В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Религия

  << Пред   След >>

Слово Патриарха: О духе нации и государстве

"Семь слов о русском мире" – новая книга Патриарха Кирилла. 9 ноября на площадке фонда ИСЭПИ прошло экспертное обсуждение издания. Книга представляет собой сборник выступлений предстоятеля Русской Православной Церкви. В центре внимания – русская тема, укрепление национальной идентичности, остро-социальные вопросы. Директор Московского центра социальных исследований, составитель издания "Семь слов о русском мире" Александр Щипков рассказал "Политаналитике", почему книгу стоит прочесть:

– Книга святейшего Патриарха Кирилла "7 слов о русском мире" отличается от всех других его книг тем, что она в первую очередь воспринимается экспертным сообществом не как сборник проповедей, а как сборник публицистических текстов. Дело в том, что вся книга посвящена русскому вопросу, посвящена проблемам русского мира, посвящена проблемам русской идентичности, и в этой книге Святейший выступил не столько как миссионер и проповедник, сколько как социальный мыслитель.

Хронологически книга охватывает период с 2012 по 2015 год, то есть последние 4 года, которые были насыщены очень сложными политическими событиями. И эта книга – в каком-то смысле реакция на эти политические события в том числе. Еще очень важный момент, на который я хотел бы обратить внимание: книга написана очень ясно, очень простым языком, и при этом затрагивает очень сложные исторические и философские проблемы.

Мы говорим о политике, о социальных проблемах на том языке, который выработался за последние 50 лет. Это язык либеральный – мы все с вами, когда говорим о политике, говорим на либеральном языке, мы пользуемся лексикой, оборотами, выработанными либеральными экспертами и мыслителями. Если вы внимательно, не спеша прочитаете книгу Святейшего, вы обратите внимание на то, что он практически не использует тот язык, на котором мы (эксперты, аналитики) привыкли общаться между собой и писать свои тексты. И в этом смысле мне кажется, что эта книга положила начало созданию нового политического языка.

Это очень долгий и очень сложный процесс, и я полагаю, что экспертному сообществу нужно посмотреть на эту книгу еще и с этой точки зрения. Закладывание нового языка – чрезвычайно важная вещь, очень сложная и это задел на столетия вперед.

Если вы откроете содержание, то увидите, что Патриарх ставит острые вопросы русского мира. Первая глава посвящена Всемирному русскому народному собору, вторая – положению русских на Кавказе. А последняя – положению Калининградской области, этому русскому анклаву, который является таким русским форпостом в Европе. Там что ни глава – то острейшая тема поднимается.

Поэтому я всем рекомендую очень внимательно прочитать эту книгу.

* * *

“СЛОВА” ПАТРИАРХА – ДИАГНОСТИКА СОСТОЯНИЯ НАШЕГО ОБЩЕСТВА

Политолог Леонид Поляков побывал на экспертном обсуждении книги, которое прошло на площадке фонда ИСЭПИ и пояснил читателям "Политаналитики", в чем ее важность:

— В нашем обществе присутствует опасение, что Православная церковь начинает играть некую особую роль, и что Патриарх лично начинает вмешиваться в политику, и так далее. Это отчасти навеяно одной из конституционных статей о том, что мы светское государство. Мне кажется, что такие опасения неизбежны со стороны либерально-светской части нашего сообщества, которая, прежде всего, настаивает именно на том, что государство должно быть исключительно светским и никакие церковные власти в принципе не должны даже заявлять о том, что они существуют, по формуле “Религия – частное дело”.

При том, что это оправдано, моя точка зрения заключается в том, что это может быть личной позицией, но это не может быть социально-политической стратегией. Дело в том, что церковь из истории России не вычеркнешь. Православие – это то, что сцементировало и создало русскую нацию и русскую цивилизацию.

Православием пронизана вся этика, которая еще на данный момент существует, потому что все этические нормы, по сути, исходят из классических христианских заповедей. Поэтому реальная роль Церкви и Предстоятеля Церкви в обществе никуда не девается.

