В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Религия

  << Пред   След >>

Церковь Украины под гнётом киевского режима

Заметки православного киевлянина

Недавно в Киеве, когда официальная Украина праздновала 24 августа День независимости, а американский министр обороны готовился принять военный парад этого самого независимого государства, произошло печальное и знаковое событие. В Софийском соборе, построенном в XI веке русским князем Ярославом Мудрым в честь победы над печенегами, в храме, на территории которого похоронены сам Ярослав, Владимир Мономах, священномученик Макарий и другие достойнейшие сыны Руси, состоялось мероприятие под названием «Молитва за Украину».

Пётр Порошенко (некогда прихожанин православного Ионинского монастыря в Киеве, а ныне покровитель раскольников из «киевского патриархата», «причащающийся» у грекокатоликов), спикер парламента Андрей Парубий (униат, открытый ненавистник православия и член нацистской партии), премьер Гройсман, мэр Кличко и другие начальники по-хозяйски вошли под своды тысячелетней святыни.

Там, построившись в два ряда, их ждали те, кого украинская пресса назвала «представителями различных конфессий». Здесь были мусульманин, иудей, лидер униатов Шевчук, расстрига и анафема Денисенко (он же «патриарх киевский Филарет»)… И среди них, смиренно глядя в пол, стоял 122-й митрополит Киевский, предстоятель Церкви Христовой на земле Украины Блаженнейший Онуфрий. Стоял он в храме, где уже очень давно не служится литургия, в храме, превращённом в музей и в площадку для идеологических мероприятий. Что чувствовал в эти минуты Блаженнейший Онуфрий? Единственный из присутствующих, имевший законное право отверзать в этом месте уста в молитве. Это знает только Бог.

Мы, православные христиане Украины, чувствовали в эту минуту боль, стыд и унижение. Потом, когда ряженый в белый куколь лже-Филарет стал первым изрекать свои дерзкие глаголы, к этим чувствам прибавилось отвращение. Вслед за анафемой Денисенко стал «молиться» униат Шевчук, который, завывая, просил у своего бога победы украинскому оружию. Затем что-то говорили и читали иудей, мусульманин, католик, протестант...

Блаженнейший Онуфрий не молился. Он лишь зачитал от имени Украинской православной церкви поздравление с государственным праздником. Однако мы понимали, что участие в подобном мероприятии (до переворота 2014 года представители церкви не являлись на такие сборища) говорит об одном – о беспрецедентном давлении на УПЦ и её предстоятеля.

А ведь митрополит Онуфрий – человек не из робких. В 1992 году он был одним из трёх представителей священноначалия на Украине, отказавшихся подписать письмо к Московскому патриарху с незаконным требованием автокефалии. Письмо заставлял подписать обезумевший лже-Филарет, тогда ещё законный митрополит. А ломать людей Денисенко умел всегда.

Мы также помним, как уже при власти нынешнего режима митрополит Онуфрий не встал в Верховной раде, когда вспоминали воинов АТО, тем самым давая понять, что церковь против братоубийственной войны на Украине, выгодной лишь киевской верхушке.

Более того. Прекрасно зная каноны Церкви, владыка Онуфрий помнил и 45-е Апостольское правило, которое неумолимо и страшно гласит: «Епископ, пресвитер или диакон, только молившийся с еретиками, да будет отлучён. Если же позволит им действовать как-либо, как служителям Церкви, то да будет извержен». И всё же Блаженнейший приехал в этот день в Софийский собор. Значит, имелись причины чрезвычайные…

Иногда от людей, живущих за пределами Украины, приходится слышать: «А может, вы там у себя преувеличиваете невыносимость положения Церкви?» Что ж, для сомневающихся и несведущих попытаемся обрисовать положение. И сделаем это с позиции рядового верующего. Ведь мы не посвящены в тайные политические хитросплетения, но и того, что мы видим, знаем, читаем, достаточно, чтобы испытывать острую тревогу о судьбе церкви на Украине.

