В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Религия

  << Пред   След >>

20 лет проповеди Виссариона (Сергей Тороп)

В 1991 году бывший сержант милиции Сергей Тороп объявил себя сыном божьим и стал проповедовать под именем Виссарион.

Прошло 20 лет. За эти годы рассыпалось "Белое братство", пропало "Аум Синрике", исчезли десятки разнообразных сект. И лишь община Виссариона ("Церковь последнего завета") не только не распалась, но и укрепила свои позиции. Теперь ее представители даже побеждают на выборах в местные органы власти. Над этой загадкой бьются и маститые религиоведы, и православные священники. Спецкор "Комсомолки" Борис Клин отправился в Сибирь, где в глухих деревнях поселились виссарионовцы.

Многие столичные сектоведы уверены: у поступающих в общину Виссариона отбирают деньги за проданное жилье, скудно кормят и изнуряют работами на лесоповале. Как в ГУЛАГе. А вот сибиряки убеждены в сказочном богатстве почитателей "сына бога".

– О, ребята там капитально устроились, дома будь здоров какие отгрохали! – говорили мне попутчики. Путь к виссарионовцам неблизкий: самолетом до Красноярска, потом поездом до районного центра Курагино, а там на машине...

– Ну сам подумай, они же не только мяса не едят, они ведь не пьют и даже не курят, и ежу понятно: денег у них хватает – тратить ведь в тайге их негде, – так уже жители Курагина объясняли мне модель процветания соседей. – К тому же и народ там сплошь культурный, все с высшим образованием, генералы имеются, у них даже бывший заместитель министра Белоруссии там живет. Вот только в каком ведомстве он служил, точно неизвестно.

– Есть тут и лица, занимавшие посты в органах власти зарубежных государств, – деликатно отвечают в районной администрации.

Ни лагерных бараков, ни шикарных особняков я не увидел. Вот Петропавловка. В свое время она стала первым оплотом общины Виссариона. В основном – старые избы, некоторые покосились. Кое-где стоят скромные дачные домики. Видно, что свежие, но архитектура напоминает подмосковные садоводческие товарищества советских времен. Как в них можно провести суровую сибирскую зиму, непонятно. Небольшие срубы размером 2х3 или 3х3 метра – у людей бани и то больше...

Фиксированного членства в общине Виссариона нет, материально она не помогает, но и ничего не отнимает. Уплата десятины – дело добровольное. Жильем последователи "Церкви последнего завета" обеспечивают себя сами: покупают либо строят. Есть и двухэтажные дома. Но новичкам объясняют: даже если накопленные в прежней жизни средства позволяют возвести такие хоромы, подумайте – их ведь придется отапливать. А газа нет, топят дровами. Готовят там на печи. Машина дров стоит 6 – 7 тысяч рублей. На зиму надо минимум 4 машины. А если хочешь мыться почаще, то надо и на баню заготовить. Электричество есть, но обходится недешево. С работой – туго. Хорошо, если устроишься в сельсовет или в школу. Да и там заработок не выше 15 000 рублей. Деньги приходится экономить. Но о суровой жизни сибирской деревни мы еще поговорим.

"Виссарион был художником, а не алкоголиком"

– Я был знаком с Виссарионом, когда он еще был милиционером, сержантом ППС Сергеем Торопом, – рассказывает священник Алексий Решетников. – Я даже был свидетелем на его свадьбе с первой женой Любой. Мы с ним познакомились в богемной компании художников.

Он тогда писал картины, очень хотел вступить в Союз художников, но образования специального не было, и его не приняли. Хотя он даже портреты начальства писал. Серега всегда хотел жить хорошо, во дворце, и, похоже, его мечта сбылась... А вот разговоры о том, что он пил, был алкоголиком, – это вранье.

Недавно пути их снова пересеклись. Отца Алексия назначили настоятелем православного храма в Черемшанке, где большинство жителей – виссарионовцы.

– Приходили от него, обещали, что меня поглотят силы тьмы. – Так отец Алексий описывает реакцию своего старого приятеля. – Пока не поглотили. Не сбываются его пророчества.

