В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Вопросы и комментарии

  << Пред   След >>

Современные Д.Андрееву литераторы

Вопрос касается оценки творчества Д.Андреева его современниками – профессиональными литераторами. Очевидно, что поэтическое дарование Д.Андреева могли признавать и те люди, которые не разделяли бы его философско-религиозную концепцию. Несмотря на то, что поэтическое творчество Андреева при его жизни не публиковалось, оно, тем не менее, могло быть известно действовавшим в эту пору литературным критикам, как оно было известно близким к Д.Л. людям. Меня интересует, сохранились ли отзывы современников-литераторов о поэтическом творчестве Д.Андреева. Собственно, на эту мысль меня натолкнуло недавнее чтение книги о К.И. Чуковском из серии ЖЗЛ, в которой упоминается, помимо известного факта дружбы К.И. с Л.Андреевым, и еще один интересный факт, встреча К.Чуковского с Вадимом Леонидовичем, который посетил советский союз в 1957 году. Наверняка мимо Чуковского не прошло известие о существовании Д.Андреева, как человека одаренного поэтическим дарованием. Но в упоминаемой мной книге об этом ничего не сказано. Известны ли высказывания К.Чуковского, может быть и других литературных критиков о поэзии Д.Андреева?


Ответ

Современники-литераторы (если говорить о широко известных именах) Д.Андреева, по большому счёту, не читали, и, кажется, просто не имели никакой возможности знать. Слышать – да, слышали многие, а читать не читали. Например, А.И.Солженицын упоминает Д.Андреева и его роман "Странники ночи":

"Сын Леонида Андреева Даниил написал роман и собрал два десятка друзей послушать его. Литературный четверг в стиле девятнадцатого века... Этот роман обошёлся каждому слушателю в двадцать пять лет исправительно-трудовых лагерей." ("В круге первом")

Здесь, кстати, виден уровень точности Солженицына, склонного увеличивать масштаб репрессий. Приговоры действительно были по 25 лет, но далеко не всем (большинство получило по 10 лет). Те, кто получили по 25 лет, включая Даниила Леонидовича и Аллу Александровну Андреевых освободились гораздо раньше.

По большому счёту, в отрыве от общей концепции, поэтическое творчество Д.Андреева вряд ли может произвести значительное впечатление. Чтобы оценить это творчество, концепцию необязательно принимать, но её нужно, по крайней мере, правильно представлять в основных чертах. Иначе слишком много непонятного.

У Даниила Андреева на первом месте – мысль, идея, смысл. Он никогда не пишет ради красоты формы и крайне редко – ради чувства, которое не было бы связано с какой-нибудь мыслью. Красота формы нужна ему как способ представления глубокого содержания. Содержание у него обычно несравненно глубже и чётче, чем в подавляющем большинстве поэтических произведений. Для стихотворного выражения оно требовало от автора очень больших усилий и новаций в организации звукового состава стихотворений.

Можно, конечно, постараться и отыскать у Д.Андреева несколько стихотворений, которые вполне можно воспринимать изолированно, но судить по ним о нём как о поэте, но... вряд ли это разумно. О малорезультативных попытках А.А. Андреевой напечать в СССР что-то нейтральное и немистическое, "о природе" из поэзии Д.Андреева после его смерти можно прочитать в "Плавании к Небесному Кремлю". Там она упоминает и несколько имён из литераторской среды.

Даниил Андреев не считал возможным открыто говорить всем о своём творчестве в существовавших в ту пору политических условиях. Если взять тот же приезд Вадима Андреева в 1957 году, то последний за два дня общения с братом не узнал решительно ничего об главном труде его жизни, не видел никаких основных произведений и, следовательно, ничего не мог бы сообщить о них К.И. Чуковскому. "Братья говорили только о себе, о семье, о поэзии" – пишет А.А.Андреева в "Плавании к Небесному Кремлю". Какой характер могли носить разговоры братьев о поэзии можно понять из их переписки 1927-1946 годов.

По словам И.Усовой о Д.Андрееве уже в 1937 говорили, что он "талантливее своего отца". Но это мнение не известных литераторов, а просто слухи в кругах московской интеллигенции тех лет.

 Тематики 
  1. Культура   (257)