В оглавление «Розы Мiра» Д.Л.Андреева
Το Ροδον του Κοσμου
Главная страница
Фонд
Кратко о религиозной и философской концепции
Основа: Труды Д.Андреева
Биографические материалы
Исследовательские и популярные работы
Вопросы/комментарии
Лента: Политика
Лента: Религия
Лента: Общество
Темы лент
Библиотека
Музыка
Видеоматериалы
Фото-галерея
Живопись
Ссылки

Лента: Вопросы и комментарии

  << Пред   След >>

Писатель Леонид Андреев

Здравствуйте. Не очень понятно, как расценивать личность отца Даниила Андреева – Леонида Андреева. Был ли он вестником? И если да, то в чем состояла его весть... Наверное не случайно рождение Даниила именно у этого одаренного отца? Но что именно мог перенять или перенял у отца Даниил Андреев?


Ответ

Как можно понять из "Розы Мира", Леонид Андреев действительно был не обычным талантливым писателем, и элементы вестничества в его творчестве есть. В чём суть этих элементов, Д.Андреев тоже пишет.

"...обратим внимание на глубокое чувство и понимание Христа у Леонида Андреева, которое он пытался выразить в ряде произведений, и в первую очередь – в своём поразительном "Иуде Искариоте", – чувство, всё время боровшееся в душе этого писателя с пониманием тёмной, демонической природы мирового закона, причём эта последняя идея, столь глубокая, какими бывают только идеи вестников, нашла в драме "Жизнь Человека" выражение настолько отчётливое, насколько позволяли условия эпохи и художественный, а не философский и не метаисторический склад души этого писателя!* Проследим далее всё ту же вестническую тенденцию, хотя и искажённую, в антропософском учительстве Андрея Белого; в бредовых идеях Хлебникова о преображении Земли и в его сумасшедших мечтах – стать правителем земного шара для этой цели; в гражданском подвиге уходившего всё глубже в религиозность Гумилёва; в высокой попытке Максимилиана Волошина – определить свою личную линию художника и современника революций и великих войн религиозно-этической заповедью: "В дни революции быть человеком, а не гражданином"." (РМ 10.1.27)

Вопрос, однако, в том, в какой полнотой и насколько неискажённо Леонид Андреев задачи вестника выполнил. Этот вопрос нам пока не вполне ясен. Если Д.Андреев пишет, что Леонид Андреев "пытался выразить" (а не просто "выразил") глубокое понимание Христа в "Иуде Искариоте", то, скорее всего, преполагается, что эти попытки нельзя считать идеально достигающими цели. Имя Леонида Андреева упоминается на страницах "Розы Мира" ещё вот в таком ряду:

"Очень немногие из имён тех, кто вступил в синклит после кратковременного пребывания в верхних чистилищах: Фет, Л. Андреев, Александр Блок, Шаляпин, Александр II, Константин Романов, академик Павлов." (РМ 3.2.111)

Здесь есть люди, внутренней проблемой которых было, вероятнее всего, безверие (Фет, Павлов), и есть случай падения вестника (Александр Блок). Конечно, причиной нисходящего посмертия Л.Андреева могли быть вовсе не какие-то моменты, связанные с его творчеством (которое, чтобы в этом отношении разобраться, следовало бы подробно проанализировать), а какие-то поступки в его частной жизни.

Рождение Д.Андреева, наверное, не было случайным, в том смысле, что какие-то природные качества в роду каждого из его родителей были действительно важны как психофизическое условие выявления способностей (в т.ч. мистических) самого Д.Андреева. Если же говорить о том, что Д.Андреев перенял у отца в плане влияния, воспитания и т.д., то он ничего и не мог перенять, поскольку воспитывался в семье родственников, и с отцом почти не общался. Причины этого таковы:

"Двадцатишестилетняя, совершенно здоровая, любимая мужем Шурочка умерла вскоре после рождения второго сына от того, что тогда называлось "послеродовой горячкой". Во многих воспоминаниях современников остался ее милый, светлый облик; осталось и описание того, какой трагедией была ее смерть для Леонида Николаевича. Иногда он предстает просто обезумевшим от горя. Новорожденного – причину смерти жены – он не мог видеть. Казалось, что ребенок обречен. Но в Берлин из Москвы приехала старшая сестра Александры Михайловны, Елизавета Михайловна Доброва. Она увезла в Москву осиротевшее существо, в котором едва теплилась жизнь, и ребенок обрел чудесную семью. Эту семью иначе как родной нельзя и называть. До шести лет им неотрывно занимлась мать Елизаветы и Александры, Бусинька, Евфросинья Варфоломеевна Шевченко." (Андреева А.А. Жизнь Даниила Андреева, рассказанная его женой)

 Тематики 
  1. Культура   (259)