В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Религия

  << Пред   След >>

Трансгуманистическая перспектива: краткий обзор

Сегодня не только в философии науки, но и в общественно-политической жизни всё увереннее заявляет о себе мировоззрение трансгуманизма. Данная философская концепция ставит своей целью освобождение человека от присущих ему биологических ограничений. Современный научно-технический прогресс с его возможностью переформатирования человека вплотную приблизился к этому. Однако возникает вопрос: не обернутся ли идеи трансгуманизма откровенной дегуманизацией жизни? Данная проблема находит комплексное рассмотрение в публикуемой статье кандидата философских наук, председателя Отдела религиозного образования и катехизации Выборгской епархии, настоятеля Свято-Ильинского храма г. Выборга протоиерея Игоря Викторовича Аксёнова.

Сегодня не только в философии науки, но и в общественно-политической жизни всё увереннее заявляет о себе новое и одновременно старое, как этот мир, мировоззрение трансгуманизма.

Трансгуманизм («гуманизм» происходит от латинского «homo» — «человек», а приставка «trans» переводится с лат. как «через», «за»), как постгуманистическое видение будущего человека, – это одновременно и философская концепция, и международное движение, целью которого, по точному слову Френсиса Фукуямы, является «освобождение рода человеческого от присущих ему биологических ограничений»[1]. Конечной целью трансгуманизма является достижение бессмертия.

«Трансгуманизм» является продуктом секулярного гуманизма и Просвещения и утверждает не только возможность, но и целесообразность улучшения природы человека уже в ближайшем будущем в результате применения последних достижений научно-технического прогресса. По сути, он утверждает необходимость сознательной, научно-контролируемой эволюции человека как биологического вида с ближайшими целями: увеличить продолжительность здоровой жизни человека, расширить наши интеллектуальные и физические способности и предоставить нам всё возрастающий контроль над нашими собственными психическими состояниями. Для этого предлагается биоинженерия человека с использованием последних достижений в биомедицинских технологиях, генетике, нейронауке, нанотехнологиях, компьютерных технологиях и создании искусственного генома человека.

В определенной комбинации вышеупомянутой биоинженерии человека трансгуманистам видится новый век, в котором люди будут освобождены от того, что христианская антропология называет следствиями первородного греха, — страстности, тленности и смертности человеческой природы, — и что является причиной физических и психических заболеваний, старения и скоротечности человеческой жизни. В трансгуманистической перспективе её адептам видится не только возможность контролировать душевно-эмоциональные состояния и продолжительность своей жизни, но и произвольно выбирать свою «природу» и «природу» своих детей.

На первый взгляд всё это похоже на фантастику, но известный американский футуролог Фрэнсис Фукуяма называет такое трансгуманистическое видение будущего «самой опасной идеей в мире»[2]. Если темп научно-технологических преобразований в нашей жизни сохранится или, тем более, ускорится, то очень скоро мы можем оказаться био-нано-технологически изменённым видом в заметно изменённой биосфере нашей планеты и её ближайшего окружения. Идея неизменной человеческой природы, человеческой сущности, из которой мы получаем представления о человеческих достоинствах и о важнейших правах человека, будет больше неприменима в этом «дивном новом мире» свободной рыночной эволюции.

Достижения в области генной инженерии в ближайшей перспективе обещают людям не только возможность перепроектировать себя, но также и проектировать будущие поколения, и, тем самым, выйти из-под биологических ограничений собственной природы, и обрести над ней практически полный контроль. Таким образом, перед человечеством открывается соблазн достижения постчеловеческого псевдорайского состояния без Бога и тех духовно-нравственных ограничений, которые обусловлены Его образом, лежащим в фундаменте духовно-телесной природы человека. Но одновременно это обнажает и древний богоборческий дух, который лежит в основании трансгуманистического мировоззрения и который возбуждает в своих адептах жалкое стремление к перманентной реконструкции собственных «кожаных риз». По сути, трансгуманизм есть не что иное, как жалкая диавольская пародия на обожение, отрытое для человека в Богочеловеке Иисусе Христе.

* * *

Термин трансгуманизм был введен в 1957 Джулианом Хаксли (1887-1975), английским биологом, одним из создателей Синтетической теории эволюции, которая является синтезом генетики, дарвинизма и других научных дисциплин. Джулиан Сорелл Хаксли стоит у истоков создания Всемирного фонда дикой природы[3] и международной организации ЮНЕСКО[4], в которой был её первым генеральным директором[5]. Джулиан Хаксли является внуком известного учёного-дарвиниста Томаса Генри Хаксли, его родным братом был писатель Олдос Хаксли, а единокровным братом — нобелевский лауреат Эндрю Хаксли. Его дед Томас Хаксли за яркие полемические выступления в защиту эволюционной теории Чарльза Дарвина получил прозвище «Бульдог Дарвина», а для описания своего отношения к религии он ввёл термин «агностицизм». Олдос Хаксли был гуманистом, пацифистом и писателем, который семь раз номинировался на Нобелевскую премию. Он является автором известного романа-антиутопии «О дивный новый мир». Эндрю Хаксли стал лауреатом Нобелевской премии в области физиологии и медицины в 1963 году.

Джулиан Хаксли активно выступал за распространение гуманистических ценностей, был членом многих гуманистических организаций, в том числе членом Международного гуманистического и этического союза. Вместе с Альбертом Эйнштейном и Томасом Манном входил в руководство Первого гуманистического общества Нью-Йорка. Джулиан Хаксли выступал сторонником такого общества, которое придёт к полной реализации человеческого потенциала и заменит собой общество благоденствия. Для Хаксли трансгуманизм был другим названием его «эволюционного гуманизма», а именно, преднамеренного усилия человечества «преодолеть себя — не только спорадически… но в целом, как человечество… Человек, остающийся человеком, но превзошедший сам себя, благодаря осознанию новых возможностей своей человеческой природы»[6].

Хаксли рассматривает трансгуманизм как «ключевое понятие» с совершенно новой интеллектуальной структурой, как «новую идеологию», или «новую систему идей, соответствующих новому положению человека»[7]. Он считал трансгуманизм «новой позицией ума», к которой обратится человечество в состоянии кризиса, используя научное знание для того, чтобы построить лучший мир. Хаксли полагал, что «человеческий вид окажется на пороге нового существования, столь же отличающегося от нашего, как наше отличается от синантропа. Он будет осознанно осуществлять свою реальную судьбу»[8].