Итак, чего добивается от нас киевская власть? На этот вопрос ещё в мае со всей определённостью ответили в администрации Порошенко: «Украинской православной церкви Московского патриархата на Украине в конечном счёте не будет». В этом их цель – чтобы нас не было.

И достигается эта цель тремя способами. Первый способ – поставить церковь вне закона принятием «уничтожающих» её актов. Второй способ – подмена, создание квазицеркви, куда уйдёт часть обманутых граждан Украины (судьба остальных власть не интересует). И наконец третий способ – давление на местные общины с помощью бандформирований, которые лживо именуются «активистами». Здесь, как правило, используются рейдерские захваты храмов, избиение верных Московского патриархата при полном попустительстве и даже поддержке местных властей.

Сначала – о новых антицерковных законах. Об этом написано немало, но я дважды участвовал в молитвенном стоянии у стен Верховной рады и хорошо помню то ощущение опасности, которое мы, десятки тысяч верующих, испытывали буквально физически. Тогда рассмотрение уничтожающих законов отложили (депутаты торопились в отпуск), но в любую минуту, несмотря на то что петиция за непринятие подобных законов собрала 300 тысяч (!) подписей, акты уничтожения могут быть превращены в законы. И Блаженнейший Онуфрий, и вся церковь Украины живут под этой угрозой. А крупнейшие средства массовой информации – телеканалы «1+1», «5-й канал», телеканал ZIK, газеты “Украинская правда», «Левый берег», «Зеркало недели» и прочие – постоянно к принятию этих законов призывают и подталкивают. Епископат Украины непрестанно шантажируют.

Коротко о сути заготовленных законопроектов.

Законопроект № 4128 – это будущий закон о «самоидентификации», или, точнее, закон о церковном рейдерстве. На деле он уже действует – на Западной Украине, Киевщине, Житомирщине. В храм канонической УПЦ приходит толпа правосеков или других нацистов, которые и перекреститься толком не умеют. Сейчас они просто нагло требуют передать храм раскольникам, а в случае принятия закона эта толпа может «самоидентифицироваться» с «киевским патриархатом», и храм, построенный без их участия, передадут раскольникам Денисенко («Филарета») уже «по закону», «решением собрания». Священство же УПЦ и верующие будут выгнаны из собственного храма.

Законопроект № 4511 разрешает украинскому государству (министерству культуры!) назначать священников и епископов в религиозных организациях, «чьи управляющие органы расположены за пределами Украины». Это вызывающе антицерковный закон. Кого украинские чиновники станут назначать, тоже понятно. Во главе епархий и приходов будут назначены лица, подтвердившие свою «антимосковскую» ориентацию. И долгожданный для нацистов разрыв с Московской патриархией (потеря каноничности) станет фактом нашей жизни.

Наконец законопроект 5309. «О свободе совести и религиозных организациях». Он направлен всецело против Украинской православной церкви Московского патриархата. Предполагается законодательно обязать церковь как «организацию с центром в государстве, осуществляющем военную агрессию против Украины», изменить своё название: из Украинской православной церкви переименоваться в «Русскую православную церковь в Украине». К чему приведёт подобное переименование в атмосфере всеобщей антироссийской истерии, догадаться нетрудно. Посещение храмов «церкви агрессора» станет поводом для «законных» преследований. Этот же третий законопроект предписывает запретить священнослужителям УПЦ окормлять военнослужащих (что уже делается и сегодня, о чём ниже).

План создания квазицеркви вместо канонической УПЦ давно выведен на уровень государственной политики. Однако если слабовольный и недалёкий В. Ющенко лишь рассуждал о «единой поместной церкви украинской нации», то бандеровцы, ныне оседлавшие Украину, решили добиться «окончательного решения» церковного вопроса.

Вот пример «богословских изысканий» Петра Порошенко: "Владимир Великий 1029 лет назад принял судьбоносное решение – окрестить Русь-Украину. Он принял христианскую веру от Константинопольской церкви, которая для нас и поныне является церковью-матерью. Именно от неё мы ожидаем признания автокефалии украинской церкви – равной другим поместным православным церквям".

