В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Религия

  << Пред   След >>

Cравнение взглядов Католической и Православной Церквей на клонирование человека

Автор статьи предлагает сравнить взгляды Католической и Православной Церквей на клонирование человека. Богословская дискуссия способна выявить здесь как общность нравственных позиций католиков и православных, так и четко обозначить доктринальные и догматические расхождения между ними. В католицизме делается акцент на прововую сторону, для православного мировоззрения главный тревожащий фактор в биомедицинских проектах по клонированию — нарушение Промысла Божия о человеке, богоборческое вмешательство в Божие творение.

В ряде недавно состоявшихся публикаций была охарактеризована позиция Русской Православной Церкви по отношению к современным геномным экспериментам и проблеме клонирования[1]. В указанном контексте чрезвычайно интересно обратиться к анализу реакции на столь актуальную тему, существующую в католическом мире.

Безусловно, вызовы современной антихристианской цивилизации одинаково актуальны и для православных и для католиков, а понимание взаимных позиций начинается с осмысления насущных проблем современной жизни общества и христианского присутствия в нём. Какова оценка современных экспериментов по клонированию и в целом биогенетической проблемы клонирования у католиков? Каково отношение Римско-Католической Церкви к этим вопросам? Не претендуя на всеохватность, представим обобщающую и концептуальную характеристику католической реакции на указанную проблематику.

Обосновывая свой взгляд в русле общехристианских ценностей, католицизм формулирует ответ на этот вызов современности специфическим образом. Римско-Католическая Церковь приводит особые аргументы и базирует свою позицию на традиционно присущем западно-христианскому теологическому дискурсу схоластически-рационалистическом подходе, серьёзно отличающемся от привычной православному сознанию аргументации. Однако сразу отметим и подчеркнём, что несмотря на существенно отличающийся ход и построение аргументативных доводов в биоэтической дискуссии, католицизм, как традиционная и консервативная христианская конфессия, приходит к безусловной негативной оценке феномена клонирования и биогенетических экспериментов.

Ещё в 1987 году в документе «Donum Vitae» («Дар жизни») Римско-Католическая Церковь выразила со всей определённостью неприятие идеи клонирования человека. Этот документ, как указано в его преамбуле, есть «инструкция об уважении к человеческой жизни с момента её зарождения и о достоинстве процесса человеческого воспроизводства»[2]. Он был издан «Конгрегацией учения веры». Здесь в самом широком контексте рассматриваются вопросы современной биомедицины с точки зрения доктринального вероучения Римско-Католической Церкви. Главной темой обсуждения стала проблема новых форм рождения человека. Соответственно, и доктринальный материал этого важного документа был адресован как всем супружеским парам (в особенности католикам), так и медикам и фармацевтам, философам и этикам, богословам и политикам, общественным деятелям и промышленникам. Главная цель этого обращения — стремление объединить верующих людей для совместного осмысления и решения этих сложных вопросов.

В указанном документе определённо утверждается, что клонирование людей противоречит гуманистическим ценностям и унижает человеческое достоинство. Это благородное достоинство человеческой сущности присуще не только рождённым людям, но и зачатой внутриутробной жизни младенцев (эмбрионов): «Нерушимость права невинного человеческого существа на жизнь “с момента зачатия до самой смерти”[3] — это знамение нерушимости самой личности, которую Создатель наделил даром жизни, и вытекающее из этой нерушимости требование»[4]. Различные биомедицинские эксперименты и попытки получения человеческого существа вне полового размножения (клонирование, партеногенез, и так далее) противоречат достоинству человеческого деторождения и достоинству брачного союза, утверждается в документе.

Другие соответствующие документы (такие как, например, «Humanae Vitae») были также написаны для широкого круга лиц и специалистов по этому вопросу.

«Humanae Vitae» (Humanae vitae tradendae munus gravissimum… — «Важнейший дар передачи человеческой жизни…») — энциклика Папы Павла VI от 25 июля 1968 года, в которой затрагиваются вопросы контроля над рождаемостью. Энциклика 1968 года, эпохи брожения умов и сексуальной революции, вызвала большой и разноречивый отклик в среде творческой молодёжи и либерально мыслящей интеллигенции. В документе чётко сформулирована непримиримая позиция Римско-Католической Церкви по отношению к так называемому методу экстракорпорального оплодотворения. Эта позиция вызвала оживленную дискуссию, которая подогревалась разными сторонами спора.