Нельзя не заметить, что трансгуманистическое видение мира весьма созвучно идеям Фридриха Ницше, который ещё в конце XIX века провозгласил «смерть Бога». А если «Бог умер», то кто может и должен занять его место? Только человекобог, точнее – сверхчеловек.

Ницше предлагает новую форму богоборчества. Обычное противопоставление Бога и человека заменяется, после провозглашённой «смерти Бога», антитезой «сверхчеловек – человек». Человек – это то, что должно быть преодолено[9]. Поэтому «смерть Бога» означает и «смерть человека», который преодолевается в сверхчеловека.

«Ни у кого, как у Ницше, — пишет исследователь его творчества Т. А. Кузьмина, — не выражено столько презрения и отвращения к человеку. Современные люди, по Ницше, поистине безобразны... Никакой любви к нему, никакого сочувствия к его немощи, никакого оправдания ошибок... Девиз Ницше – не улучшать человека, а именно преодолеть, превзойти»[10].

Таким образом, наивысшая цель человека после «смерти Бога» – это создание сверхчеловека. Только со «смертью Бога», как думает Ницше, человек впервые становится автором своих действий и может практиковать «божественный образ мыслей»[11]; только со «смертью Бога» возможно истинное величие человека[12].

«Перед нами ни больше, ни меньше как мироустроительные, а вернее даже сказать, миросозидательные претензии, заявленные человеком, оставшимся после «смерти Бога» единственным деятелем»[13].

Но со «смертью Бога» человек становится на почву иной реальности, логика которой приводит к ряду принципиально важных отказов от абсолютных онтологических оснований человеческой культуры. Прежде всего, это отказ от различения добра и зла, от понятия греха и от христианской морали в принципе. А главное, это отказ от заданного Богом как нравственной цели бытия человека – уподобления его Богу, т.е. богоподобия человека. На месте Бога теперь «сверхчеловек», причём «сверхчеловек» — это то, что создаётся, а человек – то, что преодолевается.

При этом, как справедливо замечает один из исследователей творчества Ф. Ницше, в стороне остаётся вопрос, «а почему, собственно, нужно что-то менять и в человеке и в его жизни, откуда вообще это стремление к лучшему (не говоря уже об императивности такого стремления, когда стремление к совершенству вменяется как долг и идеал), откуда, наконец (а этот вопрос можно ставить только после ответа на предыдущие), мы берём сам масштаб оценки, по какому критерию оцениваем наше стремление к лучшему?

И неслучайно, что все эти вопросы, законные и осмысленные в рамках теизма (от различий в последнем в данном случае можно отвлечься), в секулярной мысли мало-помалу повисают в воздухе (выступая по сути унаследованным от прошлого непрояснённым «пережитком»), а то и вовсе перестают вставать»[14].

Фридрих Ницше добавляет к идее социальной инженерии Карла Маркса метафизический лозунг преобразования самой природы человека. И, надо заметить, такая попытка преодолеть человека в человеке с целью получить «нового человека» уже предпринималась группой советских учёных в 1920-е годы, которые проводили практические опыты получения «новогибридного человека» путём скрещивания людей с антропоморфными обезьянами. В отчёте 1928 года, представленном в Совнарком председателю Комиссии по содействию работе Академии наук СССР т. Н. Горбунову, руководитель этих «исследований» профессор И. Иванов констатировал: «Только в самые последние годы наметилась возможность поставить наши опыты без особо значительных затрат и без опасений встретить запрет со стороны церкви. Серьёзным тормозом для постановки этой экспериментальной работы являлись также предрассудки религиозного и морального характера. В дореволюционной России было совершенно невозможно не только что-либо сделать, но и писать в этом направлении»[15].

К сожалению, история повторяется, и эти идеи, скомпрометировавшие себя в прошлом веке, на новом витке научно-технического прогресса снова выступают соблазном для секулярного мира.

* * *

Близкие к трансгуманизму взгляды разделяли и развивали русские космисты, такие как Николай Фёдорович Фёдоров (1829–1903), который определил парадигму русского космизма: весь мир есть закономерно эволюционирующая система, и глубинный смысл христианства заключается в воскрешении предков. Но воскрешение осуществит Бог нашими же руками через применение передового научного знания. Миллионами воскрешённых предков Н. Ф. Фёдоров предлагал заселить космическое пространство и, таким образом, освоить его.

Другой космист, Александр Васильевич Сухово-Кобылин (1817–1903), разработал «Учение Всемира», согласно которому человечество проходит в своём развитии три стадии — теллурическую, солярную (когда происходит расселение землян в пределах солнечной системы) и сидеральную (проникновение человечества в дальний космос)[16].

Основоположник современной космонавтики, Константин Эдуардович Циолковский (1857–1935), предлагал заселить космическое пространство с помощью орбитальных станций и считал, что развитие жизни, рано или поздно, достигнет возможности преодолевать силу тяжести и расселяться по Вселенной.

Владимир Иванович Вернадский (1863–1945), которого также можно отнести к русским космистам, разработал учение о биосфере, – совокупности живого вещества Земли, проявляющего себя как единый живой организм, который постепенно эволюционирует к ноосфере (сфере разума), когда человечество овладеет силами природы и научится управлять самой эволюцией живых существ.

Иван Антонович Eфремов (1908–1972) – учёный и писатель-фантаст – рассматривал эволюцию жизни от примитивных форм к человеку разумному вместе с эволюцией общественной жизни от примитивных сообществ до создания «гуманистического коммунистического общества» и неизбежного выхода человечества в межзвёздный космос как единый процесс восхождения, подчиняющийся универсальным диалектическим законам.

Надо заметить, что идеи русского космизма развивались параллельно с русской революцией и со временем космизм вполне интегрировался в советскую философию, так что вполне можно говорить не только о русском космизме, но и о феномене «советского космизма», который с завершением советского периода русской истории был предан временному забвению.

