В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Религия

  << Пред   След >>

О цене Любви

В эти дни Церковь особенно вспоминает то главное возвещение, с которым она обращается к миру — возвещение о том, как Бог стал человеком, и уничижил Себя самого до муки и смерти, чтобы спасти свои мятежные творения. Возвещение о спасающей, милующей, жертвенной любви. Послание, в котором мир отчаянно нуждался всегда — и нуждается сейчас. В нем нуждается каждый человек, и каждая семья, и каждый рабочий коллектив, и каждый город, и каждая страна. Это закваска, которая проникает в мир и меняет его. Это все переворачивающее свидетельство, что отношения можно строить по-другому — не на принципах конкуренции и эксплуатации, а на принципах любви и доверия.

В этом падшем мире эта весть пробивается с огромным трудом — как травинка через асфальт — но пробивается. Ей возражает множество голосов, говорящих, что любви никакой не бывает, что все это — лишь обман и прикрытие эксплуатации.

В этом отношении характерна (среди многих подобных) статья Дениса Драгунского «Цена Любви».

Статья эта интересна тем, что продвигает определенный взгляд на вещи — который некоторые из размешавших ссылку на эту статью с одобрением назвали «феминистским». Я, впрочем, не вполне уверен, феминизм движение неоднородное. Но можно отметить, что этот взгляд довольно популярен — и о нем стоит высказаться.

Автор пишет о том, что работа, которую выполняет жена по дому — в работу он включает супружескую близость и психологическую поддержку — это тоже труд, который имеет право на справедливую оплату, аналогичную той, которую взяла бы за него повар, уборщица, прачка и, скажем так, работница сферы сексуальных услуг, и делает вывод — брак есть система эксплуатации, где разговоры о любви прикрывают принуждение к бесплатной работе.

Конечно, этот взгляд уже критиковали с экономических позиций — работа стоит столько, за сколько ее можно продать на рынке, объемы и квалификация работы, выполняемых, скажем, профессиональным поваром и домохозяйкой, которая готовит ужин для своей семьи, носят совершенно разный характер, и так далее.

Но мне представляется важным другое.

В рамках представлений, продвигаемых в данном случае Денисом Драгунским (хотя, конечно, не он их придумал) между людьми возможны только два типа отношений — эксплуатация или сделка. Другой человек либо обманом и насилием заставляет вас на него работать, либо вы заключили честную сделку по обмену товарами и услугами, учитывающую интересы обеих сторон. А «любовь» и «долг» — это просто прикрытие эксплуатации. Как пишет автор, «Любовь и привязанность вкупе с устаревшими моделями социального поведения используют в своих интересах не только мужья-эксплуататоры, но и государства» Это, собственно, раскрытие известной шутки про то, что любовь придумали, чтобы денег не платить.

Проблема не только в том, что этот подход является аморальным. Он является абсурдным.

Я близко знал несколько пожилых супружеских пар, в которых один из супругов умер после тяжелой и продолжительной болезни. И более здоровый супруг (иногда это был муж, иногда — жена) месяцами, иногда годами круглосуточно ухаживал за умирающим (или умирающей), что психологически, финансово, и чисто физически было тяжелым бременем. Эти люди были приверженны «устаревшей модели социального поведения», и признавали, что хотя долг может быть очень тяжелым, уклоняться от него немыслимо.

Им в голову не приходило сказать, что они не нанимались в сиделки, и если умирающий не обеспокоился в свое время медицинской страховкой, которая покрывала бы этот вид услуг, это его проблемы. Им даже в голову не приходило, что они подвергаются эксплуатации. Некоторые из них были религиозны, некоторые — просто воспитаны в «устаревших моделях» и полагали, что люди не должны бросать друг друга в беде.

