В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Религия

  << Пред   След >>

Британская секта скопцов

Британская газета The Mail on Sunday сообщает, что в Госпитале Университетского Колледжа в Лондоне более чем 600 детей и подростков (и еще 200 — в другом госпитале, в Лидсе) подвергаются воздействию так называемых «блокираторов созревания» (puberty blockers), препаратами, которые должны затормозить естественные процессы полового созревания в организме и подготовить так называемую «операцию по перемене пола», которую по действующему британскому закону можно совершать не ранее 18 лет.

Делается это из-за того, что дети страдают так называемой «гендерной дистопией» – расстройством, при котором человек относит себя к противоположному полу, и глубоко тяготится своим телом.

Об этом состоянии известно, что оно проявляется в раннем детстве, и, как это прочно установлено специалистами и хорошо известно, в большинстве случаев проходит по мере взросления. То есть большая часть этих детей вполне могла бы вырасти обычными людьми с нормальным отношением к своему телу.

Неужели никто не протестует против этого? — с недоумением спросит читатель. Ну, нельзя сказать, что никто. Некоторые осторожные возражения высказываются врачами, политическими активистами, представителями организаций, которые объединяют родителей, растящих детей с гендерной дистопией. Например, Мэри Дуглас, представительница организации Grassroots Conservatives говорит: «Подростковый возраст — время, когда человек находится в смятении относительно того, кто он такой, и пол — важная часть этого. И было бы неразумным использовать такие мощные лекарства».

Но несомненный перевес на стороне тех, кто проводит такую «терапию», причем если раньше она начиналась не ранее, чем в 16 лет, то теперь, по сообщениям газеты, многим из детей, подвергаемых такой обработке, нет и десяти.

В контексте либеральной идеологии это воспринимается как что-то вполне нормальное. А если бы то же самое делалось в другом идейном контексте?

В самом деле, если бы детей с гендерной дистопией пичкали гормонами и готовились отрезать им все лишнее не либералы, а люди других воззрений? Как бы это выглядело?

Представим, что в том же англоязычном мире, например, где-нибудь в библейском поясе, явился бы проповедник, который потрясая Библией, и как-нибудь перекручивая те или иные фрагменты из нее — ну, например, известный стих про скопцов — заявил бы, что дети с гендерной дистопией есть особые избранники Божии, и их надлежит кормить puberty blocker'ами с целью подготовки к священнейшему обряду «перемены пола», ибо такова воля Божия. Не ограничиваясь словами, он стал бы именно это практиковать — с детьми адептов его культа, при полном согласии горячо верующих в его доктрину родителей.

Какую реакцию мы бы увидели? Этот проповедник был бы на первых полосах либеральной прессы, и ее комментарии полностью предсказуемы — «Эти безумные христиане такие безумные! Вот до какого сумасшествия людей доводит религия! Власти должны немедленно вмешаться, чтобы спасти детей из лап этого изверга, христианского фанатика!»

Причем реакция религиозных кругов тоже предсказуема — абсолютно все христианские общины сочли бы такого проповедника чудовищным еретиком и тоже призвали бы светские власти решительно воспрепятствовать его деятельности.

Впрочем, нечто подобное уже существовало в реальности.

В Российской Империи существовала печально знаменитая секта скопцов. Лжеучителя этой секты заявляли, что слова Евангелия о скопцах, которые сами себя сделали скопцами для Царства Небесного, нужно понимать не так, как понимает Церковь, как указание на монашеское призвание, а с предельным, доведенным до абсурда буквализмом. Они считали, что для стяжания Царства надо буквально, физически кастрировать себя — и делали это, и склоняли к этому своих адептов, часто очень юных. Люди, которые просто умирали от этой операции, считались попавшими кратчайшим путем на небеса. Те, кто выживали, становились ревностными адептами — человеку, принесшему тяжкие и мучительные жертвы, невероятно сложно поверить, что он ошибся. Власти, разумеется, сурово преследовали скопцов, но зараза распространялась и в глубоком подполье.

В наши дни российские скопцы остались не более чем мрачным воспоминанием — но в мире явилось гораздо более мощное движение, адепты которого практикуют то же самое — но в контексте абсолютно светской идеологии.

Конечно, всякая аналогия приблизительна — скопцы, надо признать, проводили свои операции в антисанитарных условиях и получали высокую смертность, британские же медики наверняка тщательно следят за стерильностью.

Есть и другое несовпадение — скопчество считалось гнусным лжеучением, на которое с отвращением смотрело образованное общество, и которое преследовало государство. Нынешние детооскопители являются представителями доминирующей в своих странах идеологии, и действуют совершенно легально.

В религиозном мире фанатики такой степени извращенности — это крайний экстрим и маргиналы, вызывающие всеобщее отторжение, в мире секуляризма и прогресса — это представители преобладающего направления.

Но сама суть действия от этого не меняется. Оно было бы тяжким и преступным безумием, если бы его совершали религиозные фанатики — и оно остается тяжким и преступным безумием, когда его совершают фанатики секуляристские.

Авторы вроде Ричарда Докинза любят делать вид, что мрачная извращенность — это удел религиозных культов, а вот безбожие есть гарантия светлой рациональности. Увы, опыт показывает, что это не так. Самые чудовищные верования — такие, как расовая теория — и самые чудовищные практики, такие как евгеника, геноцид или массовые репрессии, были характерны для движений, которые как раз были чисто светскими — или даже принципиально атеистическими.

Атеистические культы могут быть ничуть не менее мрачными и безумными, чем самые мрачные секты, и, в отличие от последних, приобретать ужасающий размах, подчиняя себе целые государства, и эффективно подавляя (или маргинализируя) любую оппозицию.

Когда такое происходит, нам не нужно бояться свидетельствовать об очевидности. Нет, это не знамение прогресса и не победа человеколюбия. Это жуткое, мрачное и преступное безумие. Оно сделалось общепринятым в неких развитых и могущественных странах? Увы, похожие вещи случались и раньше.


Сергей Львович Худиев
Источник: " "


 Тематики 
  1. Духовность и общество   (231)
  2. Атеизм   (25)
  3. ЛГБТ   (64)