В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Религия

  << Пред   След >>

Церковь Украины против ересей, раскола и автокефалии

Закончившийся сентябрь, кажется, не привнёс ничего нового в картину гонений на самую многочисленную христианскую конфессию в «стране победившего европейского достоинства». Разве что в дополнение к осадам православных храмов на правобережной Украине появились новые точки противостояния.

Так, в Николаеве пусть и немногочисленная в этом городе Новороссии, но упивающаяся возможностью «вершить судьбы страны» свидомая общественность и нанятые местным бизнесменом «мирные активисты» из неонацистского подразделения МВД «Азов» сожгли стройматериалы, закупленные православными для возведения храма, а затем, избивая прихожан, ворвались на стройплощадку и принялись крушить фундамент.

В Хмельницкой области та же «общественность» поставила перед собой первоочередную задачу ликвидировать оставшиеся в Волочиском районе 15 приходов канонической церкви.

В Сумах те же герои Украины не дали заложить камень строительства больничного храма и добились запрета горсоветом ежегодного крестного хода в честь покровительницы этого русского города – Корсунской иконы Божией Матери.

Всё это, разумеется, в рамках соглашения о сотрудничестве между «национально-освободительным движением “Правый сектор”» и раскольническим новообразованием «Украинская православная церковь – Киевский патриархат» («УПЦ-КП»). Именно с этим порождением анафемы Филарэта власти намереваются утопить каноническую Христову Церковь на Украине в «единой поместной». Об этом напомнил, открывая текущую сессию парламента, Порошенко: «Верховная рада приняла историческое обращение к Вселенскому патриарху с просьбой предоставить автокефалию православной церкви на Украине… Я в свою очередь тоже написал соответствующее письмо Варфоломею I... Хочу еще раз обратить внимание Его Святейшества на серьезность наших намерений. На наличие у украинского руководства твердой политической воли решить эту проблему… Ожидаемое нами признание украинской автофека… кефалии…»… Ну и так далее.

Это, конечно, не первое вмешательство «гаранта конституции» в дела церкви, отдёлённой по той же конституции от государства. Было такое и при Януковиче, и уж тем паче при куме нынешнего «лидера нации».

Однако если при Ющенко, как только он заявил о создании «Единой Соборной Первоапостольской (sic!) Церкви», тогдашнее руководство УПЦ (МП) на удивление охотно прогнулось, приняв Обращение о «стремлении Украинской православной церкви к поместности», то ныне «по данной оси приложения антиправославных сил» наблюдается обратная картина: чем больше на церковь давят, тем более твёрдое сопротивление встречают.

Примером тому – недавнее разъяснение управделами УПЦ (МП) митрополита Антония: «В данном контексте («целесообразности автокефалии». – В.Б.) следует понимать, что интересы церкви пронизаны перспективами тысячелетий. Ее главная задача – помогать людям в обретении спасения. И только она сама способна правильно определять, какие именно организационные форматы являются на указанном пути максимально действенными и необходимыми. При этом церковь не может поддаваться сиюминутным настроениям (для двухтысячелетней Церкви чьё-то 26-летие действительно «минуты». – В.Б.), поскольку любые скоропалительные решения – это почва для раскола паствы. В свою очередь политики не ограничены подобными воззрениями».

И главное: «На данный момент вопрос обретения автокефалии из-за его чрезмерной политизации не является приоритетным для верующих Украинской православной церкви». Попросту выражаясь, «вот кого уж ваша автокефалия меньше всего заботит, так это верующих».

Также в одном из интервью в ответ на лукавый (или просто безграмотный) вопрос о том, что «в обществе», дескать, «живёт надежда, что рано или поздно на Украине будет единая церковь», митрополит Антоний ответил очень доступно: «Пока Главы Поместных Церквей не увидят, что наши раскольники сняли с себя панагии, положили их на престол и получили каноническое рукоположение, то даже если мы (т. е. наша церковь) договоримся с ними как-нибудь иначе, они будут первыми, кто перестанет с нами служить. Хотел бы подчеркнуть, что это слова не Патриарха Московского. Это позиция Предстоятелей других Церквей…»

Далее последовало ещё более жёсткое изложение условий, при которых возможно говорить об «объединении» с филарэтовцами и «автокефалами»: «Если вкратце, это… признание греха совершения раскола в Церкви и покаяние в этом грехе».

