В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Религия

  << Пред   След >>

«Откуда взялся «православный ИГИЛ»

Медийная страшилка «православный ИГИЛ* терроризирует культуру», похоже, может стать одним из главных сюжетов либеральной пропаганды в новом политическом сезоне вплоть до выборов президента. Повод тому – многосерийное противостояние депутата Натальи Поклонской и режиссера Алексея Учителя вокруг фильма «Матильда», перешедшее от словесных перепалок и депутатских запросов к судебным искам и... поджогам.

Впрочем, последние пока выглядят странно, и их связь с Поклонской не установлена, однако в СМИ новости о них подаются под хэштегами #Матильда, #Поклонская, #Учитель – то ли для удобства, то ли от недостатка ума. Находятся и такие издания, которые увязывают эти события воедино под заголовками типа «Бойцы «Христианского государства». Жертвы православных экстремистов просят помощи у ФСБ».

Тем самым проводится прямое сравнение недовольных фильмом, по их мнению, порочащим память Николая II, с экстремистами и даже террористами, а любая гражданская активность православных выдается за фундаментализм фанатиков.

Между тем в России начинается показ фильма «Матильда» – первыми зрителями получасовой нарезки фильма стали жители Владивостока, 23 октября состоится премьера в Санкт-Петербурге, 24-го – в Москве, а с 26-го должен начаться прокат по территории России (правда, не всей, некоторые регионы уже отказались от фильма).

Чтобы не допустить разжигания вражды с любой стороны, необходимо прекратить религиозные и политические спекуляции и провокации вокруг этой картины. Но это не отменяет необходимости разговора о содержании конфликта: важно понять, почему он вообще возник и в чем его первоначальная причина.

Прежде всего стоит обратить внимание на то, что Наталья Поклонская при всей своей эмоциональности старается противодействовать показу фильма исключительно в правовом русле и пользуясь депутатскими полномочиями – сначала через запросы в прокуратуру, другие правоохранительные органы, затем в Счетную палату, а недавно она подала в Октябрьский райсуд Петербурга иск о защите чести и достоинства к творческо-производственному объединению «Рок» от имени гражданки Канады, некогда жены племянника Николая II, О. Н. Куликовской-Романовой.

Кроме того, Поклонская призвала Минкультуры принять меры к тому, чтобы фильм «Матильда» не вышел в прокат, а также поддержала призыв митрополита Владивостокского и Приморского Вениамина «горячей молитвой» отвратить от русской земли «всякую нечисть и божие наказание» в виде показа фрагмента фильма «Матильда».

Такие шаги могут вызывать недоумение или недовольство, но они не являются призывами к насилию.

Поклонская пытается всеми законными способами и силой убеждения – законом, словом и молитвой (пусть не всегда удачно и продуманно, порой и вовсе неловко, но искренне и горячо) – остановить то, что, по мнению ее и десятков тысяч верующих, является оскорбительным и недопустимым.

Да-да, слышу единственно сильный аргумент ее противников «не смотрела, но осуждает» – на него отвечу чуть позже.

Для начала следует признать, что действия Поклонской не имеют ничего общего с акциями насилия якобы «православных экстремистов», о чем она накануне открыто и заявила:

«Решительно осуждаю любое проявление насилия, тем более представляемое под видом экстремистской деятельности в религиозной сфере. Понимаю, что все это часть определенного плана, направленного на дестабилизацию общества, разобщение людей, дискредитацию православных верующих».

Авторами пресловутого письма-угрозы в адрес кинотеатров в случае показа фильма «Матильда» являются участники некоего полумифического движения «Христианское государство – Святая Русь». Если судить по фанатичным выступлениям его лидера Александра Калинина, то можно принять их за типичных сектантов, полоумных фанатиков, коих хватает в любой конфессии.

Но некоторые факты биографии второго представителя псевдохристианского движения Мирона Кравченко говорят о другом. Этот ныне «православный активист», как выяснили коллеги из издания «Псковская губерния», «в августе 2015 года принимал участие в Киеве в учредительной конференции по созданию «Антипутинского информационного фронта»... В 2004 году вступил в «Союз православных хоругвеносцев», а позднее стал казаком.

В 2011–2012 годах занимался организацией русского движения в Мурманске (на базе созданной им местной ячейки партии «Великая Россия»). Принимал активное участие в проведении первого в регионе «Русского Марша». Был координатором дискуссионной площадки «Русскій клубъ въ Украинiъ», координатором «Русского эмигрантского клуба».