Но некоторые почему-то не верят в то, что они могут оказаться в ситуации полной зависимости от «устаревшей модели социального поведения». Поэтому рассмотрим менее драматический пример. На днях мне на глаза попалась запись некой популярной дамы-блогера, которая смеялась над другой дамой, некогда популярной певицей, которая, естественным образом, как это бывает со всеми, утратила модельность своей внешности, что привело и к профессиональным затруднениям, и к тому, что богатый мужчина, который жил с ней, уехав в другую страну, не взял ее с собой.

Дама-блогер много (и с отталкивающей жестокостью) хихикала над тем, что природа обеспечивает постоянный приток свежих, стройных соискательниц с гладкой кожей и высокой грудью, которым женщина, уже вошедшая в следующий этап своей жизни, обречена проиграть схватку за полные залы и богатых содержателей.

Но такова реальность — разрушив «патриархальную семью», где люди связаны взаимными обязательствами, вы неизбежно получаете свободный рынок отношений — и неизбежная особенность этого рынка в том, что капитализация женщин (с самого начала очень неравномерная) на нем быстро падает с возрастом, в то время, как капитализация мужчин — медленно растет. Женщина выносит на рынок сексуальную привлекательность — и она неизбежно снижается, а мужчина — деньги и статус, которые он постепенно наращивает.

В патриархальной семье мужчина верит, что он не должен поступать вероломно против жены юности своей — и оставить юных прелестниц юношам. Это еще одна «устаревшая модель поведения», которая исходит из того, что «любовь», и, особенно, «долг» – это не прикрытие эксплуатации, которые нам следует решительно разоблачать, а именно то, что делает жизнь человека достойной и осмысленной.

Конечно, многие люди просто не верят в возможность настоящей семьи. Когда читаешь феминисток, концентрация гнева и горечи наводит на мысль о тяжелой личной травме — мужчина действительно оказался свиньей, и в то, что отношения любви, доверия, взаимной преданности возможны, бедные женщины уже не верят.

Но беда тут в том, что воззрения, принятые под влиянием мужского свинства, это свинство, в свою очередь, поощряют и продвигают. Если «Любовь и привязанность вкупе с устаревшими моделями социального поведения» это просто инструмент эксплуатации, а жена — это просто бесплатная проститутка, как об этом прямо пишет Драгунский, то что же мешает мужчине предпочесть проституток платных — помоложе и посвежее? Благочестивый страх, что «блудники царства Божия не наследуют»? Но с такой угнетательской силой, как Церковь, люди современные и продвинутые порвали уже давно. Любовь? Но ему же уже проповедали — а он поверил, что это все прикрытие эксплуатации.

Более или менее успешный, а главное, эмансипированный, мужчина в мегаполисе, полном молодых, голодных и амбициозных провинциалок, вообще не имеет никаких экономических причин продолжать отношения с продвинутой и эмансипированной женщиной, как только возраст начнет брать свое. А весь этот сентиментальный и религиозный балласт — любовь, привязанность, верность, долг, страх Божий — который мог бы побудить его любить и заботиться, пока смерть не разлучит их, уже выкинут за борт борцами за освобождение женщины. Правда, вместе с этим балластом за борт вылетает и сама женщина, чтобы уступить место конкуренткам, единственное преимущество которых — возраст. Впрочем, и они тоже обречены полететь за борт.

После чего и эмансипированный мужчина умрет в одиночестве, где ему — совершенно буквально — некому будет подать стакан воды. «Освобождение от патриархальной морали» – это такая игра, в которую проигрывают все, но женщины — сначала.

Конечно, в этом мире было — и останется — много свинства и без всякой борьбы с «патриархальной семьей». Но эта борьба увеличивает, а не уменьшает количество свинства. И вы можете быть на стороне свинства — или на стороне любви.

Любви, которая может исцелить и преобразить нас — и наши семьи.


СЕРГЕЙ ЛЬВОВИЧ ХУДИЕВ
Источник: "Радонеж "


 Тематики 
  1. Духовность и общество   (242)