В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Вопросы и комментарии

  << Пред   След >>

Текст Библии как одно из полей противоборства добра и зла


Есть мнение, что этим миром правит Сатана. Что все кто имеет власть и славу, получают их не иначе, как через него и договор с ним (осознанный или неосознанный). И что СМИ, в числе прочего, есть его инструмент борьбы за души людей, т.к. всё что транслируется через них это насилие, разврат и всевозможные заблуждения (ереси, оккультизм, магия и прочее).

Вопрос: Как быть с тем что Библия это наиболее растиражированный текст? По некоторым оценками, количество Библий на Земле уже превысило число живущих людей. Что если Библия это тоже инструмент Дьявола? Или же она является исключением? Если да, то как это можно обосновать?


Комментарий

В нашем мире, строго говоря, не владычествуют нераздельно ни добрые, ни злые высшие силы. Имеет место нечто иное, третье: их непримиримое противоборство. Бог и дьявол борются, а поле битвы сердца людей, как говорилось у Ф.М. Достоевского. Отсюда и противоречивость традиционных религиозных воззрений: вроде и "всемогущий" Бог "правит", но ведь догматические заклинания о "всемогуществе" очень плохо согласуются с фактами действительности, не выдерживают проверки логико-этическими критериями. Поэтому приходится и о демонических силах говорить, тем более, что мистический опыт о них свидетельствует, а затем придумывать казуистические согласования, рассуждать о "попущениях" и тому подобной белиберде.

В действительности всё обстоит гораздо яснее и логичнее: совершенно бескомпромиссная потусторонняя борьба сил добра и зла проецируется на все явления нашего мира (под "нашим миром"имеется в виду масштаб более узкий, нежели масштаб вселенский). На самом деле противоборствуют не лично Бог и дьявол, а многочисленные силы зла с многочисленными силами добра, причём последние постоянно возрастают в числе, в т.ч. за счёт людей в их восходящем посмертии; стало быть, речь идёт о множестве существ различной степени духовного восхождения и творческого могущества. Будущий апофеоз этого противостояния, неизбежность которого диктуется логикой противоборства, упоминается в Апокалипсисе Иоанна как "война/битва в небе" (Отк 12:7).

Невооружённым глазом видно, что Ветхий Завет омрачён исключительно сильно демоническими инспирациями, Богу приписывается одновременно и добро, и зло. Неудивительно, что к этому древнему тексту люди выраженного этического склада в наше время испытывают сильную неприязнь. Тем не менее, в основе своей, утверждение идеи монотеизма исходило от добрых сил: Христос должен был воплотиться как посланник и выражение общего для всех Бога, а не одного из божеств политеизма – чтобы быть принятым всем человечеством. Новый Завет омрачён меньше, но, конечно, тоже омрачён – в первую очередь этого удалось достигнуть противобожеским силам (в сознании авторов текстов, а не Иисуса Христа) благодаря той же "ветхозаветности", которая преодолевалась Иисусом Христом, но не могла быть преодолёна и высветлена вполне за короткие три года Его проповеди, и до сих пор мрачным грузом лежит на христианстве, ставя предел этическому совершенствованию душ верующих.

Собственно, и краткость проповеди Христа, и Его казнь стараниями саддукеев и непринятие Его авторитетными в народе фарисеями надо рассматривать вовсе не как "Божественный замысел", а как результат неистового противодействия инфернальных сил через людей, которых удалось сделать проводниками своей воли. Отсюда всё становится принципиально понятным и прозрачным, начиная с расхождения между мессианскими ожиданиями и реальностью лишь частичного исполнения дела Христова, когда необходимым становится ещё и второе пришествие. Всё сказанное в примитивно-максималистские представления о всевластии Бога не втискивалось, выходило, так сказать, за рамки мыслимой парадигмы, и потому в Новом Завете авторы в основном стараются представить ситуацию как божественный замысел пришествия Мессии на смерть; но такая концепция противоречива, что становится абсолютно очевидно при грамотном библеистическом анализе евангельских текстов и выраженных в них идей.

 Тематики 
  1. Богословие   (90)