Даже если оставить в стороне вопиющую неконституционность вмешательства государства в дела церкви, безграмотность сей речи, произнесенной недавно у памятника Владимиру Святому, поражает. Не станем говорить, что никакой «Руси-Украины»» ни при Владимире, ни позднее не существовало в природе. Гораздо больше беспокоит другое: очередное именование Матерью-Церковью Константинопольского патриархата, хотя с XV века кирихиальной церковью для Киевской митрополии является Русская церковь – с полного согласия Константинополя.

И в то же время абсолютно дикое, невообразимое слияние раскольников лже-Филарета, грекокатоликов (униатов), УАПЦ (самосвятов) и возможных отступников из церкви в «едыну помисну церкву» есть предмет постоянных усилий киевской власти. Только за последнее время в стамбульской резиденции патриарха Варфоломея, кроме Порошенко с супругой, побывали: бывший украинский премьер Арсений Яценюк, спикер украинского парламента Андрей Парубий, премьер-министр Владимир Гройсман. И все они благодарили «за огромную помощь, которую украинский народ получает от патриарха Варфоломея – постоянную заботу, постоянную молитву об Украине, о её процветании, о мире на украинской земле, за постоянную помощь, которую мать-Церковь предоставляет Украине».

Такое же выклянчивание автокефалии содержится и в знаменитом «Обращении Верховной рады к патриарху Константинополя» (знаменитом не только своей абсурдностью, но и составом авторов – это сплошь ненавидящие православие униаты, сектанты, протестанты). Тут тезис прост: паны желают иметь в своей независимой державе независимую церковь – независимую от Москвы.

И у этого панского пожелания есть варианты осуществления. Либо зависимый от Государственного департамента США Варфоломей предоставит украинской «церковной солянке» незаконную автокефалию, либо даст украинцам автономию внутри Константинопольской патриархии. Оба варианта Парубиев устраивают. Лишь бы подальше от России.

Есть, правда, нюансы, удручающие нацистов-«богословов». В послании украинским журналистам патриарх Варфоломей пишет: «Мы шлем благословение и выражаем беспокойство о каждом украинце, без всякого исключения. Мы молимся о единстве украинского народа. Мы молимся за мир в Украине. Наша надежда состоит в том, чтобы братоубийственная война прекратилась». Ни слова о «российской агрессии», «внешней оккупации». Война, на которой наживаются Порошенко и ему подобные, – братоубийственная.

Налицо явная «зрада». И хотя политика Варфоломея по отношению к Украине остаётся двусмысленной (он активный сторонник «диалога с католиками»; канадец-диаспорянин архиепископ Иов [Геча] принимается президентом Украины; Варфоломею, демонстрирующему готовность объединиться с еретиками-латинянами, принадлежат лукавые и страшные слова: «Если мы придём к согласию с Католической Церковью в том, что касается значения термина «первенство», каким оно было в первом тысячелетии, то Вселенскому Патриарху не составит труда признать первенство Римской кафедры и занять второе место – то, какое он занимал до раскола» – всё же обитатель Фанара опасается отвечать прямо на разбойные обращения к нему светских властей Украины через голову законного предстоятеля – патриарха Русской церкви.

Неканоничность требуемой украинской автокефалии очевидна для Варфоломея, и он боится остаться в изоляции. Ни одна поместная православная церковь такой автокефалии не признает. Об этом недавно напомнил архиепископ Вроцлавский и Щецинский Георгий. Отвечая на вопрос об инициативе создания на Украине одной поместной Христовой Церкви «на базе украинских «традиционных» церквей (УПЦ КП, УАПЦ и УГКЦ)», с центром в Киеве и в сопричастии с Римским Апостольским престолом, владыка Георгий сказал: «Это настоящая ересь. Базисом для создания Единой Православной Поместной Церкви не могут быть национальные ценности. Базисом для создания Поместной Церкви является канонический статус. Этот статус подтверждает признание Её другими Православными Церквями. Такую каноничность выражает только Украинская Православная Церковь, Предстоятелем которой, является Блаженнейший Митрополит Онуфрий».