Кстати, с предсказаниями Виссарион осторожен. Официально дат конца света не объявлял.

Православные очень жалеют о "загубленных" Виссарионом душах. Священник Виктор Псечнюк из поселка Каратуз, где тоже живут виссарионовцы, написал книгу и подробно описал все заблуждения лже-Христа. А несколько лет назад даже провел диспут с Виссарионом.

– Это было довольно забавно, – вспоминает отец Виктор. – Он "вспоминал" события 2000-летней давности, стал перечислять апостолов и говорит: "А Симон Канонит и Симон Зилот пришли позже". Но Симон Канонит и Симон Зилот – одно лицо, Канонит – по-еврейски, а Зилот – по-гречески. Иностранных языков Виссарион, кстати, не знает. А ведь Христос две тысячи лет назад отвечал каждому человеку на его наречии...

Сетует священник и на аморальное поведение виссарионовцев.

– До 2000 года они строгие посты держали, верность супругов проповедовали, венчание у них было, – поясняет отец Виктор. – Но потом Виссарион развелся со своей первой женой и женился на молоденькой девочке, начал учить свободной любви. Думаю, чтобы оправдать свои грехи. Сейчас у них есть семьи, где по две жены.

А картины Виссарион пишет и сейчас. Репродукции висят в его храмах, а в Болгарии издан шикарный альбом.

Как виссарионовцы взяли власть

В 1994 году Виссарион призвал своих приверженцев переселяться в район озера Тиберкуль. Мол, сюда он перенес всю благодать из Иерусалима. И люди поехали. Стали селиться в Курагинском районе Красноярского края. Осели в Петропавловке, Черемшанке и еще почти в 30 деревеньках.

Многие староверы, жившие в Черемшанке, сами тогда подались дальше в тайгу – им соседство с иноверцами неприятно. Теперь тут большинство – последователи "Церкви последнего завета". Первым председателем сельсовета – виссарионовцем стал Филипп Шмик. Из поволжских немцев. При нем в деревне появилась мобильная связь, даже раньше, чем в райцентре. Об этом Шмик сказал мне не без гордости. Сейчас он депутат райсовета. Должность неоплачиваемая.

– Депутатство для меня – возможность самореализации, хочется улучшить ситуацию и здесь, и в районе, – объясняет Шмик. – И представляю я не общину Виссариона, а территорию. За меня разные люди голосовали.

Шмик признается, что пока как депутату удалось сделать немногое. И начинает рассуждать о делах государства. Например о том, что землей должен распоряжаться муниципалитет, а не районная власть, до которой от Черемшанки 90 км по тайге.

– Вот люди буренку завели, а заявление о выделении земли под покос надо писать в район! – возмущается Шмик. До буренки ему дела нет, виссарионовцы коров не держат, религия не позволяет. Вот коз можно.

– Цена земли здесь – от 25 000 рублей. Представляете?! – продолжает горячиться депутат. -У меня соседи староверы, сын вернулся из армии, женился, надо строиться. Ему предлагают купить землю на аукционе, стартовая цена 105 000 при доходах 50 000 в год.

У районных властей к виссарионовцам претензий нет.

– У людей есть вера, есть земля, они ее облагораживают, – говорит глава Курагинского района Евгений Дмитриев. – Ведь до их приезда были умирающие деревни, а они вдохнули в них жизнь.

Образ жизни последователей Виссариона Дмитриева не беспокоит:

– Отказ от курения, алкоголя, умеренность в питании, культура поведения – это все достойно уважения. Уровень преступности там ниже, чем в других поселках, а рождаемость выше. Действуют они в рамках законодательства. О массовых мероприятиях уведомляют, как и полагается, и о приезде иностранных делегаций тоже. И вообще, есть уважение, лояльность к власти.