Ещё один документ, который необходимо упомянуть в связи с рассматриваемой темой, — это инструкция Dignitas Personae, которая была обнародована в 2008 году в качестве дополнения в связи с появлением новых биоэтических вопросов и технологий.

Однако ранее, в 1997 году, «Папская академия в защиту жизни» («Pontificia Academia Pro Vita») также выпустила документ «Размышления о клонировании», в котором клонирование определяется как «радикальная манипуляция над самой структурой дополняющих друг друга отношений, лежащих у истоков человеческого деторождения, как в биологическом аспекте, так и в персоналистическом»[5]. Эксперименты по клонированию характеризуются в негативном ключе, указывается как на их неприемлемость в биологическом измерении основ природного бытия, так и пагубность в персоналистическом отношении уникальной творческой человеческой жизни.

Таким образом, в этическом плане доктрина Римско-Католической Церкви в отношении к клонированию и — даже шире — к биотехнологиям современности в целом созвучна православной оценке этой проблематики. Так, и в православном и католическом учении присутствует указание на потребительский характер современного общества, в котором происходит подмена ценностей: наука и технологии, способные повысить так называемое «качество жизни», удобство и комфорт, ставятся превыше христианских идеалов жизни — поиска Бога и помощи ближнему.

В католицизме делается акцент на правовую сторону проблематики: биомедицинская наука с её прорывными технологиями и достижениями становится источником новых видов дискриминации, которые несут человечеству страдание. Действительно, юридический характер католической доктрины проявил себя в полной мере. Как в православном понимании, так и в католическом человеческая личность является безусловной ценностью, творением Божиим, обладающим бессмертным духом и измерением вечной жизни, а значит, любое вмешательство в человеческое существование вне Божественного Промысла о нём есть богоборчество.

Действительно, и православная, и католическая этика базируются на библейском учении о божественном достоинстве человеческой личности. Отсюда следует, что любой человек ценится не только как социальная единица, элемент общества, но является носителем образа и подобия Божия как божественное творение, реализующее промыслительное задание, что делает каждого из нас принадлежащим вечности, обладателем трансцендентного бессмертного духа.

Тело человека понимается в православном и католическом вероучениях как «Храм Святого Духа». Это органическое единство духовно-душевно-телесного начал, вдохновляемое Самим Богом и таинственно порождающее уникальную и неповторимую личность. И, конечно, православию и католицизму неизменно чужд медикализированный подход к человеческому телу как к обезличенному интегралу функционирующих тканей, органов и клеток, который можно препарировать, разлагать и вновь синтезировать в экспериментальных целях. Никакое экспериментальное клонирование не воспроизводит неповторимый и уникальный характер личности, а клонированная репродукция «сомы» по существу также невозможна, возможно лишь геномное совпадение соматических характеристик, но уникальную конфигурацию соматических и иных генов современная биомедицина сконструировать не в состоянии.

Итак, Римско-Католическая Церковь определённо сформулировала своё отношение к проблеме клонирования ещё в самый момент её исторического зарождения, и вряд ли этот шаг кому-то показался странным и необычным, напротив — этот шаг и реакция были вполне ожидаемы.

Современные научные исследования, отмечается в документе «Размышления о клонировании», зачастую игнорируют этические границы и пренебрегают нравственными законами христианства, так как в качестве единственной цели ставят прагматику успеха, комфорта, эгоцентрической реализации жизненного проекта в контексте атомизированного общества изолированных индивидуумов. Такие исследования и эксперименты не знают ограничительных мер, а единственным барьером в их осуществлении становится лишь техническая необеспеченность и недостаточная изученность проблемы, то есть исключительно практико-технологическая и гносеологическая стороны проблемы.

Такая постановка научной проблематики, с точки зрения Римско-Католической Церкви, исключает идею образа Божия в человеке, рассматривает человеческое тело, его органы, ткани и клетки в качестве объекта биомедицинских манипуляций.