Но с каждой волной научно-технического прогресса возникает и новый интерес к идеям преодоления биологических ограничений человеческой природы, достижении бессмертия и рая собственными силами, объединённых вавилонской мечтой «сверхчеловеков».

* * *

Несмотря на библейские допотопные корни, современный трансгуманизм предстал субъектом международной общественно-политической жизни в 1998 году, когда философы Ник Бостром и Девид Пирс основали общественную неправительственную организацию – Всемирную ассоциацию трансгуманистов (World Transhumanist Association, WTA). В России WTA представляет Российское трансгуманистическое движение (РТД).

Для координации усилий трансгуманистических партий во всём мире в 2014 году была создана наднациональная организация The Transhumanist Party (Global) или TPG, главной целью которой является поддержка национальных трансгуманистических партий по всей Европе[17] и в мире[18].

В 2011 года инициативной группой российских учёных во главе с президентом холдинга New Media Stars миллиардером Дмитрием Ицковым было создано Стратегическое общественное движение «Россия 2045» (англ.: Strategic social initiative «Russia 2045»). По состоянию на 28 сентября 2016 года на сайте движения зарегистрировалось 42328 человек[19] из России, США, Европы и др. Штаб-квартира движения расположена в Москве.

Число 2045 в названии движения означает год наступления технологической сингулярности – того гипотетического момента, после которого, по мнению сторонников данной концепции, технический прогресс станет настолько быстрым и сложным, что окажется недоступным пониманию[20].

Представители движения считают, что не позднее этого года искусственное тело не только значительно превзойдёт по своим функциональным возможностям существующее, но и достигнет совершенства формы и сможет выглядеть не хуже человеческого[21].

По словам его основателя, движение «Россия 2045» ставит «две главные, взаимообусловленные цели: запуск мегапроекта по разработке антропотехнологических преобразований человека и его социальной среды, включая сверх-задачу переноса сознания и личности на небиологический носитель, и одновременно – разработку социогуманитарных проблем этого процесса, в том числе вопросов духовного преобразования человека и формирования нового социального субъекта, нового типа общества»[22].

Свой оптимизм авторы этого проекта питают результатами конвергентного развития нано-, био-, информационных, когнитивных и социальных технологий, или НБИКС-технологий[23]. «Взаимооплодотворяя друг друга эти мегатехнологии открывают небывалые возможности, – пишет Дмитрий Ильич Ицков, – в том числе в развитии андроидной робототехники, в создании таких самоорганизующихся систем, которые способны воспроизводить на небиологических субстратах функции жизни и психики. Тем самым они позволяют решать основные задачи трансгуманистических преобразований, перевоплощения разума и личности»[24].

Научный совет «России 2045» наполнен академиками РАН, докторами и кандидатами наук, профессорами ВУЗов[25].

Недавно Стратегическое общественное движение «Россия 2045» основало политическую партию «Эволюция 2045». В Манифесте партии в частности говорится: «Конвергентное развитие новейших технологий открывает возможности создания таких самоорганизующихся систем, которые способны воспроизводить функции жизни и психики на небиологических субстратах. Это путь трансгуманистических преобразований, замены биологической эволюции эволюцией кибернетической. Если биологическая эволюция предполагает смерть как необходимый фактор обновления и развития, то для кибернетической эволюции смерть перестает быть неизбежной, ключевым фактором становится бессмертие личности, которая получит неограниченные возможности для познания, творчества, саморазвития, освоения космоса»[26].

Профессор Самарского государственного аэрокосмического университета им. академика С. П. Королёва Александр Юрьевич Нестеров охарактеризовал новую партию следующими словами: «"Эволюция 2045" – это партия, которая, возможно, впервые в России выражает интересы научного сообщества. Партия, которая впервые ставит проблему целеполагания как научную проблему»[27].

Одним из наиболее последовательных современных критиков идей трансгуманизма можно назвать Френсиса Фукуяму, который предостерегает от широко распространённого насмешливо-пренебрежительного отношения к трансгуманизму. Фрэнсис Фукуяма называет трансгуманистическое видение «самой опасной идеей в мире»[28].

«Но действительно ли, – пишет он, – фундаментальный принцип трансгуманизма, согласно которому мы некогда применим биотехнологии, чтобы сделать себя сильнее, умнее, менее склонными к насилию и более долго живущими, так уж нелеп? Какие-то формы трансгуманизма неявно присутствуют в тематике исследований, проводимых в современной биомедицине. Новые процедуры и технологии, идущие из исследовательских лабораторий и больниц, такие как таблетки, изменяющие настроение, препараты для накачивания мышц или селективной очистки памяти, пренатальный генетический скрининг или генная терапия, могут быть использованы не только для облегчения или излечения болезни, но и для "улучшения" человеческого вида»[29].

Действительно, если это технологически возможно, почему бы нам не выйти за наши биологические видовые пределы?

«Эта кажущаяся разумность проекта, – говорит Ф. Фукуяма, – особенно когда мы воспринимаем только малые приращения, сама является опасной. Едва ли общество внезапно попадёт под чары трансгуманистического мировоззрения. Вполне возможно, однако, что мы будем понемногу отщипывать искусительные дары биотехнологий, не осознавая, что за них придётся платить ужасную моральную цену»[30].

Нельзя не видеть, что научно-технический прогресс в области медицины за последние два века значительно увеличил продолжительность жизни человека. При этом искусственное всё больше проникает в нашу телесность и ментальность. Мы пользуемся уже не только костылями, но и бионическими протезами, не только очками, но и искусственными хрусталиками глаза.

Миллионы людей во всём мире пользуются кардиостимуляторами, искусственными клапанами сердца, имплантатами зубов и другими видами различных протезов. Сотни миллионов людей пользуются ингибиторами обратного захвата серотонина для каждодневного повышения позитивного настроения. Оборонные ведомства США и Великобритании открыто заявляют о начале разработок имплантируемых нейроинтерфейсов для своих солдат для повышения их боеспособности.

Миллионы людей в мире уже родились посредством ЭКО. На сегодняшний день львиная доля научных статей по биомедицинским технологиям посвящена обсуждению полного переформатирования семейно-брачных отношений в связи с приближающимся завершением работ по созданию искусственных материнских утроб.