Закрывать глаза на это и делать вид, что ее нет, просто бессмысленно. И не просто бессмысленно, но и граждански неправильно и политически опасно пытаться загнать Церковь в некую резервацию, потому что, когда мы говорим: “Церковь – частное дело”, “Религия – частное дело”, мы тем самым не подразумеваем, что сама церковь должна превратиться в некую частную лавочку, которая наряду с другими частными предприятиями чем-то там тихо занимается, неизвестно чем.

По определению, церковь есть больше, чем организация. Церковь есть состояние верующих, состояние душ, настроение умов. Церковь есть то, что организует быт и миропорядок у довольно значительной части наших сограждан. Церковный календарь – это расписание жизни многих сограждан. Участие в таинствах, праздниках – это тоже часть функционирования нашей уникальной русской цивилизации, поэтому агрессивное неприятие того, что Церковь присутствует в нашей жизни – это некая патология, которую, я думаю, до конца изжить не удастся.

Всегда будут люди, которые имеют какие-то личные причины, враждебные по отношению к церкви. Но я думаю, что не они должны задавать тон в общественном отношении к Церкви.

Мне кажется, что и дух, и буква патриарших посланий таковы, что они способствуют привлечению многих новых, я бы не сказал, верующих, но, по крайней мере, тех, кто относится к этому слову с пониманием и ожиданием того, что в этом слове можно услышать нечто новое и важное для себя. Я бы так это охарактеризовал.
Церковь существует не в некоем абстрактном пространстве, “Слова” Патриарха – это не только продукт интеллектуального усилия, а констатация проблем, диагностика состояния нашего общества, прежде всего, под углом зрения состояния русского народа и русской идентичности, и постановка задач, которые нужно решать, чтобы эти проблемы перестали быть проблемами, по крайней мере, в острой фазе, потому что проблематика никуда не девается. Но это всегда упирается в конкретное государственное строительство. Как говорил ответственный секретарь Всемирного русского народного собора, в конкретные инструкции должностных нормативов.

По отношению ко многим другим народам Российской Федерации существуют понятные, простые государственные решения, воплощенные в этой инструкции в государственные документы. По отношению к проблематике, которая зафиксирована в патриарших “Словах”, связанных с бытием и идентичностью русского народа, ничего документального не существует.

В нашей Конституции русское употребляется только в связи с русским языком. Мне кажется, что мы можем с помощью государственного строительства, законодательных актов, нормативов, должностных инструкций нормализовать ситуацию в области этого самого русского вопроса. Потому что взгляд конкретных представителей той власти, которая занимается воплощением общественных требований в государственные нормативы, очень важен. Да, мы можем рассуждать красиво и выдвигать какие-то требования, но все всегда должно реализовываться на уровне конкретных государственных решений. А они выражаются в государственных актах и ведомственных инструкциях.

Можно ли русский вопрос регулировать с помощью таких средств государственного строительства, как законодательство и должностные инструкции, и как именно это можно сделать – эти вопросы, мне кажется, наталкиваются на необходимость продолжения этого “круглого стола” уже с участием лиц, которые могли бы сказать: да, мы можем сделать то-то и то-то, чтобы снизить остроту проблемы, и решить задачу, которая поставлена вот здесь, в конкретном патриаршем слове.
Мне кажется, что в этой книге присутствует еще одно измерение: Патриарх сказал ответственное слово.

Ответственность еще дополнительно нагружена тем, что как бы его не интерпретировали, даже как чисто светское, оно пронизано каким-то особым, духовным светом, потому что многие из тех, кто эту книгу будет читать или уже знаком с этим словом, воспринимает Патриарха как лицо того, кто предстоит, а не просто говорит, поскольку что-то захотелось сказать.

Здесь одновременно и великое право говорить, потому что человек на этом посту неслучайно в религиозном смысле.

В то же время, это величайшая ответственность, потому что эти слова не должны быть втуне, если использовать старинный речевой оборот.