В интернете еще остались фотографии «православного активиста» Мирона Кравченко с чубом на голове, выступающего на «антипутинском фронте», и вот он уже, обзаведясь бородкой, вещает о богоизбранном русском народе, совершая грубую подмену русской идеи агрессивным лживым мессианством наподобие бандеровщины. От этой фигуры за версту несет грязной политической манипуляцией, и Наталье Поклонской следовало бы обратить внимание прокуратуры именно на это.

Но уже и так понятно, что часть насильственных действий против фильма Учителя совершается не православными активистами, а типичными провокаторами, прикрывающимися православием. А значит, они направлены как раз против Церкви и для дискредитации тех православных, кто выступает против фильма.

Характерно, что адвокат режиссера Учителя Константин Добрынин преподносит каждый акт насилия – поджог киностудии «Лендок» и сожжение автомобилей – как заведомо связанный с Поклонской.

Так, фотографии сожженных возле офиса машин он сопровождает словами: «Пока Поклонская рассказывает всем о каких-то исках родственников святого царя и пытается запретить фильм, ее сторонники продолжают кидать коктейли Молотова и жечь», – хотя прекрасно понимает бездоказательность утверждения.

Другими словами, перед нами пример манипуляции со стороны тех, кто вроде бы выступает в роли жертв «православного террора». Несомненно, это не делает чести самому режиссеру фильма и заставляет задуматься о неоднозначности происходящего.

Впрочем, как минимум один акт насилия против показа картины совершен, похоже, искренно верующим человеком. Речь о Денисе Мурашове, который в Екатеринбурге на грузовике протаранил кинотеатр «Космос», где планировался показ «Матильды».

Несмотря на то, что его подозревают в психической ненормальности («синдром сверхценной идеи» – всем бы такое «расстройство»), мужчина на видео после задержания производит впечатление вменяемого, а из биографии известно, что он находился в мучительном духовном поиске, после чего стал православным, совершал паломничество по святым местам.

Этот пример вроде бы демонстрирует правдивость той самой страшилки «православного ИГИЛ», согласно которой фанатики под влиянием авторитетных религиозных лидеров совершают насилие против неугодных. Однако это совершенно не так по той простой причине, что ни один из представителей Церкви и авторитетных в православии фигур никогда нигде не призвал к насильственному противостоянию показу фильма или другого художественного произведения.

В то же время стоит признать, что подобный риск, когда особо ранимые верующие могут болезненно отреагировать на оскорбление своих религиозных чувств, существует и чреват последствиями. Однако ни Церковь, ни православная община никогда не признают это правильным и не призывают к ним, осуждают их.

Но это не означает, что православные не могут выражать своего мнения по поводу допустимости или недопустимости того или иного художественного произведения, особенно созданного за государственный счет. Более того, православные должны это делать – громко и открыто. И Поклонская выступает одним из таких заметных голосов.

Да, в ее позиции существует заведомо большой минус, поскольку она выступает против фильма, который не видела. Однако – внимание! – с такой же позицией выступает и митрополит Волоколамский Иларион, которого не заподозришь в необдуманности слов и которому сам режиссер показал свой фильм одному из первых, чтобы заручиться авторитетной поддержкой.

Но православный иерарх, несмотря на хорошее отношение к режиссеру, не оказал ее, но назвал фильм «апофеозом пошлости», подробно пояснив, почему.

«Просто вам расскажу, с чего начинается фильм. Бегает по сцене Мариинского театра эта балерина, у нее срывается лифчик, и появляется обнаженная грудь, и вот она с этой грудью бегает. Наследник сидит в царской ложе и сразу же возбужденно привстает с кресла – вот с этой пошлости начинается, и вот так весь этот фильм продолжается».

Разве эти претензии отличаются от высказанных Поклонской, которая не посмотрела фильм?

А ведь мнение митрополита Илариона, который, кстати, сам не чужд искусству, пишет музыку и снимает фильмы, для православных имеет куда большее значение, чем рецензии самых авторитетных кинокритиков, которые, скорее всего, встанут горой за своего брата против «мракобесов», несмотря даже на качество фильма.

Глупо и неуважительно не считаться с мнением множества верующих людей. Это из той же серии, что и ущемление прав по национальному или расовому признаку.