Не только молодёжь, но и старшее поколение сегодня уже не представляет своей жизни без Интернета и социальных сетей.

Всё это говорит о том, что трансгуманизм, как законнорожденное дитя научно-технического прогресса и безверия во всех его формах, от деизма и агностицизма до атеизма, прочно становится частью нашей повседневной жизни. Поэтому и отношение к нему не может быть примитивно однозначным, – по крайней мере, мы должны отделять научно-технический прогресс от безверия, следствием которого и является богоборческое и, как следствие, антигуманное применение его плодов. В противном случае нам надо будет прежде наступления Дня Господнего выйти из мира, – и тогда как мы сможем быть «солью» (Матф. 5:13) и «светом» (Матф. 5:14) его?

* * *

Современный научно-технический прогресс позволяет нам видеть три основных направления переформатирования человеческой природы, которые вслед за Дмитрием Анатольевичем Беляевым[31] можно сформулировать как:

1. Генетически модифицированный человек (Homo Genetically Transformed).

2. Нано-киборгизированный человек (Nano-Cybernetic Homo Organism).

3. Виртуально-цифровой человек (Homo Virtualis).

Виртуально-цифровой человек, который, по слову Дмитрия Ильича Ицкова, будет «способен воспроизводить на небиологических субстратах функции жизни и психики», представляется маловероятным, так как понятно, что воспроизведённая «функция жизни и психики» не есть сама жизнь и жизнь одушевленная, обладающего, по слову И. Канта, свободой самопроизвольно, от самого себя начинать новые состояния разумного субъекта[32].

На эту тему есть блестящая статья профессора Катасонова Владимира Николаевича «Новая эволюционная утопия: трансгуманизм», в которой он убедительно показывает, что «создание компьютерной программы, равномощной… человеческому сознанию, представляется в высшей степени утопичным. Не в смысле того, что программа могла бы моделировать какие-то отдельные функции человека, – некоторые из них эти программы уже и сегодня выполняют более совершенно, чем человек, – а в смысле того, что у сознания есть ресурсы, которые в принципе недоступны информационной технике»[33].

Сознание – одновременно и некое множество, но в то же время это множество пребывает в нераздельном единстве, в котором всё соединено... «Современные же информационные технологии игнорируют проблему непрерывности, они традиционно пытаются свести все к дискретности. Но,…если дискретность выражает оформленность мира, его определённость, то непрерывность выражает всеобщую связь и зависимость в мире»[34].

Проблема же непрерывности, нераздельного единства нашего сознания, так же как и проблема свободы, связана с понятием актуальной бесконечности[35], которую Владимир Николаевич Катасонов называет «научной иконой Божества». Но актуальная бесконечность принципиально неалгоритмизируема.

«Вычислительная же машина может быстро оперировать огромными числами, но все они – всегда конечны, какими бы большими они ни были, и у неё никогда нет и не может быть идеи бесконечности…»[36].

А значит присущее человеку сознание, свобода, творчество недоступны информационной технике. Поэтому виртуально-цифровой человек не сможет обладать высшими духовными способностями, такими как творчество, чувство красоты, любовь, вера, надежда. Соответственно и «эволюция» Homo Sapiens в Homo Virtualis «будет не развитием, а дегенерацией человека, утерей им тех божественных даров, которые невозможно моделировать в рамках информационных технологий»[37].

Нано-киборгизированный человек может появиться в результате конвергенции медицинских и нанотехнологий, вместе с робототехникой. Тело нано-киборгизированного человека будет представлять симбиотическое единство природного и технологического, как на обычном, так и на нано-уровне.

«Киборгизация человека, – как справедливо замечает Д.А. Беляев, – неизбежно вызовет целый ряд социокультурных и личностно-экзистенциальных сложностей/проблем. Так, у Nano-Cybernetic Homo Organism фактически произойдёт функциональная деконструкция человеческой телесности, в ходе которой будет утрачена унифицированная модель репрезентации человеческого… А это, в конечном счёте, создаст проблему родовой самоидентификации. Далее перспектива достижения бессмертия актуализирует вопросы экзистенциального порядка, заставит по-новому рефлексивно переживать собственное существование в модусе его смыслонаполненности. Также переход к нанокиборгизированному состоянию неизбежно породит переоценку ценностей, выработку новых поведенческих моделей социокультурного бытийствования»[38].

Наиболее близко к реальной возможности реконструирования человеческой природы научно-технический прогресс подошёл в области применения современных биомедицинских технологий, которые уже сегодня позволяют не только оказывать врачебную помощь в преодолении болезней и облегчении страданий, но и непосредственно управлять самой жизнью человека от её начала и до её завершения. Пренатальная диагностика даёт возможность прогнозировать качественные параметры будущей жизни, а генная терапия и транссексуальная хирургия изменять эти параметры. Репродуктивные технологии позволяют «давать» жизнь не только в тех случаях, где естественным путём она возникнуть не может, но и теми способами, которые человеку, как биологическому виду, не присущи. Поэтому именно в области применения современных биомедицинских технологий можно предполагать наличие реальной возможности переформатирования человеческой природы в попытке создания генетически модифицированного человека.

И как никакое другое направление прогресса «новейшие биомедицинские технологии обнажают связь между достижениями биомедицины и падением ценности человеческой жизни»[39].

* * *

Достижение цели переформатирования человеческой природы с помощью современных биомедицинских технологий невозможно без применения вспомогательных репродуктивных технологий которые в специальной литературе по данной тематике обозначаются аббревиатурой ART (Assisted Reproductive Technology), либо, в русскоязычных работах, ВРТ – вспомогательные репродуктивные технологии.

В России применение вспомогательных репродуктивных технологий регламентируется Федеральным законом № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (глава 6, статья 55), вступившим в силу 1 января 2012 года[40]. В этом документе дано следующее определение ВРТ: «Вспомогательные репродуктивные технологии представляют собой методы лечения бесплодия, при применении которых отдельные или все этапы зачатия и раннего развития эмбрионов осуществляются вне материнского организма (в том числе с использованием донорских и (или) криоконсервированных половых клеток, тканей репродуктивных органов и эмбрионов, а также суррогатного материнства)»[41].