* * *

ПРОБУЖДЕНИЕ РУССКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ ПОРА ОБЛЕЧЬ РАМКАМИ ГОСПРОЕКТА

Проблемы, с которым русский мир столкнулся в последние четыре года и возможные пути их решения стали главной темой новой книги Патриарха Кирилла "Семь слов о русском мире". Предстоятель РПЦ указывает на необходимость пробуждения национальной идентичности, которая определяет государствообразующую роль русского народа и его культуры. Президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов в интервью для "Политаналитики" согласен с тезисами, представленными в сборнике:

— Действительно, Патриарх Кирилл с момента своего избрания предстоятелем РПЦ стал также и главой организации, которая называется Всемирный русский народный собор. Это единственная крупная масштабная организация, которая может претендовать на то, чтобы представлять русских как социокультурную общность на площадках межнационального диалога, говорить об их интересах, формировать некую культуру диалога об этих интересах. Не говоря уже о том, что РПЦ – это тоже единственная крупная общественная организация, авторитетная, с колоссальным влиянием на умы и сердца людей, в основу которой заложена широкая концепция русской идентичности.

Концепция триединого народа, в которую входят русские, малороссы и белорусы, и не разделенная административными границами.

В публичном пространстве Патриарх стал выступать как флагман некого дискурса русской идентичности. На мой взгляд, нам крайне важно сформировать культуру разговора об интересах русских как этнокультурной и социокультурной общности, потому что в официальных государственных документах часто признается, с одной стороны, значимая роль русского народа в истории российской государственности, с другой стороны – сложное положение, "социальное самочувствие" русского народа в сегодняшний момент.

То есть проблемы связаны именно с национальным развитием этого народа, но полностью отсутствует какой-либо инструментарий, какое-либо целеполагание, которое касается решения этих проблем. На уровне констатаций, диагностики программные документы национальной политики более-менее адекватны. На уровне целеполагания и инструментария эта цель выпадает – цель, связанная с этнокультурным развитием русского народа, с сохранением России как страны с преобладающим влиянием русской культуры. И, соответственно, это звено должно быть восполнено.

Сейчас, наверное, самый реальный путь – чтобы оно восполнялось на уровне общественных практик и общественных политик. То есть на уровне гражданского общества. И здесь стоит в том числе целый ряд общественных задач. Одной из форм государственной национальной политики является, скажем, взаимодействие с национальными культурными организациями. В их числе отсутствует русские национальные культурные организации, исключение составляет казачество.

Но казаки представляют некую специфическую субъективность русского народа – кстати говоря, именно отсутствие нормализованной возможности представительства русских на площадках национального диалога побуждает казаков к тому, чтобы максимально обособляться. К тому, чтобы выпадать из общего поля и позиционировать себя как отдельный, по сути, этнос.

Соответственно, юридически невозможно для русских создавать национальные культурные автономии – были приняты соответствующие решения, постановления. Значит, надо создать юридическую возможность для развития тех или иных форм национальных культурных организаций русских, которые смогут на разном уровне – муниципалитетов, регионов, на федеральном уровне – представлять эти интересы в отношении с государством и другими культурными организациями, и, самое главное, нести какую-то часть культурно-просветительной и воспитательной работы. Потому что идентичность большой нации – это не сорняк.

Да, она конечно может сама прорастать, но на самом деле она нуждается в культивации, она нуждается в социальных пространствах, где это распространение происходит.

Какое сегодня социальное пространство для воспитания русской идентичности? Школа? Очень косвенно, скорее нет. Преобладает концепция единой российской идентичности, о русской идентичности в школе говорить неполиткорректно зачастую. Многое зависит от конкретных коллективов, но общая тенденция все-таки в образовании такова.

Государство, официальный уровень – то же самое. В публичной риторике президента стала появляться фигура "русской нации" – это пока не спустилось вниз, потому что это спустится вниз только в том случае, если это будет переведено на язык ведомственных инструкций, программных документов стратегического планирования и так далее – вот этого еще не произошло.

