В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Религия

  << Пред   След >>

О допустимости религиозной атрибутики в образовательных учреждениях

Проблема хиджабов, крестиков и кип в вузах уже не первый раз оборачивается скандалами. Вот и на днях в МГУ студента выгнали с экзамена за то, что он отказался снять с головы кипу. Причем этот студент, Лев Борода, по иронии судьбы оказался сыном президента крупнейшей в стране еврейской организации — Федерации еврейских общин России. Почему вопрос о допустимости религиозной атрибутики в образовательных учреждениях вызывает столько споров и как его решить — разбирался корреспондент РИА Новости.

"Велели снять крестики и платки"

"Пошумели и хватит", — скандал в МГУ шел по этому сценарию. Причем, как утверждают в еврейской общине, не опубликуй студент в соцсетях рассказ о случившемся, конфликт был бы исчерпан почти моментально. Однако Лев Борода поведал широкой публике в интернете, что принимавший у него экзамен преподаватель потребовал от него снять кипу, ссылаясь на правила внутреннего распорядка вуза, по которым в аудитории нельзя появляться в головном уборе.

А вот в Федерации еврейских общин России, комментируя случившееся, подчеркнули, что кипу (ермолку) "трудно назвать" головным убором, это религиозная атрибутика.

В итоге все закончилось тем, что факультет телевидения, на котором учится студент, открестился от мнения своего преподавателя.

"Факультет подтверждает факт инцидента. Подчеркивает, что это абсолютно частный случай, не имеющий никакого отношения к политике факультета и МГУ в целом. Подтверждает, что все религиозные конфессии имеют равные права на обучение и ношение необходимых символов веры", — привели в ФЕОР заявление заместителя декана факультета телевидения МГУ по общим вопросам Натальи Трушаковой.

Это полностью удовлетворило ФЕОР. "Тема снята, потому что это не позиция всего вуза. Это позиция преподавателя, которая не имеет, кстати говоря, антисемитского подтекста. Мне сын сказал, все студенты знают: накануне этого экзамена православные должны снять крестики, девушки-мусульманки — платки, там в принципе такой атеист-коммунист агрессивной антирелигиозной направленности. Однако мой сын все же пошел в кипе", — подчеркивает глава ФЕОР Александр Борода.

Этот случай далеко не единственный, и подобные инциденты чаще всего предаются широкой огласке. В 2016 году абитуриентку не пустили в главный корпус МГИМО в хиджабе. Тогда пришлось вмешаться Минобразования и Совету муфтиев России.

В 2014 году ректорат Московского мединститута имени Пирогова выпустил приказ о запрете на территории вуза одежды, указывающей "на принадлежность к той или иной национальности или религии, в том числе национальные головные уборы". За студентов вступился Совет муфтиев России, в результате долгих переговоров студенткам-мусульманкам предоставили право одеваться по религиозным канонам.

"Поставил тройку из-за платка"

Два года назад студентка МГУ Софья (имя изменено по ее просьбе) приняла ислам. Как раз тогда вовсю обсуждали историю студентки философского факультета Варвары Карауловой, пытавшейся примкнуть к "Исламскому государству"*. Поэтому девушку очень удивило, как преподаватели и однокурсники отнеслись к тому, что она стала ходить на занятия в хиджабе.

"Никакой негативной реакции ни у преподавателей, ни у моих однокурсников не было. По крайней мере, лично мне никто ничего не сказал, и никаких необычных взглядов и перешептываний я не наблюдала", — признается она.

Как заверила собеседница агентства, за все время обучения ее ни разу не просили снять платок. Хотя однажды она, как и Лев Борода, столкнулась с негативным отношением к себе со стороны экзаменатора.

"Преподаватель биологии сначала спрашивал меня о религии, а потом перешел к сути дела и завалил меня только из-за того, что не разделяет моих взглядов. Он дал это понять. И поставил тройку, а их, насколько я знаю, всего две на весь наш курс. Он мне тогда еще сказал: "Ну, понимаете, я атеист", — вспоминает студентка.

Между тем право верующих на религиозную атрибутику охраняется статьей 28 Конституции, по которой "каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними".

Помимо этого, представители конфессий называют стержневым в этом вопросе закон "О свободе совести и религиозных объединениях". А еще демонстрация религиозной одежды регулируется, например, в КоАП и УК РФ.

Конфликт Чечни с Москвой

В Минобрнауки напоминают, что ношение религиозной одежды регулируется также уставом конкретного вуза. А если говорить о школах, то регионами. И это порой может действительно приводить к конфликтам между местными администрациями и верующими. Именно такой конфликт разгорелся в Мордовии, а затем он вылился в спор общефедерального масштаба.

В 2016 году власти республики запретили в школе села Белозерье мусульманские платки. Местные жители — исповедующие ислам татары — оспорили это в суде.
Конфликт прокомментировала министр образования и науки Ольга Васильева, отметив, что истинно верующие не стремятся подчеркивать свою религиозность с помощью атрибутики. "У нас светский характер образования", — констатировала министр.

Высказывание Васильевой удивило главу Чечни Рамзана Кадырова. "Мои три дочери учатся в школе, носят хиджаб, имеют отличные оценки. Ольга Васильева требует, чтобы они сняли платки? Девочки этого никогда не сделают. Я должен их забрать из школы и вместе с ними искать место, где позволят девочкам быть мусульманками?" — возмутился глава республики.

Весной 2017 года чеченские власти в пику решению властей Мордовии и мнению федерального министра предоставили школьникам право носить одежду или символику в соответствии с их традициями и религией. Тогда же духовные лидеры мусульман призвали решить вопрос с хиджабами в школах на федеральном уровне. В Кремле ответили, что пока нет ясности: властям какого уровня — федерального или регионального — стоит отдавать на откуп решение проблемы.

Ксенофобия и невежество

Впрочем, в религиозных общинах подчеркивают, что невозможно взять под правовой контроль абсолютно все. Особенно в многоконфессиональной стране.

"Отсутствие регуляции в вопросе ношения религиозной атрибутики в образовательных учреждениях — это уже один из способов регуляции", — отмечает руководитель информационно-аналитического управления Синодального отдела Московского патриархата по религиозному образованию и катехизации иеромонах Геннадий (Войтишко). Вместе с тем он считает, что на уровне вузов во избежание казусов этот вопрос должен регулироваться.

Муфтия Москвы и члена Общественной палаты Альбира Крганова смущает тот факт, что в одних регионах школьницам разрешают хиджаб, а в других субъектах — нет.

Он полагает, что решение проблемы допустимости символов веры в школах и вузах кроется в правильной трактовке уже существующих нормативных документов. "Проблема не в законодательстве, а в специалистах и чиновниках, которые принимают решения. В том числе на уровне вузовской системы", — считает Крганов.

Муфтий предлагает проводить для чиновников, для руководства и преподавателей вузов курсы по межнациональным и межрелигиозным отношениям.

С муфтием в данном случае солидарен и глава Российского еврейского конгресса Юрий Каннер. "Кто-то ходит с крестом, кто-то в ермолке, а кто-то в тюбетейке — как это мешает процессу образования? Думаю, проблема заключается в нетерпимости к человеку. Это то, что называется ксенофобией. И неважно, к чему — ермолке или хиджабу", — подчеркивает Каннер. Это прежде всего "вопрос терпимости друг к другу".


Антон Скрипунов
Источник: "РИА-Новости"


 Тематики 
  1. Религия и образование   (39)