Перечень технологий, относимых к ВРТ, не является устоявшимся. Так, согласно Приказу № 67 Минздрава РФ от 26 февраля 2003 года «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия» вспомогательные репродуктивные технологии «включают: экстракорпоральное оплодотворение и перенос эмбрионов в полость матки, инъекцию сперматозоида в цитоплазму ооцита, донорство спермы, донорство ооцитов, суррогатное материнство, предимплантационную диагностику наследственных болезней, искусственную инсеминацию спермой мужа (донора)»[42].

Согласно «Справочнику терминологии ВРТ», изданному Всемирной организацией здравоохранения в 2009 году, к методам ВРТ также относят криоконсервацию гамет и эмбрионов, но не относят искусственную инсеминацию[43].

С точки зрения богословских и философских вопросов ВРТ вместе с применяющимися технологиями для получения человеческой беременности, обычно рассматривают и технологию клонирования, которая хотя сегодня и не применяется для репродукции человека, но вопрос её возможного применения остаётся открытым.

Таким образом, при всем разнообразии вспомогательных репродуктивных технологий, которое обусловлено различными патологиями, препятствующими естественному зачатию, а также исследовательскими и экспериментальными целями, их можно разделить на три главных группы:

Искусственное интракорпоральное оплодотворение (от лат. intra – внутри и лат. corpus – тело) заключается в искусственном введении мужского семени в детородные органы женщины с целью зачатия и в русском языке традиционно обозначается термином «искусственная инсеминация» (ИИ); на английском – аббревиатурой AI (Artificial Insemination).

Экстракорпоральное оплодотворение (от лат. extra – вне и лат. corpus – тело) представляет собой оплодотворение женской яйцеклетки мужским семенем вне тела и в русскоязычных источниках обычно обозначается сокращённым термином ЭКО или синонимом «оплодотворение in vitro»; в английском языке обозначается аббревиатурой IVF (In Vitro Fertilisation).

Клонирование (англ. cloning от др.-греч. κλών – веточка, побег, отпрыск) в общем значении этого слова означает точное воспроизведение какого-либо объекта любое требуемое количество раз. В процессе клонирования из яйцеклетки реципиента изымаются 23 хромосомы. Сходным образом ДНК, содержащая 46 хромосом, изымается из избранной клетки взрослого организма. Эти 46 хромосом помещаются в лишённую ядра яйцеклетку. В результате яйцеклетка будет содержать 46 хромосом клетки взрослого организма и, используя закодированную в ДНК информацию, создаст клон донора. Таким образом, при воспроизводстве методом клонирования мужские половые клетки не принимают никакого участия.

* * *

Таким же образом, видимо, мыслится и воспроизводство в случае успешного создания искусственного генома «человека».

10 мая 2016 года в Гарвардском университете (США) на эту тему прошло совещание. 130 человек – ученые, предприниматели и высокопоставленные должностные лица – провели собрание для узкого круга приглашенных, чтобы обсудить амбициозный план по созданию синтетического человеческого генома. Американский научный обозреватель издания «The New York Times» Эндрю Поллак пишет, что «первоначально встреча называлась "HGP2: проект синтеза генома человека", и, хотя в дальнейшем она была переименована на "Испытание крупных синтетических геномов в клетках", по данным журналиста, речь на совещании планировалось вести именно о создании полноценного синтетического генома "с нуля". Более того, в приглашении упоминалось, что достигнуть этого специалисты хотели бы уже через десять лет»[44].

Создать организм с геномом, полученным искусственным путём, учёным впервые удалось в 2010 году — тогда группа исследователей под руководством Крейга Вентера воспроизвела ДНК бактерии Mycoplasma mycoides. Хотя геном человека значительно сложнее, однако опыт по созданию синтетического генома бактерии показывает, что воспроизводство ДНК человека также возможно.

В книге «The Human Condition», изданной в 1958 году, известный философ Ханна Арендт (1906 – 1975) очень точно заметила: «Искусственное созидание мира человеком отделяет человеческое существование от всего животного окружения, но сама жизнь остается за пределами этого искусственного мира, и посредством жизни человек остается связанным со всеми другими живыми организмами. Теперь, на какое-то время, многие научные усилия направлены на создание жизни, также "искусственной", на разрыв последней связи, благодаря которой даже человек принадлежит к детям природы... Этот будущий человек, которого, как нам рассказывают ученые, они произведут на свет не более, чем через сто лет, кажется, одержим восстанием против человеческого существования, каким оно нам было дано как бесплатный дар из ниоткуда, который он желает поменять на что-то сделанное им самим»[45].

Трансгуманистическая мечта, которая впервые начала давать о себе знать лишь спустя несколько десятилетий после этой книги Ханны Арендт, окончательно противопоставляет себя не только нашему Творцу и Богу, но и самому факту нашей тварности. Восстание трансгуманизма против бытийной данности является чем-то более утонченным и менее очевидным, чем-то более фундаментальным, нежели восстанием против человеческой смертности, поскольку здесь отвергается само представление, что наша жизнь является для нас даром Божием.

«Люди стыдятся что они рождены, а не созданы» -- так немецкий философ Гюнтер Андерс охарактеризовал сущность восстания против экзистенциально-онтологических оснований человека в своей большой книге «Устарелость человека», изданной в 1956 году[46].

* * *

В связи с этим возникает вопрос об отношении к самому факту «конструирования» и «давания» жизни вне отношений супружеского соединения любви в «плоть едину» (Быт. 2:24). Ведь до недавнего времени лечение болезней подразумевало оказание помощи или устранение препятствий для протекания естественных процессов в человеческом организме. Современные же вспомогательные репродуктивные технологии фактически подменяют естественные процессы деторождения различными технологиями и сопряжены с различными манипуляциями в отношении будущей человеческой жизни.

