В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Вопросы и комментарии

  << Пред   След >>

Вопрос теодицеи в аспекте предведения будущего Богом

Когда предпринимают попытку решить вопрос теодицеи – объяснить, как может существовать зло в мире, если Бог благ – приходится иметь дело в двумя аспектами вопроса. Первый – аспект всевластия: почему Бог явно и зримо не препятствует злым деяниям и их природным следствиям? Второй – аспект предведения: почему Бог сотворил деятелей, обратившихся к злу?

В традиционной догматике авраамических религий (да и не только там) решение вопроса теодицеи, как известно, становится невозможным из-за приписывания Богу несостоятельных атрибутов.

В аспекте всевластия несостоятельность может быть логической, если утверждается "абсолютное всемогущество", либо этической, когда утверждается "практическое всевластие"; обычно же обнаружится смешанная логико-этическая несостоятельность.

В аспекте предведения несостоятельность исторических систем богословия носит чисто логический характер. Этот аспект и поясняется в нижеследующем небольшом диалоге. Заранее обратим внимание, что решение вопроса теодицеи не сводится к простому отрицанию всевластия и предведения Бога, но объясняет ограничение области действия того и другого (для случая всевластия объяснение этическое, для предведения – логическое).

Вопрос:

Уже довольно давно меня мучает вопрос: "Как совершенный Бог, который предвидит и знает все, мог создать дьявола?" Разве может Он, совершенный создать нечто низкое? Просьба не отвечать примерами вроде: "Если бы мама знала, что ее сын будет себя плохо вести, разве она из-за этого сделала бы аборт?" Хотелось бы услышать объяснение, а не притчу.


Ответ:

Это такой вопрос, когда нет смысла бесплодно искать ответ в рамках системы ошибочных аксиом. Разбираться следует со скрытыми противоречиями в понятии о Боге. Разбираться следует с бездумно декларируемым постулатом вероучения "Бог предвидит всё". Далее – о том, как это можно сделать, но только на тот случай, если есть понимание абсурдности формул наподобие "Бог выше логики"...

(1) "Неизменное", статическое сознание, т.е. живое существо, обладающее действующими волей, чувствами, разумом – невозможно. Всякое сознание по определению подразумевает динамический процесс. Это относится и к Богу.

Статическая сущность, которая ни на грамм меняться не в состоянии – ущербна и ограничена в сравнении с динамической сущностью, которая может меняться, творить себя, но при этом также способна сохранять неизменную и нерушимую память о прошлых своих состояниях (чтобы бытие не оказывалось прахом, ветром носимым, как в представлениях Гераклита и в представлениях буддистов о сансаре).

"Неизменный Бог" был бы не более чем набором "мировых законов", набором идей. Никакой мыслительный или творческий процесс в неизменном Божестве невозможен.

В самом "лучшем" случае неизменное Божество оказывается в роли вечного "кода программы", непонятно кем написанного (самосотворение в этой системе невозможно). Эта "программа" нуждается для своего динамического исполнения в изменчивом мироздании, выполняющего функцию логически необходимой "оперативной памяти". Говорить о "существовании" подобного Божества независимо от мироздания, необходимого для отражения динамики жизни – бессмысленно.

Если вдуматься, двойственность и соотносительность статической основы и вечного процесса развёртывания, "приращения" этой основы – неизбежна в метафизике, претендующей на логическую состоятельность. И чтобы Бога не мыслить зависимым от наличия изменчивого мироздания, надо признать неостановимый динамический творческий процесс собственно в Боге.


(2) Предвидеть все собственные будущие мысли сознающее существо не может по определению. Механизм, который обладает памятью (данными) о собственной будущей динамике – это робот, действующей не просто по программе, а по очень специфической программе, скорее всего замкнутой в повторяющийся цикл, которая не порождает ничего нового. Уже только поэтому истинный, живой Бог не "всё предвидит", а, как минимум, НЕ предвидит собственные будущие состояния. А если "предвидит", то ни о каком совершенстве говорить уж точно не приходится.


(3) Никакого абсолютного ("общего для всех") времени вообще не существует. См. теорию относительности. Время не существует в абстрактном отрыве от дискретных причинно-следственных процессов индивидуальных объектов (по поводу дискретности см. квантовую физику, которая подошла к необходимости квантования пространства и времени, хотя ещё не знает как именно это сделать). Свой ход внутренних процессов, своё время – у каждого объекта, т.е. у духовной сущности, в том числе и у Бога, или у частицы материи. Cоотношение темпов хода времён может быть разным и может изменяться (в теории относительности говорится об относительном замедлении времени на релятивистских скоростях или в сильном гравитационном поле).