Всё это, повторимся, если не объединяет, то по крайней мере сближает позиции православных и католиков по вопросу клонирования. Здесь можно отметить лишь одно важное отличие: в православии отрицательное отношение к клонированию мотивируется главным образом недопустимостью вмешательства в Промысел Божий о человеке и человеческой жизни, в католичестве присутствует ярко выраженная апелляция к конвенционально-правовым и юридическим аспектам, которыми регулируется человеческая жизнь в общественном измерении (в том числе в церковном бытии): «Благодаря прогрессу биологии и медицинской науки, человек получил в свое распоряжение более эффективные возможности терапии; но он также может обрести и имеющую непредсказуемые последствия новую власть над человеческой жизнью в самом ее начале и на ранних стадиях ее развития. Различные современные методы дают возможность вмешиваться в это развитие не только с тем, чтобы помочь ему, но и с тем, чтобы господствовать над процессом воспроизводства. Эти методы могут позволить человеку "взять свою судьбу в собственные руки", но они также и делают его доступным для “искушения зайти за пределы разумного господства над природой”[6]. Они могут послужить прогрессу в служении человеку, но они также представляют собой и серьезную опасность. По этой причине многие люди настойчиво призывают, чтобы при любом вмешательстве в процесс воспроизводства были защищены права человеческой личности и ее ценность. Просьбы о разъяснениях и указаниях исходят не только от верных, но и от тех, кто признает Церковь в качестве “той, что знает человеческую природу”[7] и наделена миссией служения “цивилизации любви”[8] и жизни»[9].

Итак, православная и католическая позиции по отношению к самой идее клонирования совпадают в общих принципах. Отличаются мотивационные части этих позиций. Частные аргументы и доводы католиков специфичны и во многих аспектах отличаются от православного обоснования.

Для православного мировоззрения главным тревожащим фактором в биомедицинских проектах по клонированию является нарушение Промысла Божия о человеке, богопротивное и богоборческое вмешательство в Божие творение. Об этом мы подробно писали в отдельной работе[10].

Юридический характер католической оценки сужает ракурс рассматриваемой проблемы: клонирование человеческого эмбриона, с точки зрения Римско-Католической Церкви, является нарушением основополагающих принципов прав человека — при клонировании нарушается принцип отсутствия дискриминации, а также попирается принцип равенства всех человеческих существ как Божиих творений. Претенциозно выдвигая в качестве цели геномных исследований и экспериментов клонирование человека, биомедицинская наука, как утверждает католическая доктрина, нарушает принцип уважения человеческой личности с момента зачатия до самой смерти: «Таким образом результат продолжения человеческого рода, с первого момента его существования, то есть с момента формирования зиготы, требует безусловного уважения к себе, которое нравственность предписывает по отношению к человеку в его телесно-духовной целостности. Человеческое существо должно уважаться, и с ним следует обращаться как с личностью с самого момента зачатия; а значит, с этого момента должны признаваться и его права как личности, среди которых первое место занимает нерушимое право каждого невинного человека на жизнь. Это вероучительное напоминание предоставляет основополагающий критерий для решения различных проблем, поставленных развитием биомедицинской науки в этой сфере: поскольку с эмбрионом следует обращаться как с личностью, его надлежит также защищать во всей его целостности, в максимальной возможной степени уделяя ему те же обращение и заботу, что и всякому другому человеку, во всем, что касается медицинской помощи»[11].

Однако к юридическому уклону католического взгляда на проблему клонирования примыкает также и специфически догматическое толкование природы человеческой души и способа наследования первородного греха. На этот аспект проблемы указывал протодиакон Андрей Кураев[12]. Согласимся с высказанной оценкой: «…в реакции католического мира на клонирование гораздо больше специфически конфессионального, чем в реакции мира православного»[13].

И в католическом учении, и в православной традиции, основанной на святоотеческом учении, душа человека, его личность творится Богом. Родительские клетки участвуют в формировании сомы — физического тела младенца. Сложный богословский вопрос заключается в том, есть ли воля Божия на благодатное дарование душевной жизни эмбриону, полученному в результате клонирования? Воля Божия на то и воля Божия, что её человеческим разумом постичь невозможно. Но человеческий ум способен строить предположения, основанные на Откровении и Заповедях Божиих.

В рамках католической традиции, действительно, центральной проблемой, связанной с осмыслением клонирования, является вопрос о форме наследования первородного греха у людей-клонов (если существование таковых гипотетически допустить). Согласно учению блаженного Августина, на которое ориентирована католическая доктрина, первородный грех передается через акт зачатия, с которым ассоциировано так называемое «недолжное удовольствие»[14]. Протодиакон Андрей Кураев цитирует слова Тертуллиана, который называет брак формой «терпимого любодеяния». Конечно, и Тертуллиан, и блаженный Августин понимают, что брак и зачатие не только допустимы в христианстве, но и благословлены Богом. Человек, зачатый, условно говоря, «оплодотворением в пробирке» (in vitro), то есть без соития, согласно этой установке не наследует первородный грех. Эта формальная логика, являясь характерной чертой западноевропейского рационализма, приводит именно к такому выводу.