К тому же, развитие антропогенетики уже сейчас позволяет вмешиваться в генетический код, что рано или поздно приведёт к различным изменениям в человеческой природе. Т.е., как пишет Дмитрий Анатольевич Беляев, «создаётся возможность генного программирования качеств человека через изменение структуры его ДНК, в ходе чего планируется исключение "вредных" генов и добавление "полезных". В итоге предполагается, что человек избавится от большинства врождённых заболеваний и "вредных" предрасположенностей; значительно увеличится продолжительность жизни; станет возможным на генном уровне биологически регенерировать и изменять свои гены, оказывая прямое влияние на общую морфологию, физиологию, обмен веществ и даже психологические особенности человека»[47].

Но вот вопрос: какие качества человеческой природы будут культивироваться, а какие купироваться? Ведь современная психологическая наука к ядру человеческой личности, помимо базовых физиологических и психологических потребностей, относит также следующие общие для всех людей компоненты: «характерологические и культурологические тенденции, и жизненные предназначения (или склонности)»[48].

Характерологические тенденции представляют собой «мотивационные компоненты черт темперамента и характера, которые, по данным психогенетических исследований, в значительной степени (от 30 до 60%, в зависимости от конкретной черты темперамента и характера) обусловлены генотипом»[49].

Длительное исследование, предпринятое Томасом Бушаром с группой сотрудников в Миннесотском университете, которые наблюдали за 350 парами однояйцевых разлученных в раннем детстве близнецов и с помощью тестирования и других принятых в психологии методик изучали корреляцию различных черт характера между ними, позволило прийти к общему выводу: «наследственность оказывает более сильное влияние на формирование характера ребенка, чем среда и воспитание. Было найдено, например, что стремление к лидерству на 61% определяется наследственностью, традиционализм или радикализм – на 60%, уязвимость стрессами, самоуглубленность и обидчивость – каждая из этих черт на 55%, оптимизм и жизнерадостность – на 54%, тенденция избегать неприятностей, риска – на 51%, агрессивность – на 48%, стремление к успеху – на 46%, самоконтроль – на 43%, потребность в общении – на 33%»[50].

Две другие программы, Луисвилльское исследование близнецов (Wilson, 1983) и Колорадский проект усыновления (Plomin, Pederson, McClearn, Ncsselroade & Bergeman, 1988), указывают не только на существенное влияние наследственности на коэффициент интеллектуальности, но и на то, что генетический вклад в коэффициент интеллектуальности с возрастом существенно увеличивается[51].

Спрашивается, какие черты характера будут генетически программироваться? Смирение, кротость, честность, щедрость, верность, или стремление к лидерству, успеху, амбициозность, приспособляемость, самоконтроль и т.д. Ведь уже сейчас вспомогательные репродуктивные технологии стали выгодным бизнесом. Репродуктивные клиники в конкурентной борьбе за клиента ищут способы повысить качество не только своих медицинских услуг, но и качество предлагаемого товара, которым в данном случае являются дети. Уже сегодня большинство репродуктивных клиник предлагает подбор доноров мужских и женских гамет по определённым физиологическим качествам[52], а также генодиагностику по десяткам позиций[53] и пренатальный скрининг.

* * *

Не сегодня – завтра человек получит сверхчеловеческую возможность трансформации человека с помощью генной инженерии. Некоторым образом, человек встанет на место своего Творца.

22 апреля 2015 года «группа учёных под руководством Цзюньцзю Хуана из Университета Сунь Ятсена в Гуанчжоу (Китай) впервые модифицировала геном человеческого эмбриона»[54], сообщает журнал Nature[55]. Результаты исследования были «без лишнего шума опубликованы в малоизвестном журнале под названием Protein & Cell», говорится в статье.

Уточняется, что изменения были внесены в так называемую зародышевую линию эмбриона, а именно в ген, ответственный за β-талассемию, потенциально смертельное заболевание крови.

Такие антропогенетические перспективы, как пишет Дмитрий Анатольевич Беляев, поднимают целый ряд сложных философских проблем. «Во-первых, в целом генетические исследования, направленные на улучшение природы человека, видятся как часть и продолжение евгеники, гуманистически скомпрометировавшей себя в ХХ веке… Во-вторых, проблематично отсутствие консенсусного единства относительно должных/позитивных качеств человека, которые необходимо генетически утверждать. В-третьих, возможность вмешательства в генную матрицу человека и перспективы клонирования актуализирует ряд биоэтических проблем…

Также… выявление генетических детерминант приводит к экзистенциально-онтологической десакрализации человека, который теряет ореол исключительности и оказывается в общественном сознании подобен "биологическому компьютеру". К тому же, возможность генетического прочтения человека по-новому ставит вопрос о его свободе, реальности/иллюзорности поведенчески-деятельного и экзистенциального выбора»[56].

* * *

В современном мире общественное благо оказалось неразрывно связанным с понятием «прогресса». Прогресс стал непререкаемым благом и, более того, предметом веры и надежды современного человека, противопоставив себя Новозаветному Откровению. Но, как очень верно подметил Иван Сергеевич Аксаков, «Прогресс, отрицающий Бога и Христа, в конце концов становится регрессом; цивилизация завершается одичанием; свобода – деспотизмом и рабством. Совлекши с себя образ Божий, человек неминуемо совлечёт… с себя и образ человеческий и возревнует об образе зверином»[57].

Уже сегодня современные технологии, «обеспечивающие воспроизводство человеческой жизни», как ни парадоксально, находятся в русле её девальвации. «Создание "запасных" зигот и их последующее уничтожение, – как пишет Екатерина Николаевна Гнатик, – является условием процедуры искусственного оплодотворения. Негативные результаты пренатальной диагностики – повод для искусственного прерывания жизни. Фетальная терапия превращает человеческие зародыши в… фармацевтическое «сырьё»… Разработка технологии клонирования человека также может создать угрозу человеческому достоинству… делая геном человека беззащитным перед посторонним вмешательством»[58].

Очевидно, что существует большая опасность, что вмешательство в геном человека, так называемая генетическая инженерия, приведёт «к угрозе трансформации не только человеческой телесности… но и черт личности, особенностей её индивидуального сознания, её эмоционального строя, духовного мира»[59]. В результате может получиться то, о чём предупреждает Ф. Фукуяма: «Мы перемешаем гены человека с генами стольких видов, что уже не будем ясно понимать, что же такое человек»[60].