Кстати, на федеральных выборах виссарионовцы проголосовали за "Единую Россию". В сельсоветах действительно заседают последователи "Церкви последнего завета" и два из них возглавляют. Есть у них один депутат райсовета. Но районное начальство в толерантности виссарионовцев не сомневается. Лучшее тому доказательство – православный храм в центре Черемшанки. А ведь сельсовет вполне мог бы воспрепятствовать его строительству. Вообще виссарионовцы – сектанты нетипичные. Иноверцам не мешают. Вербовать новых адептов не пытаются. Даже об учении говорить особо не любят. Расспрашиваешь – советуют книги его почитать, там все точно, без ошибок...

Кстати, сам Виссарион и его ближайшие помощники с российскими журналистами общаться не желают. Дескать, все равно переврут. Даже присутствовать во время обрядов "Церкви последнего завета" не позволили. А ведь, казалось бы, такая реклама! Да еще и бесплатно.

Что ищут там, в краю чужом?

За 20 лет в сибирскую тайгу приехали свыше 4000 человек. Абсолютное большинство – люди с высшим образованием. Горожане. Инженеры, музыканты, военные, чиновники, артисты, художники. И вдруг оказались в месте, где стиральные машины доступны далеко не каждому – они и в райцентре появились не так давно, где нет теплых туалетов, зато летом есть мошка, а зимой -50, и в таких условиях приходится бегать "до ветра". Неужели они поверили в новое воплощение Христа, путающегося в евангельских событиях? Уверовали в бывшего сержанта милиции, разговаривающего с дубом и вороной, как пишут его апостолы, но с иностранцами – только через переводчика? Да ведь Виссарион даже чудес никаких не совершил! Мертвых не воскрешал, воду в вино не превращал...

– Образованные люди и даже ученые тоже способны на иррациональные поступки. – Так это противоречие объясняет преподаватель сектоведения Московской духовной академии Роман Конь. – Просто в нашей стране долгое время был культ науки, и многие о таких качествах ученых даже не задумываются. А чудеса Виссарион считает "погремушками", которыми внеземные цивилизации увлекают людей в тупик.

У ведущего научного сотрудника Института Европы РАН религиоведа Романа Лункина есть своя теория: "Учение Виссариона вообще не следует рассматривать с точки зрения христианства. Там гораздо больше общего с учением Рериха. Виссарион для своей паствы – носитель эзотерического знания, доступного только посвященным, и если его слова расходятся с Евангелием, то для его поклонников это означает лишь одно: церковники скрыли истину, а учитель ее открывает".

Виссарионовцы очень вдохновенно рассказывают о том, как пришли к своей вере. Латыш Олдас был большим начальником в горисполкоме курортного города Юрмала, того самого, где проходит популярный музыкальный фестиваль. Он уже почти 17 лет в Петропавловке.

– Я как-то шел октябрьским вечером, было пустынно и тоскливо, и тут увидел людей – они толпились у входа в зал, шумели, и тут появился учитель, и все как-то сразу успокоились. – Так ему запомнилась первая встреча с Виссарионом. В Юрмале осталась жена с двумя детьми, а Олдас в Петропавловке женился на архитекторе из Киева Оксане.

Депутату Шмику 60 лет. В прошлом инженер-нефтяник, работал в крупной компании. Жил в Самаре. Летел он однажды в Канаду на стажировку, в самолете прочитал брошюру Виссариона и круто изменил жизнь: "Меня хотели перевести в Москву, уже ждала двухуровневая квартира в столице, а я поехал сюда с женой и детьми". Так и живет в Черемшанке с 1996 года. У сына лесопилка, где Шмик и работает. Это приносит 500 – 600 рублей в день.

Но, несмотря на романтические истории, особой религиозности среди последователей Виссариона я не заметил.

– Сейчас многое изменилось, раньше чаще была возможность общаться с Виссарионом наедине, – рассказывает Филипп Шмик. – А теперь только в дни праздников, три раза в год. Он живет уединенно, на горе. Хотя можно задать ему вопросы по воскресеньям, во время таинства слияния. Но я с августа не пользовался такой возможностью. Вопросов у меня нет.