Православный взгляд значительно шире: весь мир лежит во зле, является носителем падшей в результате первородного греха природы. Последствием этой падшести является подверженность смертной тленности всего живого на земле. Но эта смертность для человека преодолена чудом Христова Воскресения, и каждый из нас имеет возможность достижения вечной и бессмертной жизни в Боге.

Современные научные открытия в области биомедицины и геномных исследований доказывают, что на генетическом уровне зародышевые (эмбриональные) клетки передаются от поколения к поколению, то есть, по сути, являются потенциально бессмертными. С одной стороны, это косвенно подтверждает идею о жизни вечной, наследуемой после физической смерти человеческого организма. С другой — является также убедительным доказательством наследования человечеством в цепочке поколений проклятия «первородного греха», как сказали бы учёные — на уровне сохраняемой и транслируемой геномной информации.

Таким образом, для католиков сам факт клонирования как рождения вне «недолжного удовольствия», становится камнем преткновения, мыслительным тупиком, так как если исходить из католической доктрины, то неопределённо сложно определить статус рождённого таким способом существа, которое оказывается непричастным общечеловеческому наследию первородной греховности. Ангел это или демоническая тварь? Является ли человеком клонированное существо?

В православной доктрине гипотетически клонированный человеческий эмбрион безусловным образом наследует первородный грех, восходящий к Адаму и Еве, поскольку в православии нет идеи табуированного зачатия, а, напротив, в соответствии с первоначальным библейским откровением воспринято благословение брака и размножения.

Другой вопрос (на который нами уже был дан ответ): почему же всё-таки в православии выработано отрицательное отношение к клонированию? Дело всё в богопротивном вторжении человека в промыслительную деятельность Бога, Который Сам определяет границы рождения, жизни и смерти человека. Человек выступает только в качестве соработника Божиего, в том числе и при рождении новой жизни, которая Одним Богом творится и благословляется Духом Святым.

Богословский диалог и дискуссия о клонировании между католиками и православными предельно важны, так как способны выявить как общность нравственных позиций двух христианских Церквей, так и обозначить более чётко доктринальные и догматические расхождения между ними, тем самым более объёмно определив суть разногласий: «В частности, возможно обсуждение вопроса о том, через что же именно транслируется “первородный грех”: происходит ли это “по инициативе” родителей, которые, зачиная ребенка, передают ему свою страстность, или же это происходит не потому, как именно ребёнок зачат, а потому, что он просто входит в наш больной мир. Во всяком случае, суждение Карфагенского собора 252 г. (“Не возбранять крещения младенцу, который, едва родившись, ни в чем не согрешил, кроме того, что происшедши от плоти Адама, восприял заразу древней смерти чрез самое рождение”) допускает двоякое толкование»[15].

И душа человека, и его тело, согласно православному вероучению, творятся Самим Богом непостижимым и таинственным образом, получая своё начало совокупно и одновременно обретая благодать Духа Святого, присутствие которой и отличает человеческое достоинство в сравнении с прочей живой тварью. Очень ясное и доступное описание этой сложной вероучительной контроверзы даётся в разговоре св. прп. Серафима Саровского с Н.А. Мотовиловым: «Вот, например: многие толкуют, что когда в Библии говорится — вдунул Бог дыхание жизни в лице Адама первозданного и созданного Им от персти земной (Быт. 2:7), что будто бы до этого не было души и духа человеческого, а была будто бы лишь плоть одна, созданная из персти земной. Неверно это толкование, ибо Господь Бог создал Адама от персти земной в том составе, как святой апостол Павел утверждает, да будет всесовершен ваш дух, душа и плоть в пришествии нашего Иисуса Христа. И все три сии части нашего естества созданы были от персти земной, и Адам не мертвым был создан, но действующим животным существом, подобно другим живущим на земле одушевленным Божиим созданиям. Но вот в чем сила, что если бы Господь Бог не вдунул потом в лице его сего дыхания жизни, то есть благодати Господа Бога Духа Святого от Отца исходящего и в Сыне почитающего и ради Сына в мир посылаемого, то Адам, как ни был он совершенно превосходно создан над прочими Божими созданиями, как венец творения на земле, всё-таки пребыл бы неимущим внутрь себя Духа Святого, возводящего его в Богоподобное достоинство, и был бы подобен всем прочим созданиям, хотя и имеющим плоть, и душу, и дух, принадлежащие каждому по роду, но Духа Святого внутрь себя неимущим»[16].