Говорить о Боге "вне времени" в такой картине мира – бессмысленно. Реальный мир отнюдь не подобен книге с единым "временем", которую приводил в качестве примера К.-С. Льюис, пытаясь представить Бога как "трансцендентного автора", и фактически уничтожая при этом понятие времени, заменяя мировое время пространством страниц книги. Уже c точки зрения общей теории относительности, физическое мироздание, в общем случае, не охватывается целиком некоторой одной системой координат, и его принципиально невозможно отобразить на пространство "книги".

Таким образом, у Бога – собственное время, собственная динамика, и эта динамика параллельна собственным временам других объектов бытия (такой параллелизм появляется вследствие взаимодействие объектов; если взаимодействия нет, то объекты друг для друга не существуют).


(4) Бог обладая в каждый момент времени конечным, но постоянно и неограченно увеличивающимся масштабом, возрастающим объёмом статической основы, отражающей всё прошлое, и будучи сопоставим по масштабу со всем остальным мирозданием, способен мироздание отображать в себе и предведать будущее.

Однако, отсюда логически неизбежно вытекает, что Бог не "всё предвидит", а совершает конкретные конечные акты "исчисления будущего" на некоторый (большой по нашим меркам) срок вперёд. Такое предведение носит условный характер – оно реализуется совершенно точно лишь тогда, когда Бог действует в отношении объёма мироздания, которого касалось предведение, именно так, как сам постулировал заранее.

И, наконец:

Демонические существа отпали от Бога спустя очень большое время после того, как были сотворены. Предведения о будущем отпадении в момент их творения у Бога не было. Оно появилось только позднее, когда предотвратить это отпадение было уже невозможно. Таков собственно ответ на вопрос.

Такое объяснение логически состоятельно, но цена за это – несоответствие исторически сложившейся в христианстве догматике.


Вопрос:

То есть Бог, создавая ангелов, не знал, что один из них возгордится? Можно ли сделать из этого вывод, что Ему не подвластно все?


Ответ:

Если понимать "подвластно всё" в разумном смысле, то такой вывод именно из отсутствия предведения в момент творения сделать нельзя. Разумный смысл состоит вот в том, что практическое всевластие отличается от "всемогущества"; последнее невозможно даже чисто логически, а первое в принципе возможно, но, если разобраться, не совместимо с благостью Бога.

Вообще же, вывод о том, что Бог не всевластен во внешнем мироздании (но в пределах своей сущности – всевластен!), сделать можно и нужно – ведь иначе не решить проблему теодицеи, а она может быть сведена к вопросу об ограничении деятельности богоотступнических существ.


Вопрос:

Если сделать вывод, что Бог не всевластен во внешнем мироздании, то это результат осознанного отказа от вмешательства, или имеет иную причину?


Ответ:

Осознанным отказом от вмешательства, то есть, видимо, ради сохранения чьей-то "свободы" объяснить ничего не получится. Во-первых, есть "природное зло", которое можно исправить без нарушения чьей-либо свободы. Например, упразднить кишечных паразитов как класс. Во-вторых, если некий злодей совершает насилие над жертвой, то с какой стати, свобода выбора (не воли! волей злодея управлять тут не надо – он может желать чего хочет, но найдутся внешние препятствия) злодея ставится выше попрания свободы жертвы? Это нравственно недопустимо.

Поэтому дело в другом. В самых общих словах: Бог, конечно, мог бы создать подконтрольный мир, где только он творит и всем управляет, а все остальные – ничего не могут сами по себе. Ортодоксальная точка зрения заключается в том, что наш мир – именно таков; но тогда проблема теодицеи становится нерешаемой.

Иная точка зрения, в рамках которой Бога можно непротиворечиво мыслить благим, состоит в том, что в мироздании творит не только Бог, но и все остальные существа призваны к творению, к сотворчеству высшему замыслу Логоса Вселенной. Непосредственная "власть" каждого существа максимальна в пределах собственной сущности, велика в объектах, "ближайших" к нему, и находящихся в связи с ним, и ослабевает "на удалении". Бог, непосредственно в мире не воплощённый, творит мир через сотворчество тех, кто воплощены (не только физически и не только в нашем физическом мире). И если демонические силы отступили от Бога, то способностей к творчеству, воздействию на состояние и законы мира, они не утратили, но обратили во зло. Одолеть их можно только в борьбе, могущество их совершенно реально, и ограничивается только богосотворческими, добрыми силами, ведущими противоборство со злом (как пример – небесная война в Апокалипсисе, где с инфернальными силами борется не Бог непосредственно, а воинство ангелов).

 Тематики 
  1. Теодицея   (20)
  2. Метафизика   (80)
  3. Этика   (113)
  4. Богословие   (90)