В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Религия

  << Пред   След >>

Интронизация без трона

“Интронизация” нового “митрополита Киевского Епифания” стала еще одним в ряду событий – “объединительный собор”, избрание на нем “митрополита”, дарование “томоса” – во время которых Константинополь ожидал от других поместных Церквей изъявлений поддержки, и не получил их.

Афон, который находится под омофором Константинопольского патриарха, и тот отказался прислать свою делегацию. Игумен Ватопеда Ефрем, вроде бы, и приехал в Киев – но слег с инфарктом и вскоре уехал, так и не приняв участия в мероприятии.

Позиции глав Церквей варьировались от отчетливо негативной (Сербская, Польская, Чешских земель и Словакии, Кипрская, Антиохийская, Иерусалимская) до выжидательной. А вот поддержки не выразил никто.

Сторонники автокефального проекта могут говорить о том, что это ничего не значит, что формально делегации поместных Церквей и не были обязаны являться на “интронизацию” – но нам достаточно вспомнить 2014 год, интронизацию настоящего митрополита Киевского, Онуфрия, когда и к его избранию Патриархи поместных Церквей (включая Константинополь) направили приветствия, а саму интронизацию прибыли представители 13-ти поместных православных Церквей.

Совсем недавно, на 10-летие интронизации патриарха Кирилла патриарху московскому и всея Руси сослужили главы и представители одиннадцати поместных Церквей. С “епископами” новосозданной структуры не сослужил пока никто, кроме представителей самого Константинополя.

Бодрые заявления сторонников автокефального проекта, что, отказавшись признать действия Константинополя, “Москва ушла в раскол” и “изолировала себя от мирового Православия”, оказались принятием желаемого за действительное – как и более сдержанные прогнозы относительно раскола мирового Православия по этническим линиям – на греков и славян. Многие греческие иерархи тоже смотрят на действия Фанара более чем сдержанно.

Что упустили из вида кураторы всего автокефального проекта? У людей бывают профессиональные болезни, нарушение восприятия, связанные с особенностями профессиональной деятельности. Профессиональная болезнь политиков, которые решают судьбы чужих стран и народов на “большой шахматной доске” – цинизм.

Они имеют весьма охлажденный взгляд на человеческую природу – что люди алчны, пугливы, властолюбивы и глупы, и что любую крепость может взять осел, груженный золотом. Во многих случаях этот подход работает. Они были вполне уверены, что он сработает и с людьми Церкви.

Но тут что-то пошло не так, аналитические центры остались в дураках, многоопытные офицеры могущественнейшей разведки мира сели в лужу, подняв тучу брызг – сначала когда епископат Украинской Православной Церкви, почти в полном составе, отказался принимать участие в автокефальном проекте, потом – когда реакция поместных Церквей оказалась совсем не такой, какую ожидали Госдеп, Фанар и Порошенко.

Потому что они упустили из виду нечто важное в человеческой мотивации. У людей бывают не только страхи, не только властолюбие и алчность – у людей бывают искренние убеждения, верность Богу, Церкви и друг другу. То, что лежит вне политических расчетов.

Люди могут считать первостепенно важным не разборки между державами за зоны влияния, не болезненное стремление националистов выколоть себе глаз, чтобы у тещи зять был кривой, а именно жизнь Церкви как богочеловеческого организма.

И вот с этой, Церковной точки зрения нежелание сослужить с главой новой структуры более чем понятно. Дело в том, что Сергей Думенко, он же Епифаний, был “пострижен в монахи” в рамках филаретовского раскола, а “рукоположен” в 2008 году в “епископский” сан Филаретом, который тогда уже находился под анафемой, причем анафемой, которую на тот момент признавал и Константинополь.

Бывший епископ, отлученный от Церкви, не может совершать никаких священнодействий – и, в частности, рукополагать кого бы то ни было. С точки зрения церковных канонов, Сергей Думенко – мирянин, у него нет священного сана, как и у всех, рукоположенных анафематствованным Филаретом.

Признать Думенко епископом – значит решительно изменить всю сакраментальную структуру Церкви. В этом случае кто облечен священным саном, а кто нет, кто имеет право совершать Таинства, а кто нет, будет определяться не канонами, и не каким бы то ни было понятными правилами вообще – а личной волей патриарха Константинопольского, которая, в свою очередь, находится под сильным влиянием мирских политиков.

В этой ситуации Константинопольский патриарх оказывается даже не “восточным папой”, а кем-то намного худшим. Папе католическая экклезиология усваивает роль хранителя Предания, который говорит от его имени – Фанар же претендует на право с легкостью ломать Предание по просьбе “досточтимого правительства”, в данном случае, Украины – и его американских кураторов.

В “Томосе” выданном Думенко, и, как написано в самом тексте, Порошенко, говорится о том, что новосоздаваемая “Святейшая Церковь Украины” “признает главой Святейший Апостольский и Патриарший Вселенский Престол, как и другие Патриархи и Предстоятели”. То есть признать этот документ – значит признать претензии Фанара на главенство над всеми православными “Патриархами и Предстоятелями” – что не все готовы сделать по многим вполне понятным причинам.

Одна из них сразу приходит на ум, когда рассматриваешь фотографии с интронизации митрополита Киевского Онуфрия в 2014 году, куда приехали представители поместных Церквей. На некоторых из этих фотографий виден посланник Константинополя, один из ближайших к патриарху Варфоломею иерархов, митрополит Галльский Эммануил (Адамакис), с чрезвычайной любезностью приветствующий митрополита Онуфрия.

То, что митрополита Онуфрия приветствовали с самым братским видом, говоря самые теплые слова, а потом, спустя недолгое время и без каких-либо канонических преступлений с его стороны, просто по просьбе мирских политиков, объявили митрополитом Киевским другого человека, производит впечатление самое сильное.
Дело не только в том, что это неканонично. Дело еще и в том, что мало кому захочется иметь дело с людьми, которые сначала любезно улыбаются и признают, а потом оказывается, что их слова и улыбки не стоят ровным счетом ничего. Понятно, что это обычно для политиков – но политики не претендуют на титул “первоиерарха вселенской Церкви”. А если бы претендовали – мы сочли бы это крайне неуместным.


СЕРГЕЙ ЛЬВОВИЧ ХУДИЕВ
Источник: "Радонеж "


 Тематики 
  1. Православие   (747)
  2. Религия как инструмент политики   (162)