Вопросов к учителю нет и у 27-летнего сына черемшанского кузнеца Ивана. Он в слиянии участвовал два месяца назад. А с учением ему все ясно: человек всегда виноват сам, и меняться надо самому, а не менять окружающих...

И Олдас тоже каждую неделю на гору не ходит. Был вроде месяца три назад. Хотя и уверяет, что учитель подпитывает энергией.

Приказано выжить

Мне же показалось, что энергию они получают из другого источника. В Черемшанку уезжали, да и продолжают уезжать, хотя и меньше, чем раньше, люди ближе к 40 годам. Утомленные службой, семейными склоками и ссорами. И всем прочим, что принято называть кризисом среднего возраста.

А в тайге на кризисы времени нет. Пахать надо. В прямом смысле слова. Того же депутата Шмика я застал в огороде. Он пахал при помощи мотокультиватора. Огород тут не разновидность субботнего фитнеса на даче. Без урожая зимой станет голодно. И не оттого, что виссарионовцы – вегетарианцы. Огороды сажают и православные, и староверы. Картошку в магазине не купишь. Не продается, у всех своя.

Работать приходится руками. И оказывается, изнеженные горожане способны стать прекрасными плотниками. Их мастерством восхищаются и чиновники районной администрации, и православные священники. Я же им полюбовался по дороге в Черемшанку. Там вдоль грунтовки стояли будущие коттеджи из огромных кедровых бревен. Местным жителям такие дома не по карману. Покупают их москвичи и вывозят на фурах в Подмосковье. Такой дом лет сто простоит.

Виссарионовцы делают сувениры для туристов – поделки из камня, бижутерию. А уж их топоры из дамасской стали – мечта любого местного мужика, даже если сталь и не дамасская. Кузницу организовал кандидат технических наук из Ижевска. Трудится с сыновьями. Они еще и ножи булатные куют.

Бывшие жители больших городов сами теперь выращивают лен и ткут одежду в древнерусском стиле.

Словом, совсем другая жизнь. Мужчины и женщины возвращаются к своим естественным ролям. В тайге нет и не может быть равенства, и тем более превосходства женщины над мужчиной. Это в большом городе гордая женщина может зарабатывать больше мужчины и чувствовать себя независимой. В тайге же мужчина и дров нарубит больше, чем она, и огород вскопает лучше и больше, просто оттого, что он сильнее физически. Потому и разводы тут случаются редко.

В тайге нет начальников, выносящих мозг. И плетущих интриги сослуживцев. Есть земля, огород, лес – в нем ягоды и грибы. Энцефалитные клещи, которые страшнее волков и медведей. И все надо решать самому. Где еды добыть, дров, как выжить. Дурные мысли в голову не лезут, в душе гармония. Остальные секты лишь отнимали имущество, а взамен давали набор новых обрядов и бессмысленное поклонение лидеру. Традиционные религии еще и отравляли жизнь своим бесстыдным политиканством. И только Виссарион предложил еще и настоящую борьбу за жизнь. Не в режиме дурацкого телевизионного шоу с поеданием тараканов, не экстремальный туризм. Нет, все всерьез. И, по сути, получилась пушкинская "обитель дальняя трудов и чистых нег". Куда и замышлял свой побег усталый раб в поисках покоя и воли. Рай какой-то получается. Все так прекрасно и гладко. Но так же не бывает в жизни, – не давала мне покоя мысль.

И вот тут-то священник Виктор Пасечнюк рассказывает о встрече с человеком, разочаровавшемся в черемшанском рае.

– Он мне сказал: "Я искал общество, где не будет лицемерия, лести, злобы. Приехал и увидел тут то же самое", – вспоминает отец Виктор. – А я ему ответил: "Я рад, что вы бросили секту, но того, что вы хотели найти, не увидите нигде – ни в православном монастыре, нигде. Это только в Царствии небесном".


Борис КЛИН
"Комсомольская правда", 14 июня 2011 г.
Источник: "Интерфакс-Религия"


 Тематики 
  1. Духовность и общество   (255)