Рождение человеческой жизни есть осуществление заповеданной человечеству и всему живому на земле благодатной цели — «плодитесь и размножайтесь»: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею…» (Быт. 1, 27:28).

Эта цель достигается с помощью творческой и преображающей силы Божией в любви между мужчиной и женщиной. Православная Церковь выступает категорически против абортов именно в силу того обстоятельства, что это не только посягательство на жизнь (а значит, нарушение заповеди «не убий»), но и богопротивное вторжение в промыслительную волю Бога о человеке.

Таким образом, родители являются соработниками Бога и исполнителями Его воли в творении новой человеческой жизни — зарождении души и тела младенца.

Однако зададим вопрос: участвует ли Бог-Творец в одухотворении генетической копии человеческого существа? Мы знаем, что в православном христианском учении для любви и чадородия, для исполнения заповеди «плодитесь и размножайтесь» утверждается исключительно брак как союз мужчины и женщины, который благословляется Самим Богом. Клонированная копия человека (если таковую гипотетически представить) безблагодатна. Это искусственное биотехнологическое создание, напоминающее средневековые алхимические эксперименты по созданию голема.

Безусловно, оценочные векторы двух христианских конфессий к клонированию и в целом к биомедицинским и генетическим исследованиям и экспериментам совпадает — это, конечно, отрицательное отношение и католиков, и православных. (Особая тема для исследования — отношение к клонированию в современном протестантизме).

Православная оценка проблемы клонирования в религиозно-нравственном отношении шире, а в догматическом — точнее. Во-первых, здесь нет присущего католицизму узкорационалистического и формально-логического членения природы человека на телесное (сому) и душевное (психе) начала: человек понимается как совокупная и нераздельная целостность — личность, одухотворённая творчеством Бога. Во-вторых, православному отношению не свойствен этико-правовой и сугубо юридический характер оценочных суждений, характерный для католичества. В-третьих, клонирование в православии рассматривается как недопустимое вторжение в творческий замысел Бога о человеке и богопротивное нарушение Божественного Промысла, что и является главным критерием оценки в отличие от католического подхода, ориентированного на этико-правовой статус проблемы.


Агафангел (Гагуа), игумен
Источник: "Богослов.Ру "

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Агафангел (Гагуа), игумен. Клонирование: православный ответ на очередной вызов дегуманизации. Электронный ресурс: http://www.bogoslov.ru/text/5706534.html.

2. Алтухов Ю.П. О клонировании человека // Православие и проблемы биоэтики. Сборник работ. М., 2017. С. 99-104.

3. Заявление Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике «О морально-этической недопустимости клонирования человека» // Православие и проблемы биоэтики. Сборник работ. М., 2017. С.105-107.

4. Кураев, Андрей, дьякон. Наша брань не против науки: клонирование и Церковь. Электронный ресурс: http://halkidon2006.orthodoxy.ru/lk/kuraev30.htm.

5. О смысле жизни. Беседа прп. Серафима Саровского с Н.А. Мотовиловым «О цели христианской жизни». М.: Издательский Дом «Русский Паломник», 2015. С. 88-91.

6. Папа Иоанн Павел II, Обращение к участникам 35-й генеральной ассамблеи Всемирной Медицинской Ассоциации, 29 октября 1983 г.: AAS 76 (1984), 390.

7. Папа Иоанн Павел II, Обращение к участникам 81-го Конгресса Итальянского общества медицины внутренних органов и 82-го Конгресса Итальянского общества общей хирургии, 27 октября 1980 г.: AAS 72 (1980), 1126.

8. Папа Павел VI, Обращение к Генеральной Ассамлее ООН, 4 октября 1965 г.: AAS 57 (1965), 878; Энциклика «Populorum progressio», 13: AAS 59 (1967), 263.

9. Папа Павел VI, Проповедь во время Мессы, завершающей Святой Год, 25 декабря 1975 г.: AAS 68 (1976), 145; Папа Иоанн Павел II, энциклика «Dives in misericordia», 30: AAS 72 (1980), 1224.

10. Православие и проблемы биоэтики. Сборник работ. М., 2017. 504 с.

11. «Donum Vitae» («Дар жизни»). Инструкция об уважении к человеческой жизни с момента её зарождения и о достоинстве процесса человеческого воспроизводства. Электронный ресурс: http://docplayer.ru/69111727-Uvazhenie-k-chelovecheskoy-zhizni-donum-vitae-kongregaciya-veroucheniya.html.