Недаром лидеры таких республик, как Чечня и Дагестан, где очень чутко относятся к религиозным чувствам, так как ценят их значение и знают цену пренебрежения к ним, прохладно отнеслись к показу фильма «Матильда» в своих регионах. Будучи мусульманами, они уважили чувства православных и историю России больше, чем это делают авторы фильма.

И здесь мы наконец подошли к первопричине случившегося. А она заключается в очевидном промахе государства в лице Министерства культуры и лично Мединского.

Я неоднократно, в том числе и в публикациях в газете ВЗГЛЯД, выступал в поддержку министра, когда он подвергался откровенной травле со стороны либерального лагеря, а потому я думаю, что у меня есть не только моральное право, но и обязанность высказать в данном случае критические замечания.

Заказав в год столетия революции и трагической гибели последнего русского императора и всей царской семьи единственный фильм о Николае II и очевидно упустив то, по какому сценарию и в каком стиле он снимается, Минкультуры поставило всех перед тем фактом, что в память о таких трагических событиях Россия удостоится высокобюджетной картины о юношеской интрижке царя с балериной.

Будь это одна из трех–четырех киноподелок о царской семье, она не вызвала бы такой болезненной реакции – ну сняли и сняли, есть и такая сторона жизни Николая II. Не исключено, «Матильду» и вовсе бы не заметили.

Но поскольку это единственный фильм о последнем русском царе в год его расстрела, то это выглядит как плевок в тех, кто чтит его память и молится его иконам.

Произошло это к тому же на волне возрождения национального и религиозного самосознания русского народа. Еще пять–семь лет назад этого бы не заметили, проглотили, как проглатывали десятки фильмов, очерняющих или «ожелтяющих» российскую историю.

Но после Русской весны так поступать без ответной реакции все труднее – совсем не даром именно герой крымских событий Поклонская возглавила нынешнюю кампанию.

Владимир Мединский, находясь под огромным давлением либеральной оппозиции, к которой принадлежит большая часть творческой элиты, за годы руководства Министерством культуры совершил несколько важных шагов по национализации культурного пространства страны, но далек от ее завершения, так как вслед за каждым таким шагом делает реверанс в сторону рассерженной богемы.

Сформулировав и протолкнув новую государственную политику в области культуры, Владимир Ростиславович, к сожалению, сам не до конца последователен в соблюдении ее принципов, в которых прямо ставятся задачи противостояния переформатированию «духовно-ценностной матрице народа» и «оказание государственной поддержки только здоровому искусству, идентичному цивилизационному коду».

И в результате почему-то фильму «28 панфиловцев» перепадает немного государственных денег по остаточному принципу, да и то только после того, как его идею поддержали граждане из своего кармана. А в то же время подозреваемый в мошенничестве режиссер Серебренников получил от государства за два–три года около миллиарда рублей на модные в столичной тусовке постановки про моральных уродов.

Вслед за попыткой Министерства культуры выяснить у Константина Райкина эффективность трат государственных средств на театр «Сатирикон» последовало такое возмущение, что пришлось закрыть вопрос, несмотря на очевидное несоответствие его репертуара той самой стратегии по культурной политике. И таких примеров масса.

В современном искусстве по-прежнему правит бал безвкусица избранных творцов, не ограниченная никакими обязательствами перед государством и народом, и не удивительно, что это вызывает возмущение у тех, для кого нравственность и традиционные ценности не пустые слова.

Православные и Церковь вынуждены брать на себя такую роль, чтобы как-то ограничить эту вакханалию. Если государство не может окончательно изменить культурную политику в национальных интересах и в соответствии с уже принятой стратегией госполитики, то это будут делать те, кто обладает достаточной волей и убежденностью в правоте.

Да, среди них могут оказаться и горячие неофиты, готовые на резкие поступки (и в Церкви их, как правило, осуждают, хотя, если вдуматься, древнерусские православные, принявшие христианство, были теми же неофитами), да, в этом кроется риск конфликтов и провокаций.

Однако продолжение нынешней культурной политики, при которой выбрасываются миллиарды рублей на искажение истории и низкопробную развлекуху, несет гораздо больший риск для нравственного здоровья страны, чем честно выраженная позиция граждан в попытке призвать мастеров и чиновников от культуры к ответственности.


Эдуард Биров
Источник: "Взгляд"

* Организация, в отношении которой судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности"


 Тематики 
  1. Религия и общество   (647)