В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Религия

  << Пред   След >>

Женщины-священники: готова ли РПЦ к новой революции

"Главный угнетатель женщин — религия". Этот пропагандистский штамп времен СССР до сих пор жив. А между тем в христианском мире происходит своеобразная феминистская революция. Даже в консервативных православных церквах уже вовсю обсуждают вопрос о рукоположении женщин. О том, к каким последствиям это может привести, — в материале РИА Новости.

"Всю жизнь провела в храме"

Жительница Санкт-Петербурга Людмила вспоминает, как зашла в Троицкий собор и оторопела: из алтаря, в который у православных женщинам входить запрещено, вдруг выходит пожилая худенькая прихожанка. Оказалось, на матушке Тамаре, как ее все называли, держится практически вся приходская жизнь.

"Она приходила в храм самая первая и уходила самая последняя, даже позже свечниц, которые сидят за свечными ящиками до семи вечера. Уходила с пакетами и приходила с пакетами — там лежали выстиранные и выглаженные полотенчики, или покровцы, или облачения на аналои, или еще какое-нибудь храмовое облачение. В своей квартире она только ночевала и спозаранку снова спешила в свой единственный настоящий дом", — рассказывает Людмила.

И это лишь один из многочисленных примеров.

В советские годы женщины, по сути, спасли Русскую православную церковь. Хотя власть рассчитывала, что на "бабульках в платочках" православие как раз и кончится. Ведь в богослужении участвуют только мужчины — они и в алтаре помогают, и читают. Без помощников священник долго не выдержит. И тогда практически все важные функции в церкви — кроме священнической — взяли на себя женщины. Такой порядок вещей прижился настолько, что и по сей день в большинстве храмов административные должности занимают вовсе не мужчины.

Впрочем, в Русской православной церкви подчеркивают, что отношение к "матушкам-алтарницам" неоднозначное, все зависит от конкретной епархии.

"У женщин другие функции"

В мае 2016 года чисто протокольная встреча итальянских монахинь с папой Франциском обернулась настоящей информационной бомбой. Понтифик заявил, что Ватикан создаст комиссию, которая изучит вопрос рукоположения женщин (что и было сделано спустя несколько месяцев). Хотя многие СМИ тут же заговорили о католических женщинах-священниках, речь шла о диакониссах.

О них упоминается еще в Новом Завете как о помощницах глав общин. Достоверно известно, что для диаконисс существовал особый обряд посвящения, у них даже было специальное облачение. Диакониссами становились либо вдовы, либо незамужние женщины в возрасте "не слишком юном, но и не слишком преклонном". Они помогали больным и наставляли новообращенных христианок. А вот насчет их статуса современные богословы ожесточенно спорят.

"До конца непонятно, кем они были. Высказывают разные мнения. Это не аналог дьякону (который помогает священнику во время службы. — Прим. ред.), но все же это попытка вхождения женщин в церковную иерархию, хотя бы и в малые чины. А может, это все же абсолютно внеиерархическая модель", — рассуждает религиовед Алексей Юдин.

Вот и папа, вторя исследователям, не стал делать однозначных выводов и призвал тщательно разобраться, кем они были на самом деле.

Между тем женщины-священники и даже епископы уже есть в ряде протестантских церквей: протестантские общины в Норвегии и Швеции на протяжении несколько лет возглавляют женщины, епископ Лондона — 55-летняя Сара Муллали. Причем и англиканская, и лютеранская церкви начинали феминизацию духовенства как раз с возрождения института диаконисс в XIX веке.
Неудивительно, что в Римско-католической или Русской православной церкви не особо любят говорить на эту тему.

"По крайней мере, в православной церкви, где рукоположение мужчин в духовный сан — это таинство, женское священство неприемлемо и невозможно в силу традиций. В Ветхом и Новом Завете мы не знаем примеров служения женщин-священников. Кроме того, у мужчин и женщин разные функции. Главная женская функция связана с семьей, рождением и воспитанием детей, помощью мужчине, что опять же нам известно из Ветхого Завета. У мужчин роль другая, и она в том числе связана с осуществлением священнических функций", — убежден декан исторического факультета ПСТГУ священник Андрей Постернак.

А вот в Ватикане вопрос о диакониссах все же обсуждается, пусть и за закрытыми дверями. Правда, эксперты предупреждают: официальное появление женщин в церковной иерархии повлечет за собой кардинальные изменения.

"Это будет своего рода революция. А у революций бывают последствия", — подчеркивает религиовед Алексей Юдин.

Каждый третий "за"

В РПЦ дискуссии о женщинах в церкви велись еще на Поместном соборе 1917-1918 годов, однако все тем и ограничилось. Очередная волна предложений на этот счет посыпалась после того, как Александрийская православная церковь в прошлом году впервые за много веков рукоположила пять диаконисс, несмотря на протесты влиятельных мужских монастырей. Тогда в дело вмешались авторитетные теологи, встав на сторону патриарха Александрийского Феодора II.

"Всем известно, что Александрийская церковь тщательно изучила вопрос и составила продуманный план возрождения института диаконисс", — подчеркивают богословы.

А вот в России обсуждение этой проблемы пока находится на уровне частных мнений священнослужителей. Хотя, по данным авторитетного исследовательского центра Pew, 39% православных россиян вовсе не против рукоположения женщин. В целом, отмечают социологи, православные разных стран мира, как ни странно, куда лояльнее относятся к данному вопросу, чем католики.

"Возрождение чина диаконисс в наше время, скорее всего, неактуально, потому что те функции, которые они выполняли в древности, либо давно ушли в прошлое, либо достались священникам. В первые века христианства диакониссы следили за порядком в храме, помогали при крещении, помазывая женщин миром, присутствовали на исповеди, то есть занимались тем, в чем сейчас нет особой необходимости", — отмечает отец Андрей Постернак.

Тем не менее известный публицист, настоятель храма Святой Мученицы Татьяны при МГУ протоиерей Владимир Вигилянский считает, что институт диаконисс нужно вводить постепенно. Он соглашается с Постернаком, что сейчас нет нужды в прислуживающих на литургии, их заменили мужчины-алтарники. Однако есть сферы, где без женщин никуда.

"Раньше диакониссы большей частью занимались вопросами милосердия. Думаю, это нужно развивать: все, что связано с проблемами общего благого дела, отдать в руки женщинам", — заключает священнослужитель.


Антон Скрипунов
Источник: "РИА-Новости"


 Тематики 
  1. Религия и общество   (744)