Таким образом, при внимательном рассмотрении идеи трансгуманизма оборачиваются откровенной дегуманизацией жизни. Почему же так получилось? Представляется, что адекватный ответ на этот вопрос, помимо Ивана Сергеевича Аксакова, дал, только уже в философском ключе, Владимир Александрович Кутырев: «Принципиальным историческим поворотом, глубинным философским фундаментом для возникновения трансгуманизма является трансформация субстанциалистской парадигмы отношения к миру в функционалистскую, далее, что очень близко, в релятивистскую, а потом в конструктивистскую. Отказ от метафизики с её непременным онтологизмом и, начавшаяся с Канта, гносеологизация философии. Впервые открыто отказ от человека как субъекта и как сущего в середине ХХ века провозгласил структурализм. Это, однако, представлялось неким теоретическим приёмом. «Всерьёз и надолго» о смерти человека объявил философский постструктурализм, или, если брать шире, культурологически – постмодернизм. И ставил её достижение своей конечной целью. Трансгуманизм – составной элемент, состояние, результат, постмодернизма. Вытекающее из него следствие»[61].

Ортодоксальное христианство ни в коем разе не отвергает научное знание, но полагает «абсолютизму эмпирической науки»[62] естественные нравственные пределы, «признавая выше человека и внешней природы другой, безусловный, Божественный мир, бесконечно более действительный, богатый, живой, нежели этот мир призрачных поверхностных явлений»[63]. Поэтому в Основах социальной концепции РПЦ по отношению к вопросу применения вспомогательных репродуктивных технологий недвусмысленно заявляется, что «пути к деторождению, не согласные с замыслом Творца жизни, Церковь не может считать нравственно оправданными»[64].


Аксёнов Игорь, прот.
Источник: "Богослов.Ру "


[1] Fukuyama F. Transhumanism // Foreign Policy. 2004. 1 Sept. Цит. по: Б. Г. Юдин. Гуманистические ценности в контексте трансгуманизма // Глобальное будущее 2045: Антропологический кризис. Конвергентные технологии. Трансгуманистические проекты: Материалы Первой Всероссийской конференции, Белгород, 2013 год. Под ред. Д. И. Дубровского, С. М. Климовой // М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2014, с. 41.

[2] Fukuyama Francis. Transhumanism // Foreign Policy / Washingtonpost. Newsweek Interactive. LLC. No. 144 (Sep. – Oct., 2004). P. 42-43.

[3] WWF. http://wwf.panda.org/who_we_are/history/sixties/

[4] UNESCO — United Nations Educational, Scientific and Cultural Organization — специализированное учреждение Организации Объединённых Наций по вопросам образования, науки и культуры.

[5] UNESCO. http://www.unesco.org/new/en/unesco/about-us/who-we-are/director-general/the-organization/the-directors-general/julian-huxley/

[6] Huxley J. New Bottles for New Wine. London : Chatto & Windus, 1957. P. 17.

[7] Huxley J. New Bottles for New Wine. London : Chatto & Windus, 1957. P. 255.

[8] Huxley J. New Bottles for New Wine. London : Chatto & Windus, 1957. P. 17.

[9]Ницше Ф. Так говорил Заратустра. С.190, 192.

[10]Кузьмина Т. А. Бог Умер: личные судьбы и соблазны секулярной культуры // http://nietzsche.ru/look/xxc/etika/god-died/?curPos=1

[11]Ницше Ф. Воля к власти. С.40.

[12]Ницше Ф. Ecce Homo. C. 743, 766, 708.

[13]Кузьмина Т. А. Бог Умер: личные судьбы и соблазны секулярной культуры // http://nietzsche.ru/look/xxc/etika/god-died/?curPos=1

[14] Кузьмина Т. А. Бог Умер: личные судьбы и соблазны секулярной культуры // http://nietzsche.ru/look/xxc/etika/god-died/?curPos=1

[15]Силуянова, И.В. Пародия на бессмертие / И.В. Силуянова // Новый мир. – 1999. – № 4.

[16] Владимирский Б. М., Кисловский Л. Д. Путями русского космизма // М.: Либроком, 2011.

[17] http://transhumanistpartyglobal.org/europe/

[18] http://transhumanistpartyglobal.org

[19]Статистика пользователей их официального сайта // http://2045.ru/people

[20] Singularity Symposium. What is the best definition of Singularity? // http://www.singularitysymposium.com/definition-of-singularity.html

         Рынки обваливают роботы. Иван Куликов // Газета.Ru, 21.02.12: технологическая сингулярность — стадия «развития цивилизации, когда человеческий разум перестанет контролировать, предсказывать и даже понимать артефакты и сигналы, порождаемые техносферой» //http://www.gazeta.ru/science/2012/02/21_a_4007981.shtml

[21] Деловая газета «Взгляд». Медведеву предложили изменить человечество // http://vz.ru/society/2011/2/24/470964.html

[22] Глобальное будущее 2045: Антропологический кризис. Конвергентные технологии. Трансгуманистические проекты: Материалы Первой Всероссийской конференции, Белгород, 2013 год. Под ред. Д. И. Дубровского, С. М. Климовой // М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2014, с. 9.

[23]НБИКС-технологии – нано-, био-, информационные, когнитивные, социальные технологии.

[24] Глобальное будущее 2045: Антропологический кризис. Конвергентные технологии. Трансгуманистические проекты: Материалы Первой Всероссийской конференции, Белгород, 2013 год. Под ред. Д. И. Дубровского, С. М. Климовой // М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2014, с. 9.

[25]http://2045.ru/scientific_council/31459.html

[26]«Эволюция 2045» – партия интеллектуального, технологического и духовного прорыва. Манифест // http://evolution.2045.ru

[27] http://evolution.2045.ru

[28] Fukuyama Francis. Transhumanism // Foreign Policy / Washingtonpost. Newsweek Interactive. LLC. No. 144 (Sep. – Oct., 2004). P. 42-43.

[29]Fukuyama F. Transhumanism // Foreign Policy. 2004. 1 Sept. Цит. по: Б. Г. Юдин. Гуманистические ценности в контексте трансгуманизма // Глобальное будущее 2045: Антропологический кризис. Конвергентные технологии. Трансгуманистические проекты: Материалы Первой Всероссийской конференции, Белгород, 2013 год. Под ред. Д. И. Дубровского, С. М. Климовой // М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2014, с. 41.

