведением фиктивных собраний приходов и по фиктивным документам, по отношению к духовенству и верующим канонической Церкви применяется открытое насилие. В Тернопольской области полиция и боевики радикальных организаций не пускали верующих и священника канонической Церкви в их собственный храм: полиция избила настоятеля прихода, в кровь разбили ему голову, нанесли множественные побои, сломали руку. Видео можно найти в интернете – оно ужасающее. И это случилось в прошедшее воскресенье, в день «интронизации» Епифания!

Святой Псалмопевец Давид говорит: Спасение праведных от Господа, и защититель их есть во время скорби (Пс. 36. 39). За будущее канонической Украинской Православной Церкви мы спокойны. И в годы насильственного водворения унии, и в тяжкое время атеистических гонений и обновленческого раскола, и в период немецкой оккупации Украины её архипастыри, пастыри, монашествующие и паства неизменно доказывали свою стойкость в вере и благочестии. Сейчас их подвиг – это для всех нас пример того, как должно хранить верность евангельской Истине и канонической Церкви. Но больно смотреть на то, как политические амбиции одного духовного лидера и узурпация им права вязать и решить в масштабах всего мира подрывают канонические устои Православной Церкви и её свидетельство.

— Вы говорите о Патриархе Варфоломее?

— Да. Мы предупреждали Святейшего Патриарха Варфоломея, что односторонние шаги Константинопольской Церкви ещё более углубят раскол на Украине. О том же ему говорили архипастыри Украинской Православной Церкви, об этом свидетельствовали сотни тысяч писем и подписей украинского духовенства и верующих, доставлявшиеся на Фанар. Их голосами Патриарх Варфоломей, к сожалению, пренебрёг. Поспешность легализации украинских неканонических образований объясняется политическими причинами, которые не скрывают, в том числе, и украинские власти.

Уже сейчас мы видим первые горькие плоды этой политизации церковной жизни. Епифаний публично называет общины Украинской Православной Церкви «щупальцами агрессора», и открыто призывает «рубить их». Его сторонники на местах лишь следуют этим призывам. Боюсь, что в дальнейшем, когда власти убедятся, что большинство приходов канонической Церкви не желает присоединяться к расколу, насилие на Украине будет только расти. И ответственность за пролитую кровь ляжет на Патриарха Варфоломея и тех, кто вместе с ним принимал решения о легализации и поддержке раскола на Украине.

— Как думаете, возможно ли восстановление евхаристического общения с Константинопольским Патриархатом в будущем?

— Мы всегда надеемся на это, и молимся об этом. Решение о разрыве общения с Константинополем далось нам нелегко. Когда Священный Синод Русской Православной Церкви принял решение о расторжении общения со Святой Константинопольской Церковью, мы не искали своих интересов. Мы лишь с горечью констатировали невозможность братского общения с теми, кто поступает со своими братьями лицемерно и не по-братски. Мы не имели права предать наших собратьев на Украине, назвав чёрное белым, а белое чёрным – и принять раскольников без покаяния, вопреки Священному Преданию, общему каноническому порядку и воле самоуправляемой Украинской Православной Церкви.

Мы просим Бога, чтобы в этом решении отпала необходимость, а канонический порядок на Украине был восстановлен. Но, к сожалению, пока мы наблюдаем обратное.

— Распространяется ли разрыв общения на все территории Константинопольского Патриархата, включая, например, митрополии Новых Земель?

— Иерархи Новых Земель входят в состав Священного Синода Элладской Православной Церкви, а не Константинопольского Патриархата. Поэтому они не несут ответственности за антиканонические решения Синода на Фанаре, и мы сохраняем с ними евхаристичекое общение.

— Какой, по Вашему, должна быть реакция Поместных Церквей на кризис? К чему бы Вы хотели призвать их?

— Глубокое заблуждение – думать, будто сегодняшний кризис в мировом Православии – это двусторонний спор, что он ограничится Украиной и не затронет другие Поместные Церкви. Уже сегодня представители Константинопольской Церкви оказывают давление на иные Поместные Церкви, грозят пересмотром их статуса и канонических пределов, обещают создание «автокефальных» Церквей в целом ряде стран. Если мы согласимся с подобными притязаниями сейчас, это посеет хаос в православном мире, а среди духовенства и верующих наших Церквей будет расти деградация церковного сознания.

На наших глазах формируется новое экклезиологическое учение, чуждое православному духу соборности, церковному Преданию и голосу Святых Отцов. Это учение о превосходстве и исключительной власти одного Предстоятеля над другими; о его якобы праве решать судьбу Православия во всём мире; о якобы праве лишить любую Поместную Церковь её автокефального статуса и создать новую «автокефалию» на территории любой Поместной Церкви; о «привилегии» объявить целую многомиллионную Поместную Церковь неканонической, а раскольническую лжецерковь, которая её терзала, канонической и благодатной.

Ещё в 2008 году освященный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви говорил о «новой экклезиологической концепции» Константинопольского Патриархата, которая «становится вызовом для общеправославного единства»; о его «попытках ревизии многовековых устоев церковных взаимоотношений, запечатленных в священных канонах Церкви». Тогда мы призывали Святейшую Константинопольскую Церковь «впредь до общеправославного рассмотрения перечисленных новшеств проявлять осмотрительность и воздерживаться от шагов, могущих взорвать православное единство», особенно в отношении к «попыткам пересмотра канонических пределов Поместных Православных Церквей». К сожалению, мы не были тогда услышаны, а за прошедшие десять лет ситуация значительно ухудшилась.

Предстоятели и иерархи Поместных Церквей неоднократно говорили о необходимости обсудить украинский церковный вопрос сообща – например, на Синаксисе Предстоятелей. Но и этот призыв не был услышан в Константинополе. Лучшее, что могут сделать Поместные Церкви сейчас, это не признать свершившееся на Украине беззаконие, отказаться от признания так называемой православной церкви Украины, продолжив всемерную поддержку Украинской Православной Церкви, возглавляемой митрополитом Онуфрием.

А ещё прошу у всех, кто будет читать это интервью, молитв о митрополите Онуфрии и страждущей Украинской Православной Церкви, о её архипастырях, пастырях и верующих. Их вера тверда, и они по-прежнему едины. Уверен, что Украинская Православная Церковь выстоит в этой духовной борьбе.


Источник: "Отдел внешних церковных связей РПЦ"

 Тематики 
  1. Православие   (747)
  2. Религия как инструмент политики   (162)