Однако украинским местечковым реформаторам Церкви хоть кол на голове теши. 4 августа, едва выйдя из отпуска, униат Парубий созвал совещание по созданию «Единой Поместной Церкви». В совещании участвовали: Иван Крулько и Ярослав Маркевич – народные депутаты, одни из инициаторов скандального законопроекта № 5309; Николай Княжицкий – глава парламентского комитета по вопросам культуры и духовности, одобрившего антицерковные законопроекты; Александр Ткаченко – гендиректор телеканала «1+1», известного своими сюжетами против УПЦ, а также глава департамента по делам религий Минкульта Андрей Юраш и религиовед Александр Саган. Компания – пробы негде ставить. Совет нечестивых. И успокоить их можно только одним способом – вбить осиновый кол в гнездо нынешней украинской безбожной власти.

Что же касается медоточивых слов из Константинополя о «диалоге с католиками» и «смиренной» готовности Варфоломея быть вторым по чести (скорее, по бесчестью), то здесь кроется, быть может, главнейшая опасность: в один страшный для Церкви день, в результате череды «переподчинений», мы вместе с Варфоломеем и незаконной украинской «матерью» можем оказаться под эгидой Рима. И с православием на Украине будет покончено.

И теперь о третьем способе уничтожения Церкви – о поджогах храмов, захватах церквей, избиениях и притеснениях православных мирян.

Родной мне киевский храм, где я состою прихожанином почти двадцать лет, прошлой зимой был подожжён неизвестными. Всего в Киеве поджигали более десятка храмов. А последний поджог произошёл 26 августа 2017 года в Николаеве. Там ночью, на территории Богоявленского прихода, нацисты «Азова» подожгли стройматериалы для будущего храма.

Всего на сегодня захвачено при попустительстве властей около 50 наших церквей, которые переданы раскольникам или униатам. Число избитых, изгоняемых и притесняемых статистика не учитывает.

Бандиты из «киевского патриархата ещё в сентябре 2014-го захватили Кресто-Воздвиженский храм в селе Угринов Гороховского района Волынской области. Тогда священник протоиерей Ростислав Сапожник стал служить в церковном доме вместе со своей женой-регентом, но рейдеры объявили своим и церковный дом, где батюшка живёт с женой и детьми и там же прописан. Захватчики храма требовали от батюшки плату за аренду церковного дома, начали терроризировать священника. Затем раскольники приватизировали дом и стали требовать выселения семьи отца Ростислава. Его просьбу об отмене решения о его выселении украинский Верховный суд не принял к рассмотрению. Сейчас священник с семьёй живут под постоянным давлением. Ему угрожают срезать замки и насильно выселить его.

В Черкассах буквально в эти дни в воинской части закрывают храм УПЦ МП. Община Украинской православной церкви должна в течение 30 дней освободить помещение храма мученика Иоанна Воина, расположенного на территории воинской части Черкасс. Как рассказал настоятель храма протоиерей Александр Смык, указание о закрытии храма принято под давлением других конфессий (известно каких), которые пытаются «навязать свои религиозные услуги».

И это не первая попытка лишить возможности священников канонической Церкви окормлять украинских военнослужащих. Ранее был закрыт храм УПЦ при Житомирском военном институте имени С.П. Королёва (снова предлог надуманный – инвентаризация). Попытались закрыть храм УПЦ в Киевском военном лицее имени Богуна. И хотя храм отстояли, руководство лицея предпочитает направлять будущих офицеров в храм «киевского патриархата», также расположенный на территории учебного заведения.

