В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Вопросы и комментарии

  << Пред   След >>

Герменевтика РМ 11.3.42 и 11.3.75

Здравствуйте. Мне кажется, что в тексте "Розы Мира" можно наблюдать одно прямое противоречие. Я пишу о местах, по разному описывающих причины отсутствия универсальной гениальности у Сталина. Сначала идёт такое объяснение:

"[...] великий демонический разум понимал, что для царства антихриста в Энрофе ещё не созрели условия, равно как и сам кандидат совершенно не готов для подобной роли. В его существе ещё не были припасены вместилища для тех сверхчеловеческих даров, какие были бы необходимы владыке мира. Органы, которые впоследствии должны были развиться в его материальном составе, оставались ещё в зачатке. Ещё некуда было вложить гениальность научную, гениальность государственную, гениальность художественную, гениальность тёмной религиозности." (РМ 11.3.42)

А несколько ниже – другое:

"Отсутствие у Сталина гениальности научной, государственной и художественной было следствием отчаянного сопротивления Провиденциальных сил. Тёмные дары гениальности научной и гениальности художественного слова, уже вложенные в него Урпарпом, удалось парализовать в астральном теле этого существа ещё до его рождения на Кавказе. Гениальность же государственная была вырвана у него уже после его появления в Энрофе, когда он был ребёнком." (РМ 11.3.75)

Ваши комментарии?



Ответ:

Если интерпретировать слова "обеспечивая его инкарнацию в последний раз" и "в его существе ещё не были припасены вместилища" в во временнОй привязке "на момент рождения", то непоследовательность у Д.Андреева здесь хотя и впрямь можно усмотреть, но только в отношении упоминания государственной гениальности; перечисление же всех остальных видов гениальности совершенно закономерно и оправдано общим смыслом. Если предполагать, что Д.Андреев подразумевал словами "обеспечивая его инкарнацию в последний раз" привязку к моменту непосредственно перед воплощением рождения, то следует, очевидно, считать, что он по невнимательности включил государственную гениальность в общий список, где она не вполне уместна, поскольку представляет особый случай, который лишь частично пересекается по своим свойствам с прочими вариантами. Такого рода сбой в изложении извинителен и не порождает трудностей для общей концепции.

Суть здесь такая: высшему демоническому разуму было ясно уже на момент рождения Сталина на Кавказе, что он не обладает всеми необходимыми дарами (несмотря на то, что эти дары были вручены, силам света их удалось парализовать ещё до рождения и эти дары остались "в зачатке", и вместилища для них не могли появиться на уровне эфирного и физического материальных облачений). Относительно же государственной гениальности нечто аналогичное уяснилось несколько позже, а на момент рождения ещё не могло быть ясно. При этом неявно подразумевается, что одной только государственной гениальности недостаточно.

Можно ещё заметить, что логической непоследовательности формально не будет (даже в отношении государственной гениальности), если выражение Д.Андреева "обеспечивая его инкарнацию в последний раз" понимать не в смысле "на момент рождения", а более широко – как "обеспечивая и до рождения и позже". Правда, фраза "в его существе ещё не были припасены вместилища для тех сверхчеловеческих даров" выглядит не вполне с этим согласованной (в отношении государственной гениальности), хотя при большом желании и её можно понимать так, что она будет верна даже в отношении государственной гениальности (весь вопрос в том, как понимать слово "припасены" и о каком "существе" идёт речь, какую роль в этом "существе" играет физическое тело).

Вообще же, этот пример показателен по части того, что не вполне легко формулировать сложные и отвлечённые представления предельно чётко и недвусмысленно. Возможность неадекватно понять мысль автора или вывести формальную смысловую нестыковку нет-нет да закрадывается по недосмотру самого же автора. Это, конечно, не самое худшее: хуже, когда противоречия присутствуют на уровне собственно авторского ума... И, к счастью, Даниил Андреев, в общем и целом, умел свои представления выражать несравненно более чётко, нежели подавляющее большинство иных мыслителей. Иначе столь сложная концепция, как Роза Мира, неизбежно породила бы куда большее количество возможностей для неверного понимания и оказалась бы для предвзятых критиков не безнадёжным объектом для нападок, каким она является в своём настоящем виде, а легко уязвимой целью.

 Тематики 
  1. Критика и контр-критика   (34)