[30] Там же.

[31] Беляев Д. А. Перспективные антропологические модели постчеловека: трансформация человеческой природы и сверхчеловеческая атрибутика // Глобальное будущее 2045: Антропологический кризис. Конвергентные технологии. Трансгуманистические проекты: Материалы Первой Всероссийской конференции, Белгород, 2013 год. Под ред. Д. И. Дубровского, С. М. Климовой // М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2014, с. 47.

[32] Кант И. Сочинения : в 6 т : [пер. с нем.]. Т. 3. М., 1964.

[33] Катасонов В. Н. Новая эволюционная утопия: трансгуманизм // http://www.bogoslov.ru/text/4273940.html

[34] Катасонов В. Н. Новая эволюционная утопия: трансгуманизм // http://www.bogoslov.ru/text/4273940.html

[35] Актуальная бесконечность в отличие от потенциальной бесконечности подразумевает рассмотрение конечно неизмеримых объектов как данность, как реально существующих, но при этом как единых и целостных, с которыми возможно оперировать. При таком взгляде актуально бесконечное является прямым и полным отрицанием конечного. Декарт невозможность познания Бога из бытия сотворённого им мира аргументирует несоизмеримостью конечного и актуально бесконечного, непостижимость которого, по его представлению, заключена уже в самом формальном определении бесконечности. Соответственно, подлинно бесконечным Декарт признаёт лишь Всемогущего Бога, а такие проявления бесконечности, как «бесконечность человеческой воли», считает проявлениями образа Божия в человека (по материалам Википедии).

[36] Катасонов В. Н. Новая эволюционная утопия: трансгуманизм // http://www.bogoslov.ru/text/4273940.html

[37] Катасонов В. Н. Новая эволюционная утопия: трансгуманизм // http://www.bogoslov.ru/text/4273940.html

[38]Беляев Д. А. Перспективные антропологические модели постчеловека: трансформация человеческой природы и сверхчеловеческая атрибутика // Глобальное будущее 2045: Антропологический кризис. Конвергентные технологии. Трансгуманистические проекты: Материалы Первой Всероссийской конференции, Белгород, 2013 год. Под ред. Д. И. Дубровского, С. М. Климовой // М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2014, с. 49.

[39] Силуянова, И.В. Руководство по этико-правовым основам медицинской деятельности : Учебн. пособие. – М.: МЕДпресс-информ, 2008, с. 59.

[40] http://base.garant.ru/12191967/6/#block_160

[41] http://base.garant.ru/12191967/6/#block_160#ixzz34qFK04uo

[42]http://zaki.ru/pagesnew.php?id=6667

[43]http://www.who.int/reproductivehealth/publications/infertility/art_terminology2_ru.pdf

[44] Andrew Pollack. Scientists Talk Privately About Creating a Synthetic Human Genome.The New York Times. 13 May, 2016 // http://www.nytimes.com/2016/05/14/science/synthetic-human-genome.html?rref=collection%2Fbyline%2Fandrew-pollack&action=click&contentCollection=undefined®ion=stream&module=stream_unit&version=latest&contentPlacement=29&pgtype=collection&_r=0

[45] Arendt H. The Human Condition / Hannah Arendt. – 2nd edition. Chicago : University of Chicago Press, 1998. P. 2-3.

[46] Anders G. Die Antiquiertheit des Menschen : 2 bd. Bd. I : Über die Seele im Zeitalter der zweiten industriellen Revolution / Günter Anders. Munich : Beck, 1980.

[47] Беляев Д. А. Перспективные антропологические модели постчеловека: трансформация человеческой природы и сверхчеловеческая атрибутика // Глобальное будущее 2045: Антропологический кризис. Конвергентные технологии. Трансгуманистические проекты: Материалы Первой Всероссийской конференции, Белгород, 2013 год. Под ред. Д. И. Дубровского, С. М. Климовой // М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2014, с. 47.

[48] Мотков О. И. Как устроена личность. 2005, с. 15.

[49] Мотков О. И. Как устроена личность. 2005, с. 17.

[50] Бушар Т. Е. с соавт. Источники психологических различий: Миннесотское исследование близнецов, воспитывающихся порознь / Реферат. Ж. 95. Психология. 1991, № 10, с. 2.

[51] Детство идеальное и настоящее: сборник работ современных западных учёных. Отв. ред. Е. Р. Слободская. Новосибирск: Сибирский хронограф, 1994. Часть 2, с. 71-109.

[52] Например: http://www.spbivf.com

[53] Например: http://www.spbivf.com/ru/genetika/

[54] http://www.inopressa.ru/article/23Apr2015/wp/genomes.html

[55]http://www.nature.com/news/chinese-scientists-genetically-modify-human-embryos-1.17378

[56] Беляев Д. А. Перспективные антропологические модели постчеловека: трансформация человеческой природы и сверхчеловеческая атрибутика // Глобальное будущее 2045: Антропологический кризис. Конвергентные технологии. Трансгуманистические проекты: Материалы Первой Всероссийской конференции, Белгород, 2013 год. Под ред. Д. И. Дубровского, С. М. Климовой // М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2014, с. 48.

[57] Аксаков, И.С. Христианство и современный прогресс. Цит. по : Осипов, А.И. Путь разума в поисках истины. – М. : Сретенский монастырь, 2002, с. 236.

[58] Гнатик Е. Н. Роль ценностного подхода в антропогенетике и генетической инженерии // Вопросы философии. № 7, 2008, с. 71.

[59] Там же, с. 74 -75.

[60] Фукуяма Ф. Наше постчеловеческое будущее // М., 2004, с. 351.

[61] Кутырев В. А. Философия трансгуманизма // Нижний Новгород: Нижегородский университет, 2010, с. 8.

[62] Соловьёв, В. Три силы // Новый мир, №1, 1989, с. 203.

[63] Там же.

[64] Основы социальной концепции Русской Православной Церкви. Гл. XII.4.


 Тематики 
  1. Духовность и общество   (219)
  2. Трансгуманизм   (14)