Не только словами отвечает ныне церковь на вопиющее попрание конституции. Так, несмотря на запрет, православные Сум всё же совершат крестный ход на праздник Покрова Пресвятой Богородицы. «Исполком не имел права запрещать нам проведение крестного хода, тем более что мы и не просили его разрешения, – пояснил архиепископ Сумской и Ахтырский Евлогий. – Согласно закону мы просто поставили мэра в известность о богослужении».

И всё же в епископате УПЦ (МП), как мы знаем, остаётся достаточно открытых и скрытых сторонников «канонической автокефалии», чтобы власть тешила себя надеждами создания «единой канонической церкви». Каковы возможные последствия данной авантюры для верующих и для государства?

Первые, скажем сразу, в случае принятия ими «украинской автокефалии» попросту перестанут быть православными. И не только по сути (в силу самоотлучения от православных таинств), но даже по форме, что не скрывали и не скрывают сами отцы украинской «автокефалии». Как поведал один из учредителей «УПЦ-КП» Володымыр Ярэма в интервью бюллетеню католического колледжа Фомы Аквинского, «страшной разницы» между католиками и православными нет, но всё же сначала «мы – автокефалы» «пойдем на Восток, так как там еще не время говорить явно о папе и католицизме, ибо там сразу восстанут против нас». Став на следующий год главой «Украинской автокефальной православной церкви» («УАПЦ»), Ярэма признался, что учителем своим считает униатского «митрополита» Андрэя Шэптицького.

Не случайно будущие «священники УАПЦ» направлялись «патриархом» Ярэмой на учёбу в униатскую Львовскую богословскую академию, а преподаватели из этой академии читали лекции в коллегии «УАПЦ». «Можно представить себе, сколь мало от православного богословия осталось в раскольничьем учебном заведении, где заправляют униаты-галичане, – замечает профессор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Владислав Петрушко. – Весь исторический опыт римо-католической церкви уже не раз показал, что в Ватикане давно научились извлекать максимум выгоды из внедрения католиков в образовательный процесс. Пример беспрецедентного влияния иезуитских школ на формирование униатского сознания в западно-русских землях в XVI столетии, кажется, раскольниками сознательно не принимается во внимание».

Не случайно руководимая ректором упомянутой коллегии «Харьковско-Полтавская епархия УАПЦ» в 2015 году приняла решение «о движении к евхаристическому общению и административному единству» с униатской т. н. Украинской греко-католической церковью («УГКЦ»). Как пояснил глава епархии Игор Исичэнко, уния лучше всего сохранила некую «киевскую традицию» в богослужении и богословии, уничтоженную в православии «московским влиянием». А спикер «киевского патриархата» Иван Зоря, комментируя решение «Харьковско-Полтавской епархии», высказал лишь опасение, не станут ли православные и униаты вспоминать в связи с этим «старые обиды и недоразумения». О попрании канонов православия и Апостольских правил он даже не заикнулся.

Впрочем, «обиды и недоразумения» легко «забывались», ещё не будучи старыми. Забывались вместе с канонами, запрещающими служить и даже совместно молиться с еретиками. Так, ещё один соучредитель и первый управделами «УПЦ-КП» Иван Масендич в 1992 году в составе делегации украинских «священнослужителей» принял участие в соборном молебне униатской общины Мюнхена. «В знак особого почтения к греко-католикам» он даже попросил у их «архиепископа» послужить в его униатском омофоре и получил оный в дар.

