В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Религия

  << Пред   След >>

Глобалисты, ревнители, и искусство войны

Как сообщают украинские СМИ, в Банченском монастыре в Черновицкой епархии запланирован «альтернативный» «Всеправославный собор», который собирается анафематствовать Патриарха Варфоломея. Соберется на нем «Международная коалиция противников экуменизма и глобализма», люди, известные резкими обвинениями в адрес православного священноначалия. Это ставит ряд вопросов, и прежде всего — а действительно ли «коалиция» противится глобалистским антихристианским силам — или она им помогает. Так бывает, что люди, заявляющие себя яростными противниками каких-то сил, в итоге оказываются их слугами. Не потому, что они этого сознательно хотят — нет, никоим образом. Но потому, что силы, о которых идет речь, достаточно умны, опытны и изощренны, чтобы использовать неумеренных ревнителей в своих целях.

В трактате древнекитайского полководца Сунь Цзы «Искусство войны» много говорится об искусстве вводить противника в заблуждение, чтобы побудить его к действиям, пагубным для него самого. С тех пор искусство использовать людей против них самих достигло большой изощренности. Один из недавних, не остывших еще примеров — киевский Майдан, на котором люди, выступавшие против олигархов, сильно укрепили их хватку над страной, пламенные патриоты, исполненные духа самой яростной независимости, отдали страну под внешнее управление, ревностные христиане с Библиями наперевес проложили путь гей-парадам.

Один из уроков Майдана — люди могут исповедовать любые взгляды. Это не имеет абсолютно никакого значения. Идеологически между каким-нибудь сенатором Маккейном и «Правым сектором» нет ничего общего. Как нет ничего идеологически общего между тем же Маккейном и его подопечными исламистами на Ближнем Востоке. Глобалисты, националисты или исламисты провозглашают совершенно несовместимые между собой убеждения — но это никогда не мешало первым использовать в своих целях вторых и третьих. Глобалисты вообще могут использовать людей любых взглядов — в том числе самых суровых православных фундаменталистов и ревнителей. Глобалисты превосходно используют в своих целях людей, которые демонстративно ненавидят глобалистов.

Для глобалистской политической элиты вообще не имеют никакого значения убеждения людей, которых она употребляет в своих целях. Религии или идеологии играют чисто инструментальный характер. Ничего нового тут нет. В политической (и военной) деятельности есть, по крайней мере, два слоя. Один — открытый, пропагандистский. Пропаганда, предназначенная для рядовых, нужна, чтобы побудить людей действовать так, как нужно заказчикам. Пропаганда апеллирует к ценностям — желательно вечным. Таким, ради которых люди могли бы прилагать героические усилия, умирать и убивать. Сами заказчики, разумеется, в эту пропаганду ни минуты не верят. Заказчики исходят из интересов. Они спокойные, безпафосные, рациональные люди, которые решают свои задачи. Они, конечно, могут и сами произносить пафосные речи — но это часть очень холодной стратегии по достижению своих целей.

Обман и манипуляция являются общепринятыми в политике, и, особенно, на войне, приемами. Это не аномалия, это, увы, норма в этом падшем мире. Искусство войны — и, шире, — искусство конфронтации, которая может включать или не включать в себя собственно военные действия — это искусство обмана. Политики и военные, от решений которых зависит жизнь или смерть множества их сограждан, подчиненных, или союзников, как и будущее их держав, без колебаний прибегают к действиям, которые в другом контексте были бы сочтены вопиюще аморальными. В той же книге «Искусство войны», которая преподается во всех военных академиях мира, говорится о том, что, поскольку военные действия есть дело чудовищно дорогое и разрушительное, прибегать к искусному обману не только справедливо, но и необходимо. Сунь-Цзы, например, пишет о «мертвых шпионах» — людях, которым были переданы, как они искренне полагают, секретные сведения, и которые должны попасться в руки врага – чтобы выдать их под пытками. Ни враг, ни сами «мертвые шпионы» не должны знать, что эти сведения — искусно составленная дезинформация, которая должна спровоцировать врага на глупые и пагубные действия. Если бы мы попробовали спросить у Сунь Цзы, не является ли чудовищным делом обмануть и предать на пытки и смерть собственных подчиненных, он бы, очевидно, ответил, что этим он спасает от смерти гораздо большее число своих солдат.

Обман (противника, собственных подчиненных, союзников, третьих лиц) — обычная часть стратегии, как ее обычной частью являются и провокации, которые должны побудить людей действовать себе во вред — и в интересах провокаторов.

Со времен Сунь-Цзы если что изменилось, то в сторону гораздо большей изощренности технологии провокаций и обмана. Находить во вражеском стане людей, которых можно использовать — очень важная (по мнению Сунь-Цзы — самая важная) часть борьбы. На этих людей можно воздействовать по-разному — кто-то остро нуждается в деньгах, кто-то распущен, кто-то испытывает острую обиду на своих из-за того, что его задели или недооценили, кто-то считает своим долгом добиться каких-то своих целей, в чем ему можно пообещать помощь, кто-то просто тщеславен и ведется на грубую лесть. Разумеется, никто не говорит этим людям, что их используют — обычно это делается «втемную».

Причем использовать втемную можно как отдельных лиц, так значительные массы людей.

Майдан, еще раз, явился ярким примером того, как люди были использованы ради достижения целей, за которые они бы вовсе не стали выступать, если бы перед ними честно их поставили. Причем иногда люди могут, глубоко задумавшись и проанализировав ситуацию, догадаться, что их чрезвычайно холодно и цинично используют. Но глупость, гордыня, увлеченность общим потоком, желание быть со «своими», нежелание признавать свои ошибки — все это очень эффективно подавляет критическое мышление. Потом, когда люди уже страдают от последствий своей нерассудительности, добавляется еще один фактор — обманутым людям очень сложно поверить, что они обманулись, причем, чем больше жертв они принесли на алтарь обмана, тем труднее. Страдания, обычно, приводят не к тому, что люди образумливаются, а к тому, что еще крепче держатся за свой выбор — им мучительно признать, что их страдания и жертвы были напрасны. На этом психологическом механизме работают, например, тоталитарные культы. Людям всегда очень трудно поставить вопрос «не обманут ли я?» — и чем дальше, тем труднее.

Почему об этом важно напомнить?

Церковь, воинствуя ради спасения душ, не прибегает и не может прибегать к приемам, принятым в миру. Как говорит Апостол, оружия нашего воинствования не плотские. Но это не значит, что все многообразие приемов обмана и манипуляции не будет использоваться против нее. И использовалось, и используется, и будет использоваться.

Противникам Церкви — и на человеческом, и на духовном уровне — нет никакого дела до экуменизма или борьбы с ним. Зато их живо интересует, как можно было бы посеять смуту и расколы в Церкви, ослабить ее свидетельство, отторгнуть от нее всех, кого будет возможно. И если оказалось, что встать под флаг как бы неумеренной ревности и обвинять священноначалие в экуменизме — вполне работающее средство для достижения этой цели, то это средство непременно будет использовано.

И людям, которые восстают против священноначалия Церкви, просто необходимо задаться этим вопросом — «А не обманут ли я? Не используют ли меня люди, с которыми я бы не хотел иметь ничего общего?» Весь предыдущий опыт говорит о том, что можно сильно выступать против глобалистов — а в реальности оказаться их орудием.


Сергей Львович Худиев
Источник: "Радонеж "


 Тематики 
  1. Православие   (644)
  2. Экуменизм   (23)
  3. Религия как инструмент политики   (130)