В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Религия

  << Пред   След >>

Чиновники против Евангелия – в чем причина?

Управление Федеральной антимонопольной службы РФ по Свердловской области признала незаконными билборды с посвященными разводам цитатами из Евангелия. Государственная политика или ошибка конкретного чиновника? Размышляет публицист и богослов Сергей Худиев.

Есть Царство Божие и есть государство человеческое

Некоторое время назад владелица рекламного агентства Ольга Вековшинина разместила на рекламных щитах в Екатеринбурге цитату из Евангелия от Луки: «Всякий разводящийся с женою своею и женящийся на другой прелюбодействует, и всякий женящийся на разведенной с мужем прелюбодействует».

Цитаты вызвали претензии со стороны антимонопольной службы: эксперты УФАС сочли, что библейские цитаты противоречат Семейному кодексу РФ, который предусматривает за супругами право на развод.

На фоне общей политики государства, поощряющей брак и чадородие, это решение выглядит резким диссонансом — и скорее выглядит ошибкой конкретных людей, чем проявлением какой-то общей политики. Но в чем причины такой ошибки? Похоже, в том, что люди не понимают разницы между двумя разными царствами.

Есть Царство Божие и есть государство человеческое. Их требования (например, «не укради) могут перекрываться, и, в нормальном, благоустроенном государстве они не противоречат друг другу. Но эти царства устроены принципиально по-разному. Человеческое государство опирается на принуждение — это не упрек ему, это описание реальности нашего падшего мира, где начальствующий не напрасно носит меч. Он имеет обязанность обуздывать злодеев и собирать налоги, необходимые для поддержания в порядке дорог и мостов. Царство Божие основано на любви и доверии, и в него можно войти только по доброй воле.

Христос приходит без меча, он никого не принуждает, Он только призывает тех, кто желает довериться Ему и последовать за Ним. Те, кто по своей воле признают Его своим Царем и Господом, составляют Его Царство, которое на земле представлено Его Церковью. Церковь есть сообщество принципиально добровольное. Никого невозможно принудить быть христианином.

Государство принуждает людей к исполнению своих установлений различными санкциями — от денежных штрафов до лишения свободы. Христос не принуждает никого.
Вы оказываетесь под властью государства независимо от вашей воли — максимум, вы можете переехать и сменить одно государство на другое. В Царство Божие вы можете войти, только захотев этого, и отозвавшись на призыв Христа покаянием и верой.

На что мы имеем право

Но если вы хотите войти в Царство, вы должны принять его законы. А они больше, чем законы государства. Государство не запрещает прелюбодеяния. Вы можете быть превосходно законопослушным гражданином — и прелюбодеем. А вот быть прелюбодеем и подданным Царства — невозможно. Можно войти в Царство покаявшись и оставив этот грех. Но пребывать во Христе и одновременно в грехе не получится.

Как об этом пишет святой Апостол Павел, «Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют? Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют. И такими были некоторые из вас; но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего» (1Кор.6:9-11)

Писание требует от христианина быть законопослушным подданым Кесаря; но обратное не верно — законопослушный подданный совершенно не обязательно христианин.

С этим связана путаница с выражением «иметь право». Мы можем иметь в виду довольно разные вещи. Человек «имеет право» совершить какой-то поступок, если он не наказуем по закону. Например, в ряде мусульманских стран закон воспрещает пить спиртное, а в нашей стране (как и в большинстве других) человек имеет право напиваться до потери сознания хоть каждый день — государство не будет преследовать его за это.

Есть еще множество ненаказуемых поступков — например, бросить друга в беде. Или разгласить доверенную вам личную тайну. Или обмануть доверие людей в условиях, когда формального договора не было.
Недавно в США был случай, когда фармацевт задирал цену на запатентованное им лекарство, так, что множество людей, которым оно было необходимо по жизненным показаниям, не могли его получить. Его судили — но были вынуждены признать, что по закону он имеет такое право.

Люди могут «иметь право» на какие-то безответственные, глупые, аморальные и бессовестные поступки — в том смысле, что государство их не наказывает и их признает. Но они не перестают быть дурными.

Такое положение дел неизбежно — государство не может сделать людей нравственными, закон не может заменить совесть, все, что он делает — это сдерживает зло чисто внешним образом, по определенным формальным правилам.

Но законное и нравственное – это не одно и то же

По закону люди имеют право на развод — как допускал развод и ветхозаветный закон, «по жестокосердию» людей. Мы не можем требовать от нехристиан, чтобы они строго руководствовались евангельской этикой в этом вопросе. Более того, бывают ситуации, когда, например, очаровательный ухажер и блистательный жених оказывается мужем-психопатом, который бьет жену смертным боем — тут уж развод всяко лучше смертоубийства.

Но «законное» и «нравственное» – это не одно и то же, мужчина, который бросает постаревшую жену ради свеженькой пассии, поступает законно — но безнравственно. И Царства Божия такой мужчина, определенно, не наследует — пока не покается во вретище и пепле.

Нарушает ли евангельское обличение его права? Никоим образом. Вернемся к примеру с американским фармацевтом — хотя его так и не принудили снижать цену, СМИ и социальные сети высказали ему много соображений о его моральном облике, и о том, что, являясь, формально, законопослушным гражданином, он является весьма плохим примером для подражания.

Говоря, что человек поступил бессовестно, мы не говорим о том, что он «не имел права» так поступать. Право, очень может быть, и имел.
Социальная реклама как раз и говорит о морали — да, по закону вы имеете право безобразно напиваться, забывать о родителях, не уступать места в транспорте — но вас увещевают этого не делать, потому что это аморально, бессовестно, хорошие люди так не поступают.

Увещевание людей хранить брак, и не бросать своих жен — определенно служит общественно полезной цели. Потому что отвергая верный брак, можно не только небесного царства лишиться, но и земное уступить народам, которые с большим уважением относятся к семейным узам.

Это, учитывая наш уровень разводов, для многих может быть болезненным и неприятным. Нам всем не нравится, когда нам напоминают о наших грехах. Но, говоря формально, люди имеют право провозглашать моральные принципы — даже если для нас это оказывается неприятным обличением.

А говоря по-христиански — Евангелие есть благая весть о прощении грехов. Никто не обязан, упав в ров беззакония, сидеть там вечно. Можно признать, что Христос был прав все это время, а мы неправы, попросить — и получить прощение, начать новую жизнь с чистого листа. Но это уже совершенно не находится в ведении УФАС.

СЕРГЕЙ ХУДИЕВ
Источник: "Православие и Мир "


 Тематики 
  1. Религия и государство   (484)