В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Религия

  << Пред   След >>

О стремлении понравиться

В некоторых отношениях мы находимся на периферии мировых процессов, отстаем – и это хорошо, потому что мы можем оценить как выглядит запущенная форма болезни, которая к нам только подбирается. Как сообщают американские медиа, “Более 20 религиозных лидеров благословили новую клинику Planned Parenthood в Вашингтоне”. Речь идет об абортарии, Planned Parenthood – организация, производящая наибольшее число абортов в США и активно продвигающая аборты по всему миру. Эта организация недавно привлекла дополнительное внимание, когда вскрылось, что ее представители продавали части тел абортированных младенцев для научных исследований.

Разумеется, открытие абортария (да еще прямо напротив школы) вызвало протесты у местных жителей, и, особенно, верующих людей, и упомянутые “религиозные лидеры” явились провозгласить, что вот их религиозным убеждениям аборты никак не противоречат.

Эти лидеры собрались в круг для молитвы, которую вел реформистский раввин, после чего с речами выступили лидеры ряда христианских общин, абортмахеры, пациентка Planned Parenthood, раввин, индуистский жрец и имам, выступивший по скайпу. Вилли Паркер, человек знаменитый в среде сторонников абортов, сказал, что “Я был христианином задолго до того, как стал абортмахером. Женщин убеждают, что эта клиника – какое-то злое место, где нет Бога, проклинают женщин за то, что они принимают свои священные решения. Наш ответ на проклятие – это благословение”. После всех речей, индуистский жрец совершил обряд, который должен был привлечь в клинику “позитивные вибрации”.

Что же, в условиях религиозной свободы и разнообразия естественным образом складывается своего рода рынок, где запрос всегда находит предложение, и если на свете есть люди, которые хотели бы “благословить” абортарий, они найдут себе “служителей” которые на это согласятся.

Другое дело, что эти “служители” никоим образом не будут представлять те религиозные традиции, от имени которых они выступают. Христианство, как и ортодоксальный иудаизм, выступает против абортов. Дело даже не в религиозных традициях как таковых – дело в том, что этический принцип «не следует лишать жизни невинное человеческое существо» настолько самоочевиден, что не требует какой-либо веры вообще. Как не требует веры и признание того, что дитя в утробе матери является, во-первых, человеческим существом, во-вторых, невинным – оно совершенно точно не совершает вооруженной агрессии, которую можно было бы отражать силой, и не является тяжким злодеем, подлежащим казни по закону. Среди противников абортов бывают и вовсе нерелигиозные люди – которые просто признают эту очевидность.

Христианство, с самого начала своего существования выступая против распространенной у язычников практики абортов и инфантицида, не возвещало, в этом отношении, какое-то новое и неслыханное откровение. Еще в клятве, составленной язычником Гиппократом говорится «я не дам женщине абортивного пессария». Религиозные деятели, которые пришли поддержать абортарий, являются отступниками не только от своих религиозных традиций – это уж само собой – но и от естественного нравственного закона, очевидного всем людям, хотя многие люди и пытаются его отвергать.

Уникальность христианства тут не в отношении к абортам, а в том, что оно возвещало (и возвещает) прощение и новую жизнь, которую люди согрешившие – этим или другими грехами – могут принять покаянием и верой.

Было бы неверно, поэтому, видеть противостояние сторонников права на жизнь и сторонников абортов как противостояние «консервативных религиозников» и людей светских, к которым примкнули религиозники либеральные. Принцип «нельзя лишать жизни невинных людей» не является специфически религиозным. Он является вполне общечеловеческим. Это, напротив, вера в то, что человека на ранних стадиях жизни можно вычеркнуть из людей по своему произволу и уничтожить, является специфической для определенной идеологии.

Идеологии, которая предлагает повязанность кровью – даже если человек не является мужем или сожителем, который принуждал женщину к аборту, или не сам никак не связан с абортной индустрией, от него требуется подать голос «за», расписаться в том, что он одобряет уничтожение невинных человеческих существ в промышленных масштабах.

Про-абортность – это опознавательный знак современного либерала, печать, полагаемая на чело и на правую руку, по замечанию консервативного американского публициста Мэтта Уолша, «аборт – это главное священнодействие церкви либерализма».

Одобрять же зло, как пишет Апостол (Рим.1:32) – хуже, чем его творить. Человек может совершать зло под давлением невыносимых обстоятельств – оно не перестает быть от этого злом, человек не перестает нуждаться в прощении, но тут выбор может быть не вполне добровольным. Другое дело, когда человек, совершенно добровольно поддерживает вопиющее и очевидное зло, не будучи принуждаем к этому ни другими людьми, ни обстоятельствами.

Но присмотримся к этому горестному явлению внимательнее – каким образом люди, позиционирующие себя как христиане, оказались на службе у такой машины детоубийства, как Planned Parenthood?

Это закономерный результат определенного развития внутри ряда христианских общин – и прежде всего, либерального богословия. Если попробовать сформулировать его отличия от традиционного, то его можно выразить одним ключевым словом – “современный”. Либеральные авторы стремятся предложить веру, которая будет “значима в современном мире”, “понятна современному человеку”, “принята современным обществом”, “отражает современный опыт”. Из-за этого либеральные богословы склонны игнорировать, замалчивать, или прямо отрицать элементы христианской веры, которые вызывают у “современного общества” неприятие. Какое-то время назад это была вера в сверхъестественное – и такая участь постигала все упоминания о чудесах, вплоть до самого Воскресения Господа. В наши дни “общество” раздражает несколько другое – христианская этика в области пола и исключительность Иисуса Христа как Господа, Бога и Спасителя – и либеральные христиане предлагают разбавленную до полного отсутствия веру, которая не воспрещает совершенно ничего и не видит большой разницы между молебном и индуистской пуджей.

На такую “нераздражающую веру” есть определенный запрос – причем запрос, который, в некоторых случаях, может быть поддержан и финансово. Традиционное христианство свидетельствует о грехе и возвещает спасение в Иисусе Христе; кто-то отзывается на это возвещение покаянием и верой, кто-то реагирует с неприятием. Это верно для “современных людей” так же, как для людей во времена Господа Иисуса. Мы точно не понравимся всем “современным людям” – как Апостолы не понравились многим своим современникам. У нас нет такой миссии – нравиться. Наша миссия – свидетельствовать об истине.

Стремление же понравиться в итоге приводит туда, куда оно привело несчастных “религиозных лидеров”, благословляющих абортарий.


Сергей Львович Худиев
Источник: "Радонеж"


 Тематики 
  1. Религия и общество   (647)