А в Ровно председатель местной ОГА А. Муляренко «вдруг» стал требовать от общины УПЦ поочерёдных богослужений с раскольниками-филаретовцами, хотя это категорически запрещено канонами под угрозой отлучения. В Ровно через суд удалось отменить незаконное решение. А вот на Киевщине, в Переяславе-Хмельницком не удалось. Община Свято-Николаевского храма в селе Дивички Переяслав-Хмельницкого района Киевской области отслужила свою последнюю литургию в построенной собственными руками 15 лет назад церкви. Ключи от храма прихожане были вынуждены отдать командиру воинской части № А3085, на территории которой находится церковь. Здесь настоятелю храма протоиерею Леониду Смаглюку, прослужившему в части почти 20 лет, командование заявило: «Московского патриархата тут не будет!»

Я всё думаю: а как относятся к перечисляемым мною фактам в Московской патриархии?

Уничтожение православия на земле Украины – одна из главных целей киевской власти. Одно из последних свидетельств – недавнее решение министра внутренних дел А. Авакова, запретившего привлекать священников УПЦ МП к капелланской службе в Национальной гвардии. В приказе Авакова говорится: «Не допускаются священники, духовные центры которых находятся на территории страны-агрессора». Так что не нужен Украине и закон – беспредел по отношению к Церкви уже цветёт буйным цветом.

И что делать православным верующим Украины, чтобы сохранить Церковь? Как не переступить черту, за которой уступка станет худшей из измен? В среде верных идут споры. «Зачем уступать? – говорят противники компромиссов. – Почему бы не отлучить Порошенко от церкви (давно заслужил)? Почему награждается на своё сорокалетие одиозный митрополит Александр (Драбинко) – открытый сторонник разрыва с Московским патриархом?
Почему благословляются участники так называемой АТО?» Или как терпеть ползущую украинизацию церкви? Например, митрополит Запорожский Лука стал предлагать ввести особый день памяти «украинских святых», отделённых от русских святых. Что это, если не этнофилетизм, осуждённый как ересь ещё на Константинопольском соборе 1872 года? Не превратимся ли мы в подпевал украинским властям, как организация расстриги Денисенко?

Эти не праздные вопросы. От себя скажу то, что обычно говорю всем обличающим «уступки» священноначалия. Братья, я верю Блаженнейшему Онуфрию. Мы не знаем, не можем знать, через какие испытания он сейчас проходит. Надо верить, что Христос, даровавший нам такого предстоятеля, ведает о его трудностях и по нашим молитвам не оставит его Своей помощью.

А гонения на УПЦ – до тех пор, пока в Киеве орудует нынешняя клика, – не прекратятся. Сатанинский, бандеровский дух киевского режима несовместим с православной верой. Наша Церковь ненавистна этому режиму.

Украинская православная церковь Московского патриархата на сегодня – единственное установление на Украине, сохраняющее связь не только с Русской церковью (РПЦ), но и с Россией, свидетельствуя самим фактом своего существования о едином народе, вышедшем некогда из днепровской купели. И упоминание об этом историческом единстве ныне на Украине наказуемо.

Причина гонений и в том, что УПЦ последовательно выступает за установление мира на Востоке Украины, прекращение так называемой АТО и не поддерживает пропагандистское клише «российско-украинская война». Устами своего предстоятеля митрополита Онуфрия Церковь Украины подчёркивает, что по обе стороны разделения на Востоке живут и страдают её чада, а потому война – несомненное зло. Украинская же власть жиреет на этой войне. И всякий, кто становится на её пути, может быть уничтожен.

Наконец, верующие Украины не принимают насаждаемых в их среде «европейских ценностей», для чего, собственно, и поставлен Западом нынешний киевский режим. Ибо пресловутые «европейские ценности» – это другое название культа потребительства, имморализма, уничтожения столпов традиционного человеческого общежития. И православно верующие (их нельзя купить, многие из них не боятся смерти) обречены на гонения, пока жив на Украине этот режим, в котором правят бал униаты, атеисты, сайентологи, протестанты.

Наша надежда – на помощь Бога, Московского патриарха и России, частью которой мы никогда не переставали себя сознавать.


ИЛЬЯ РОМАШИН
Источник: "Фонд стратегической культуры "


 Тематики 
  1. Религия и государство   (475)
  2. Православие   (606)