В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Вопросы и комментарии

  << Пред   След >>

Почему динамическую метафизику нельзя понимать как бессубстратный процесс

Вопрос:

Почему в "Динамической метафизике бытия", несмотря на её название, кроме идеи разворачивания субстанции вводится также понятие статической субстанции? Отчего нельзя мыслить чистую динамику – радикально бессубстратный процесс, подобно тому, как мыслят сансару буддисты?

Ответ:

Предположим, что прошлое состояние из себя порождает будущее состояние, и при этом на каждом дискретном шаге выполняется перенос в будущее состояние всей накопленной, постоянно увеличивающейся памяти прошлых состояний. Порождаться новое состояние может только из непосредственно ему предшествующего, но не из прошлых состояний, что были ещё прежде.

Принципиально отличаться от картины, изложенной в "Динамической метафизике бытия", бессубстратная онтология будет вот чем: прошлые состояний мироздания автоматически, в силу свойств природы субстанции, не сохраняются; для их сохранения требуется действие сознательной воли. Настоящее существует лишь миг, и что перенесено в будущее – то перенесено, а прочее – утрачивается (хотя прошлое может реконструироваться с опорой на содержимое сохранённых фрагментов и на логику мировых взаимодействий; примерно теми методами, которыми работают историки в отношении человеческой истории).

В рамках бессубстратной онтологии уже не будет безусловной уверенности, что обращаясь к многократно дублированной памяти прошлых состояний, метафизический субъект будет иметь дело с подлинным прошлым, а не с изменённой на каком-то этапе и в какой-то степени картиной. Придётся также признать, что дело сохранения прошлого на первичном бытийном уровне может статься под силу разве что Божеству, обладающему всеведением о текущем состоянии бытия. Иные живые существа, не обладающие вездеприсутствием в материальном мироздании, могут сохранять, в лучшем случае, собственное прошлое; и если они ещё не достигли стадии полного осознания собственного субстанциального бытия, то сохранять они могут только свои относительные истины-представления, но не абсолютную частную (в пределах себе самих) истину.

Динамическая бессубстратная онтология, отрицающая постоянно прирастающую в процессе разворачивания субстанции статическую основу бытия, вызывает вполне сансарическое ощущение зыбкости, ненадёжности, метафизического неуюта.

К счастью, против динамической бессубстратной онтологии можно выдвинуть сильное возражение, исходящее из принципов релятивизма. Дело в том, что бессубстратный дискретный процесс неявно подразумевает, что во всём мироздании установлено единое абсолютное время. Ведь переход в новое состояние осуществляется единомоментно и согласовано по всему связному бытию. Именно это обстоятельство позволяет свести "настоящий миг" к элементарному кванту длительности. Если же же признавать отсутствие такой вселенской синхронизации дискретных процессов в разных объектах мироздания (в пользу чего свидетельствует релятивизм в физике), то непонятно, как вообще можно первичное бытие мыслить единым и связным, если не признавать способности субстанции к статическому пребыванию.

Попытка перехода от "Динамической метафизики бытия" к онтологии бессубтратного процесса влечёт очевидное повышение степени онтологического монизма в мироздании. Единое время, при условии дискретности (что соответствует не только общим принципам квантовой физики, но и представлению о сансаре в буддизме) подразумевает что-то наподобие вселенского тактового генератора, и заставляет задуматься о том, не является ли такое бытие на самом деле вторично-виртуальным, существующим в сознании Божества или в бессознательном вселенском мегапроцессоре; в этом случае метафизические вопросы о субстанции перемещаются на более глубокий уровень. Надо сказать, что такого рода неметафизичность вполне укладывается в большинство интерпретаций буддизма, особенно в школах Махаяны.

Если же наша цель – логическое приближение к представлению о первичных глубинах бытия, то следует последовательно стремиться к исключению всех тех глобальных принципов единства бытия, что принципиально несводимы к локальной природе субстанции (тут обратим внимание, что принцип всеобщей любви и вообще любые этические принципы, поскольку они воспроизводятся независимо в сознании многих субъектов – сводимы к локальному бытию). Единство и связность бытия надо объяснять исходя из локальных свойств субстанции и из одинаковости природы субстанции во всём множественном бытии. Бытие – не метафизически всеединый мегаобъект, отдельные части которого сами по себе существовать не могли бы в принципе. Бытие потенциально сепарабельно и может быть локально самодостаточным. Именно локальная самобытийность субстанции обеспечивает подлинную метафизическую свободу духовных монад и возможность полного качественного подобия духовных монад Богу.

Нами ранее много критиковались популярные догматические представления о метафизической абсолютной неизменности Бога и о неживой и нетворческой неподвижной "Вечности". Здесь рассмотрена противоположная крайность, связанная с радикальным отрицанием статического аспекта бытия.

 Тематики 
  1. Метафизика   (80)