То есть на уровне риторики главы государства мы уже слышим, что мы единый, но многообразный народ единой русской нации. В своем послании президент не раз уже говорил о русской нации как о крупнейшем разделенном народе, но в программных документах государственной национальной политики проекция этих тезисов пока отсутствует.

Соответственно, нужно переводить вот это начавшееся на уровне Патриарха и президента пробуждение русской идентичности на язык государственных ведомственных, нормативных и подзаконных актов с одной стороны, и с другой стороны – на язык социального действия, поощряя развитие тех форм гражданской социальной активности, которые будут вести культурно-просветительную, воспитательную, патриотическую работу вот в этом русском векторе.

Уникальность положения Предстоятеля РПЦ, главы Всемирного русского народного собора, состоит в том, что именно под эгидой этих организаций возможно развитие русской идентичности, неконфликтное по отношению к другим народам, неконфликтное по отношению к государственному проекту в силу целого ряда причин. Под эгидой этой организации возможно развитие русской идентичности, которую невозможно упрекнуть даже в косвенном, имплицитном нацизме. Потому что нацизм – это в первую очередь антихристианство. То есть это очень хорошая "крыша" для строительства "русского дома".

Дом обычно не строится с крыши, но фундамент у нас уже есть – это сама культура, самосознание. Осталось построить только стены.


* * *

КНИГА ПРЕДСТОЯТЕЛЯ РПЦ БУДЕТ ИНТЕРЕСНА ДАЖЕ АТЕИСТАМ

Экспертное обсуждение книги Патриарха Кирилла "Семь слов о русском мире" прошло на площадке фонда ИСЭПИ. Это сборник речей предстоятеля, произнесенных в разное время, лейтмотивом которых стали проблемы русского мира и укрепление русской идентичности. Член Академии гуманитарных наук, профессор МГУ Михаил Маслин в эксклюзивном интервью "Политаналитике" поделился впечатлениями:

— Книга издана очень небольшим тиражом – 3500 экземпляров. Вообще говоря, для научной монографии это даже много. Потому что сейчас стандартный тираж от 500 до 1000 экземпляров. А для представляемой обществу книги – это мало. Я считаю, что чем больше представителей нашего российского общества, не обязательно воцерковленных, в том числе и атеистов, ознакомятся с этим текстом, тем он лучше будет, потому что никакой клерикальной агрессивности здесь нет.

Здесь спокойный, и как сейчас говорят, толерантный (хотя Патриарх не употребляет это слово), терпимый разговор, учитывающий различные точки зрения.

Это очень важно. Может быть, знакомство с этой книгой подвигнет людей к большему и более внимательному ознакомлению с основами православного вероучения, с нашей Церковью.

Это как бы вход в Церковь, может быть, не с парадного крыльца, а через церковную лавку. В каждой церкви есть церковная лавка, где продаются книги. Может быть, человек и не пойдет молиться, а возьмет книгу и прочитает. Я думаю, это будет хорошо.

А то, что Патриарх в высшей степени человек терпимый, я могу подтвердить. Как раз в то время, когда обсуждался вопрос о социальной доктрине православной церкви, Патриарх просто пригласил в Свято-Данилов монастырь группу ученых философов. В ней оказался и я тоже. Там были академик Гусейнов, академик Степин, доктор наук Апресян, этик. Я попал туда не как академик, а как профессор МГУ. И Патриарх внимательным образом выслушал наши высказывания, записывал, никого не перебивал, проявлял как собеседник искренний интерес. Это свидетельство того, что он открыт, а не закрыт.

Слово письменное не отражает всего риторического богатства речи Патриарха. Исключительно светским людям, которые не являются верующими, также будет интересно послушать образцовую русскую речь. Так сейчас практически не говорят.

Политикам надо учиться такой риторике. Это очень полезно.



Источник: "Политаналитика.ru "


 Тематики 
  1. Православие   (756)
  2. Русский мир   (163)