В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Вопросы и комментарии

  << Пред   След >>

Смута в мусульманской метакультуре: метаисторические причины и печальное будущее

Если иметь в виду
1) метаисторическую концепцию Д.Андреева,
2) наше рассмотрение ситуации на Ближнем Востоке, которое неоднократно излагалось прежде,
3) наблюдаемые нынешние события,

то вывод должен быть очевиден.
Смута – это нарастающая активность велги мусульманской метакультуры. Это нечто такое, что разумно не укладывается в материалистические политологические концепции, показывает их ограниченность и недостаточность.


1) Уже в 2001 году говорилось, что в Ираке предназначен к уничтожению арабский уицраор (тот самый, что упоминается в "Розе Мира"), подобно тому, как это случилось в 1999 году с уицраором Югославии (РМ 4.3.34). Подлинной целью вторжения в Ирак было уничтожение иракского уицраора уицраором Америки.

Косвенным следствием гибели уицраора в 2003 году стало то, что влиятельная дотоле организация ООП (за ней стоял арабский уицраор) потеряла всякое влияние, а новое (после смерти Арафата) руководство даже начало активно сотрудничать с США. ООП быстро оказалась вытеснена политическими исламистами, за которыми стоит качественно иная сила – демонизированный эгрегор ислама (о котором также говорилось уже в 2001 году).

2) После уничтожения уицраора пробудилась велга (об этой закономерности пишет Д.Андреев). Кровавая братоубийственная война в Ираке – непосредственное следствие этого пробуждения.

Напомним, что велга одновременно может инспирировать множество противоборствующих сил: "Она – смерчеобразное средоточие множества мелких инфрафизических существ, вдохновительница анархических сил, хозяйка на полях сражений и на местах казней" (РМ 7.1.24). Целью велги является порождение страданий, вследствие чего её мощь возрастает.

3) Никаких других уицраоров в мусульманской метакультуре нет. Шрастр мусульманской метакультуры попал под власть американского уицраора и содействующих ему сил. В этих условиях, как можно понять, невозможно или крайне затруднено порождение новой династии уицраоров демиургом метакультуры.

Существуют, судя по всему, и иные способы обуздать велгу. Но в условиях, когда мусульманский шрастр под властью сил с инфернальной изнанки Запада, всё это не более осуществимо, чем порождение нового уицраора. Вообще же, надо иметь в виду, что если против велги действует светлый полюс метакультуры, то на это затрачиваются значительные силы демиурга и синклита (а они не безграничны), тогда как уицраор, подобно велге, опирается психику человеческих множеств, на силу чувств "государственного комлекса", которая оказывается сильнее разрушительного начала.

Остановить велгу мог бы американский уицраор, но этого он, конечно, делать не станет до тех пор, пока мусульманская метакультура не падёт. Её падение могло бы стать торжеством неолиберализма, поскольку с новым неолибералистическим бытием народов, составлявших прежде мусульманскую метакультуру, будут ассоциироваться безопасность и "права человека", а с исламом – бессмысленная резня. Моральное и духовное разложение народов на этом фоне никого интересовать не будет; оно почти никого из политиков не интересует и в современной России.

4) Ряд событий в странах мусульманской культуры в период 2004-2010 года, например, антиправительственные выступления в Иране, также можно объяснять воздействиями Велги.

Однако, до 2010 года включительно пожар смуты за пределами Ирака удавалось предотвратить или приостановить.

5) С 2011 года незримые нам трансфизические барьеры, охранявшие другие, помимо Ирака, страны метакультуры (в первую очередь – государственные эгрегоры) оказались подточены в достаточной степени, что воздействия велги перехлестнулись и туда.

6) Нынешняя ситуация таит в себе опасность гибели мусульманской метакультуры. Запад будет подавлять всякую силу, которая способна противостоять пожару смуты. Пример – ситуация в Ливии, где врагом оказался Каддафи, осмелившийся сопротивляться разрушительным силам.

7) Перемена отношения к мусульманам в Европе, "отказ от мультикультурализма", непосредственно связана с происходящим. Нынешние лидеры Англии, Германии, Франции убедительно и согласованно показали себя в качестве орудий высшего инфернального замысла, продвигающего в новейшей истории замысел господства неолиберальной идеологии над миром под эгидой США – именно, то что и предсказывал Д.Андреев в качестве основной опасности.

Орудием той же силы проявил себя и Медведев, когда не оказал через ООН никакого сопротивления военному вторжению Запада в Ливию. Тут нельзя не заметить расхождений Медведева и Путина, что свидетельствует о сопротивлении со стороны российского уицраора, непосредственным и главным орудием которого является Путин (сопротивление, разумеется, не против идеологии неолиберализма, а из-за вполне основательного опасения уицраора за собственное будущее, а политиков-государственников, соответственно – за суверенность и сохранность государства).

Европе больше незачем пытаться интегрировать мусульман. Если мусульманской метакультуре суждена гибель, то ни к чему пытаться её исподволь моральное разлагать соблазнами низшей свободы (это не особо и получается, т.к. демонизированный эгрегор ислама на мусульман воздействует сильнее). Теперь проще поставить ислам в отверженное положение. В самом худшем случае он мог бы стать первой традиционной религией, запрещённой за радикализм и несовместимость с неолиберальной идеологией. Это было бы прецедентом для других религий, в т.ч. христианства – принять неолиберальные стандарты, или подвергнуться гонениям.

Так или иначе, при развитии событий в нынешнем русле, ислам неизбежно сойдёт со сцены, как влиятельная религия, противостоящая неолиберализму.

Всё происходящее показывает в принципе, как инфернальная сила, движущая западным неолиберализмом, способна разрушить метакультуру без прямого насилия над населением со своей стороны, то есть – не разоблачив свою идеологическую личину в нашем мире.

8) Организованным структурам, связанным с демонизированным эгрегором ислама, таким, как Исламская Республика Иран, смута также грозит погибелью. Люди, причастные к политическому исламизму, различные мнимые "воины Аллаха" (хотя уместнее было бы сказать – сатаны) не могут быть свободны и от воздействий велги, поэтому они сами же и станут движетелями смуты. Так оно и было в Ираке в прошедшие годы. Демонизированный эгрегор ислама будет сопротивляться, но он обречён, поскольку его проводники могут действовать лишь насилием, а это усиливает велгу.

9) Если пытаться думать о возможностях спасения исламской метакультуры, то для этого нужны очень значительные трансфизические победы провиденциальных сил, способные переломить ход событий. Для нас что-либо подобное должно отобразиться становлением в мусульманском мире новой независимой государственности, способной и сопротивляться западному давлению, и обуздывать разрушительные силы велги.

 Тематики 
  1. Метаистория новейшего времени   (96)