12. Pontificia Accademia per la Vita., Reflessioni sulla clonazinm. Citth del Vaticano, 1997. Комментарий к этому документу можно найти у Di Pietro M. L., «Riflessione sulla clonazione» Il documento delta Pontificia Accademia per la Vila, «Camillianum», 1997, VIII (16), с 195-202.

[1] См., например: Православие и проблемы биоэтики. Сборник работ. М., 2017. 504 с.; в частности: Алтухов Ю.П. О клонировании человека // Православие и проблемы биоэтики. Сборник работ. М., 2017. С. 99-104; см. также: Заявление Церковно-общественного Совета по биомедицинской этике «О морально-этической недопустимости клонирования человека» // Православие и проблемы биоэтики. Сборник работ. М., 2017. С. 105-107.

[2] «Donum Vitae» («Дар жизни»). Инструкция об уважении к человеческой жизни с момента её зарождения и о достоинстве процесса человеческого воспроизводства. Электронный ресурс: http://docplayer.ru/69111727-Uvazhenie-k-chelovecheskoy-zhizni-donum-vitae-kongregaciya-veroucheniya.html.

[3] Папа Иоанн Павел II, Обращение к участникам 35-й генеральной ассамблеи Всемирной Медицинской Ассоциации, 29 октября 1983 г.: AAS 76 (1984), 390.

[4] «Donum Vitae» («Дар жизни»). Инструкция об уважении к человеческой жизни с момента её зарождения и о достоинстве процесса человеческого воспроизводства. Электронный ресурс: http://docplayer.ru/69111727-Uvazhenie-k-chelovecheskoy-zhizni-donum-vitae-kongregaciya-veroucheniya.html.

[5] Pontificia Accademia per la Vita., Reflessioni sulla clonazinm. Citth del Vaticano, 1997. Комментарий к этому документу можно найти у Di Pietro M. L., «Riflessione sulla clonazione» Ildocumento delta Pontificia Accademia per la Vila, «Camillianum», 1997, VIII (16), с 195-202.

[6] Папа Иоанн Павел II, Обращение к участникам 81-го Конгресса Итальянского Общества Медицины Внутренних Органов и 82-го Конгресса Итальянского Общества Общей Хирургии, 27 октября 1980 г.: AAS 72 (1980), 1126.

[7] Папа Павел VI, Обращение к Генеральной ассамлее ООН, 4 октября 1965 г.: AAS 57 (1965), 878; Энциклика «Populorum progressio», 13: AAS 59 (1967), 263.

[8] Папа Павел VI, Проповедь во время Мессы, завершающей Святой Год, 25 декабря 1975 г.: AAS 68 (1976), 145; Папа Иоанн Павел II, энциклика «Dives in misericordia», 30: AAS 72 (1980), 1224.

[9] «Donum Vitae» («Дар жизни»). Инструкция об уважении к человеческой жизни с момента её зарождения и о достоинстве процесса человеческого воспроизводства. Электронный ресурс: http://docplayer.ru/69111727-Uvazhenie-k-chelovecheskoy-zhizni-donum-vitae-kongregaciya-veroucheniya.html.

[10] Агафангел (Гагуа), игумен. Клонирование: православный ответ на очередной вызов дегуманизации. Электронный ресурс: http://www.bogoslov.ru/text/5706534.html.

[11] «Donum Vitae» («Дар жизни»). Инструкция об уважении к человеческой жизни с момента её зарождения и о достоинстве процесса человеческого воспроизводства. Электронный ресурс: http://docplayer.ru/69111727-Uvazhenie-k-chelovecheskoy-zhizni-donum-vitae-kongregaciya-veroucheniya.html.

[12] Кураев, Андрей, диакон. Наша брань не против науки: клонирование и Церковь. Электронный ресурс: http://halkidon2006.orthodoxy.ru/lk/kuraev30.htm.

[13] Там же.

[14] Там же.

[15] Кураев, Андрей, дьякон. Наша брань не против науки: клонирование и Церковь. Электронный ресурс: http://halkidon2006.orthodoxy.ru/lk/kuraev30.htm.

[16] О смысле жизни. Беседа прп. Серафима Саровского с Н.А. Мотовиловым «О цели христианской жизни». М.: Издательский Дом «Русский Паломник», 2015. С. 88-91.


 Тематики 
  1. Религия и наука   (141)
  2. Этика   (132)