Наиболее показательный случай улаживания «недоразумений» – «митрополит Львовский» Андрий Горак. В 1989 году его – тогда ещё канонического священника – доставили в больницу с сердечным приступом после того, как униаты захватили его храм прямо во время богослужения. А через пять с небольшим лет Горак, уже будучи филарэтовцем, служил вместе с коллегой из «УАПЦ» («архиепископом львовским» Пэтром Пэтрусём) в кафедральном римо-католическом соборе Львова латинскую мессу. В том же 1995 году Горак совершил вместе с католиками и в униатском «монастыре» праздничную службу в честь 400-летия Брестской унии.

А в 2003 году уже состоялся совместный молебен «на высшем уровне»: «патриарх» Денисенко и «патриарх» Гузар служили во Владимирском соборе Киева. После этого плотину будто прорвало. Экуменические совместные службы «УГКЦ», «УПЦ-КП» и «УАПЦ» (даже в честь кровавого гонителя православных XVII века Иосафата Кунцевича) стали повсеместными. И настолько обыденными, что Гузар предложил «задним числом» «пересмотреть канон, запрещающий католикам совершать евхаристию совместно с представителями некатолических церквей». Ватиканский синод, по его словам, воспринял это «спокойно и без особых эмоций». Осталось, мол, лишь подвести итоги в рамках «широкой дискуссии в среде Киевской церкви». Всё той же «Киевской церкви», о которой вещал «архиепископ УАПЦ» Исичэнко.

Итогом дискуссии стал, очевидно, ритуал совместного «освящения» служителями «УГКЦ», «УПЦ-МП» и «УАПЦ» экуменической часовни на месте предполагавшегося строительства «межконфессионального храма».

Следует признать, что и в УПЦ (МП) в последние годы правления прежнего её руководства (особенно после вышеупомянутого обращения о желательности «поместной церкви») стали переходить допустимые канонами границы общения с еретиками. И как в 1995 году для идентифицирующих себя православными приверженцев «УПЦ-КП» стало шоком участие их «патриарха» в церемонии поставления новоназначенного Киево-Вышгородского экзарха «УГКЦ» Любомыра Гузара, так в 2011 году православных потрясло участие викария Киевской митрополии епископа Илария в интронизации предстоятеля «УГКЦ» Шэвчука. В униатском «патриаршем» соборе (в том самом, против строительства которого в Киеве в предыдущее десятилетие выступала вся полнота православной церкви) владыка Иларий передал «владыке Святославу» поздравления от Предстоятеля УПЦ МП, произнеся и от себя поздравления новоизбранному руководителю украинских униатов.

В конце концов, исповедание «киевской традиции» окружением митрополита Владимира Сабодана привело епископа Илария и пресс-секретаря предстоятеля УПЦ (МП) Ковалэнко на майданное сборище нечестивых, где они поддержали клевету на православную церковь.

Тем большим контрастом звучит сегодняшний голос УПЦ (МП), предостерегающий о последствиях насилия над душой огромной части общества, смены её «генетического кода».

«Скажу откровенно, это самоубийство для государства. Ведь Церковь – это значительная часть народа», – напоминает митрополит Антоний. Напоминает, как мне кажется, о Социальной концепции УПЦ (МП), где о взаимоотношениях государства и церкви сказано: «Государственная власть тем самым перед лицом Вечной Правды выносит суд о себе самой и в конце концов предрекает свою судьбу».

И речь идёт не только о суде Небес, в который большинство украинских «можновладців» верит вряд ли. Многомиллионная церковь предупреждает, что «сохраняет лояльность государству» лишь до того предела, пока последнее не препятствует Ей исполнять Божественную заповедь «совершать дело спасения людей в любых условиях и при любых обстоятельствах».

В случае же невозможности «повиновения государственным законам и распоряжениям власти со стороны церковной Полноты» священноначалие может «обратиться к своим чадам с призывом к мирному гражданскому неповиновению».


ВИКТОР БОБЁР
Источник: "Фонд стратегической культуры"


 Тематики 
  1. Православие   (599)
  2. Украина   (489)